Отцы-основатели первого белорусского государства: проблемы увековечения памяти / Мнения

Недавно депутат белорусского парламента Елена АНИСИМ на встрече с президентом напомнила, что в 2019 году исполнилось 100 лет со дня образования ССРБ/БССР и предложила увековечить память «отцов-основателей» белорусской государственности установкой памятников им. Она назвала несколько имен, в том числе первого белорусского академика Всеволода ИГНАТОВСКОГО и руководителя первого белорусского советского правительства Дмитрия ЖИЛУНОВИЧА. В ответ Лукашенко заявил, что не будет поддерживать «все эти инициативы по строительству памятников», сославшись на отношение определённых политических сил к памятнику Ленину на минской площади Независимости.

«Напротив вас стоит, кем-то нелюбимый, Владимир Ленин… Памятник создателю первого нашего государства, в котором мы были и многому-многому там научились. Я против борьбы с памятниками, но и категорический противник строительства новых», — сказал глава белорусского государства.

photo2В ноябре прошлого года, накануне юбилея, на страницах интернет-издания «Политринг» белорусский публицист и писатель Анатолий МАТВЕЕНКО остро поставил вопрос об увековечивании памяти белорусских политических деятелей, стоявший у основания ССРБ/БССР. Тогда он писал, что «если к столетию ССРБ ничего не изменится, мы увидим знак: высшие государственные власти страны ценят образование первого белорусского государства примерно на том же уровне, каков ранг улочки Червякова на карте столицы». Можно в чём-то не соглашаться с автором, не принимать его политическую позицию по этому и другим вопросам, но эта проблема поставлена, что говорится, вовремя и требует своего решения.

Однако, наверное, не стоит повторять, что на карте столицы без желания белорусского президента ничего не меняется, а эти желания белорусские чиновники давно уже научились предвосхищать. Чего стоит одна эпопея представителей Партии «Справедливый мир» с присвоением Минскому метрополитену имени Машерова?

В итоге первая половина юбилейного года скоро останется позади, а каких-то инициатив от городских или республиканских властей по поводу увековечивания памяти «отцов-основателей» ССРБ/БССР на карте белорусских городов не видно. А теперь вот и памятников не будет (хотя представителям альтернативной истории белорусской государственности они мало-помалу стали появляться)…

Фрагмент картины Леонида Дударенко «Минск, 1919» (1977).

Фрагмент картины Леонида Дударенко «Минск, 1919» (1977), изображающий деятелей первого правительства Советской Беларуси.

________

Историческая линия современной белорусской государственности берёт начало от Всебелорусского съезда, объявившего о необходимости образования выборных органов власти Беларуси, подотчётных российским властям, то есть о создании несуверенного государственного образования в пределах РСФСР. Затем в становлении государства был сделан шаг в сторону и тысяча шагов назад: кучка никем не уполномоченных демагогов известила мир о рождении так называемой БНР и заняла «коленно-локтевую позу» перед германскими оккупантами, отправив известное послание кайзеру:

«Рада Беларускае Народнае Рэспублікі, як выбраная прадстаўніца Беларускага Народу, зварачаецца да Вашай Імпэратарскай Вялікасьці з словамі глыбокае падзякі за вызваленьне Беларусі нямецкімі войскамі з цяжкага ўціску, чужога пануючага зьдзеку і анархіі. Рада Беларускае Народнае Рэспублікі дэкляравала незалежнасьць цэлае і непадзельнае Беларусі і просіць Вашую Імпэратарскую Вялікасьць аб абароне у яе кіраваньнях дзеля ўмацаваньня дзяржаўнае незалежнасьці і непадзельнасьці краю у сувязі з Германскай Імпэрыяй. Толькі пад абаронай Германскай Імпэрыі бачыць край сваю добрую долю у будучыні».

Проходимцы из БНР этой «писулей» жестоко скомпрометировали идею белорусской государственности в глазах российских большевиков, единственной политической силы, способной на тот момент реализовать данную идею. Белорусская элита прославила себя про-германскими, коллаборационистскими настроениями. Вменяемые белорусские деятели покидали Белорусскую социалистическую Громаду (БСГ), в том числе – лидер её левого крыла и один из отцов-основателей ССРБ Дмитрий ЖИЛУНОВИЧ.

Доктор исторических наук, профессор Э. ИОФФЕ отметил: руководители Западной области использовали факт провозглашения БНР в оккупированном Минске для усиления борьбы против самой идеи провозглашения белорусского советского государства.

В частности, сомнения в целесообразности создания такого государства высказывали руководитель Северо-Западного обкома РКП(б) Александр МЯСНИКОВ и секретарь обкома Вильгельм КНОРИН. В течение лета и осени 1918 года Кнорин опубликовал ряд статей, в которых обвинял местных политиков, в том числе большевиков, в национализме и мелкобуржуазности. Самое известное его высказывание, опубликованное в газете «Звезда» 6 октября 1918 года, прозвучало так:

«Мы считаем, что белорусы не являются нацией и что те этнографические особенности, которые их отделяют от остальных русских, должны быть изжиты. Нашей задачей является не создание новых наций, а уничтожение национальных рогаток».*

*Впрочем, в 1924 году Кнорин признавался, что «…с белорусским вопросом в первом периоде его существования наша партия не справилась…». Критически оценивая период времени с ноября 1917 года вплоть до провозглашения БССР, Кнорин писал: «…Наша партия в этот период ещё не сделала тех выводов, которые она по белорусскому вопросу должна была сделать. Она ограничилась формальным объявлением равноправия наций, но не позаботилась о том, чтобы фактически действительно привлечь к работе местный элемент. Она не поняла даже значения периодической печати на белорусском языке… Такая постановка вопроса обострила отношения между белорусской частью (меньшинством) и не-белорусской частью (большинством) организации. <…> Великодержавная тактика правящей группы работников первого белорусского советского правительства оттолкнула часть белорусских коммунистов и создала преграду дальнейшему развитию и укреплению связи партии с массами трудящихся крестьян… На путь правильного решения белорусского национального вопроса наша партия стала только во время польской оккупации…». Мы уже об этом писали.Left.BY.

Сторонниками провозглашения ССРБ были Александр ЧЕРВЯКОВ, комиссар по белорусским делам (Белнацком) при Народном комиссариате по делам национальностей РСФСР, и член белорусской секции ЦК РКП(б) Дмитрий ЖИЛУНОВИЧ (потом ставший более известным под своим литературным псевдонимом Цiшка Гартны. — Left.BY). Эти двое и их сторонники переломили ситуацию, убедили Ульянова-Ленина и Джугашвили-Сталина в необходимости белорусской государственности. Хотя бы, на первых порах, в формате внутрироссийской автономии.

Мясникова и Кнорина недопустимо характеризовать применительно к истории нашего государства исключительно в чёрном свете. Подчиняясь партийной дисциплине, они выполнили волю ЦК РКП(б) и также внесли вклад в образование ССРБ. Мясников возглавил Коммунистическую партию (большевиков) Беларуси, ставшей «руководящей и направляющей» политической силой. Кнорин был членом правительства ССРБ. Можно назвать и иные личности…

Однако ограничусь этой четвёркой: латыш Вильгельм КНОРИНЬШ (Кнорин), армянин Александр МЯСНИКЯН (Мясников), белорусы Александр ЧЕРВЯКОВ и Дмитрий ЖИЛУНОВИЧ. Все окончили жизнь трагически: Мясников в авиакатастрофе, Кнорин расстрелян в 1938 г., Жилунович в 1937 г. при невыясненных обстоятельствах погиб в психбольнице, в том же году Червяков покончил с собой. Все в официальной белорусской истории считаются положительными личностями, их деятельность оценивается преимущественно позитивно.

Однако есть большое «НО»…

С советских времён неофициально принято мерять масштаб признания исторической фигуры значимостью проспектов, улиц и площадей в крупных городах, которым присвоено имя деятеля. Зачастую одна и та же магистраль меняет название в угоду политической моде. Вспомним, как центральный проспект нашей столицы, к закату СССР именовавшийся «Ленинским» (а до ноября 1961 года бывший проспектом имени Сталина. — Left.BY), превратился в «проспект Скорины», потом литовского первопечатника «понизили» и оставили ему небольшую улицу, проспект обрёл современное название – «Независимости». В 2017 году Скорину снова подняли на щит, но в минской топонимике его новый взлёт никак не отразился.

Итак, Александр ЧЕРВЯКОВ, без кипучей деятельности которого в Народном комиссариате по делам национальностей ССРБ (а после, вероятно, и БССР) никогда не была бы провозглашена, дал фамилию очень узенькой периферийной улочке, с обеих сторон на протяжении большей её части зажатой среди ветхого деревянного частного сектора. Только после 2-го транспортного кольца эта улица постепенно выдирается из объятий трухлявых пятистенок, из двухполоски расширяется до автострады…

Но ещё в советские времена кусок за 2-м кольцом получил имя Долгиновского тракта, — Червякову и его улице не повезло…

Улица Жилуновича пересекает Партизанский проспект и только в районе этого перекрёстка выглядит прилично. К северу она вихляется и растворяется в довольно непривлекательных заводских кварталах, на юге упирается в малоэтажную застройку, на вид – конца сороковых и начала 50-х годов прошлого века.

Итак, Червяков и Жилунович, — в нашей истории они выполнили роль Джорджа Вашингтона и Томаса Джефферсона за океаном. Отцы-основатели США – самые почитаемые люди в державе, их именами что только не названо. Наши отечественные «от щедрот» удостоились двух, скажем откровенно, весьма заштатных улиц столицы. Улицы Свердлова, Кирова, Карла Маркса, Фридриха Энгельса и другие первостатейные центральные носят имена персон, к нашей истории и культуре ни малейшего отношения не имевших.

Улица Мясникова, впадающая в площадь Мясникова, находится в центре. Тут возразить нечего. Кнорин, фигура практически равноценная коллеге по компартии, «заслужил» улицу, значительная часть которой – просто аллея, разделяющая Севастопольский сквер, другая часть застроена отвратительными «хрущобами», такое жильё в Москве и в Питере давно снесли. У нас не могут разобраться с квадратными километрами гнилых бревенчатых избушек.

Я знаю, переименовывать улицы сложно. Изменения касаются справочников, табличек на домах, миллиардов документов. Дорого, хлопотно…

Но в Минске появляются новые улицы. Некоторые выглядят очень пристойно, светлые, обрамлённые новыми зданиями, не то, что мрачноватая улица Мясникова. Им порой даются названия такие… Я, например, живу близ перекрёстка ул. Гинтовта и ул. Ложинской. Витольд ГИНТОВТ – понятно, танкист, Герой Советского Союза. Фамилию «Ложинский» вроде бы никто не обессмертил, а жители квартала смеются – улица от слова «лажа». Не исключаю, что здесь когда-то была деревня, урочище, овраг или нечто иное с подобным наименованием, история тёмная…** Я уж молчу о перлах типа «3-я улица строителей», как в фильме «С лёгким паром».

**В Уручье целый ряд улиц назван в честь бывших урочищ (часть ландшафта, который резко отличается от остальных участков окружающей местности). Так, улица Городецкая получила название от урочища Городеи, Острошицкая — урочища Острошица, Шафарнянская — урочища Шафарня, Стариновская — урочища Старина, Ложинская — урочища Ложина. — blizko.by.

Кроме новых улиц, в Минске полно безымянных зелёных зон. Одна из них, расположенная между улицами Танка и Кальварийской, косым углом упирающаяся в Тимирязева, просится, чтобы ей присвоили имя Василя БЫКОВА, как раз напротив единственного дома, где жил в Минске наш прославленный писатель. Я уверен, что Червякову и Жилуновичу нашлись бы места среди других аллей, деревьев, скамеек, там нашлось бы куда поставить бюсты, памятные доски… Тишина. Зато квакает нестройный, но громкий хор голосов, требующих памятных знаков про-германским подстилкам из БНР.

Если к столетию ССРБ ничего не изменится, мы увидим знак: высшие государственные власти страны ценят образование первого белорусского государства примерно на том же уровне, каков ранг улочки Червякова на карте столицы. И тогда переименование проспекта Независимости в тракт братьев Луцкевичей будет выглядеть не столь уж несбыточным…

Источник — «Политринг»

________

Мнение автора не обязательно должно совпадать с мнением редакции.

________

Читать по теме:

«Объявляем пред всем миром…» Ко Дню рождения Советской Беларуси

«1 января 1919 года коммунисты создали белорусское государство…». К Дню рождения независимой Беларуси

«А БССР тихо живёт в белорусских сердцах…» Гомельский художник Владимир МИРОНЕНКО презентовал календарь «100 лет БССР»

ССРБ-БССР. Первое белорусское государство

100-летие БССР. Фейки от «историков»: следим за руками…


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


7 − два =

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Отцы-основатели первого белорусского государства: проблемы увековечения памяти / Мнения

Фрагмент картины Леонида Дударенко «Минск, 1919» (1977). 13/05/2019

Недавно депутат белорусского парламента Елена АНИСИМ на встрече с президентом напомнила, что в 2019 году исполнилось 100 лет со дня образования ССРБ/БССР и предложила увековечить память «отцов-основателей» белорусской государственности установкой памятников им. Она назвала несколько имен, в том числе первого белорусского академика Всеволода ИГНАТОВСКОГО и руководителя первого белорусского советского правительства Дмитрия ЖИЛУНОВИЧА. В ответ Лукашенко заявил, что не будет поддерживать «все эти инициативы по строительству памятников», сославшись на отношение определённых политических сил к памятнику Ленину на минской площади Независимости.

«Напротив вас стоит, кем-то нелюбимый, Владимир Ленин… Памятник создателю первого нашего государства, в котором мы были и многому-многому там научились. Я против борьбы с памятниками, но и категорический противник строительства новых», — сказал глава белорусского государства.

photo2В ноябре прошлого года, накануне юбилея, на страницах интернет-издания «Политринг» белорусский публицист и писатель Анатолий МАТВЕЕНКО остро поставил вопрос об увековечивании памяти белорусских политических деятелей, стоявший у основания ССРБ/БССР. Тогда он писал, что «если к столетию ССРБ ничего не изменится, мы увидим знак: высшие государственные власти страны ценят образование первого белорусского государства примерно на том же уровне, каков ранг улочки Червякова на карте столицы». Можно в чём-то не соглашаться с автором, не принимать его политическую позицию по этому и другим вопросам, но эта проблема поставлена, что говорится, вовремя и требует своего решения.

Однако, наверное, не стоит повторять, что на карте столицы без желания белорусского президента ничего не меняется, а эти желания белорусские чиновники давно уже научились предвосхищать. Чего стоит одна эпопея представителей Партии «Справедливый мир» с присвоением Минскому метрополитену имени Машерова?

В итоге первая половина юбилейного года скоро останется позади, а каких-то инициатив от городских или республиканских властей по поводу увековечивания памяти «отцов-основателей» ССРБ/БССР на карте белорусских городов не видно. А теперь вот и памятников не будет (хотя представителям альтернативной истории белорусской государственности они мало-помалу стали появляться)…

Фрагмент картины Леонида Дударенко «Минск, 1919» (1977).

Фрагмент картины Леонида Дударенко «Минск, 1919» (1977), изображающий деятелей первого правительства Советской Беларуси.

________

Историческая линия современной белорусской государственности берёт начало от Всебелорусского съезда, объявившего о необходимости образования выборных органов власти Беларуси, подотчётных российским властям, то есть о создании несуверенного государственного образования в пределах РСФСР. Затем в становлении государства был сделан шаг в сторону и тысяча шагов назад: кучка никем не уполномоченных демагогов известила мир о рождении так называемой БНР и заняла «коленно-локтевую позу» перед германскими оккупантами, отправив известное послание кайзеру:

«Рада Беларускае Народнае Рэспублікі, як выбраная прадстаўніца Беларускага Народу, зварачаецца да Вашай Імпэратарскай Вялікасьці з словамі глыбокае падзякі за вызваленьне Беларусі нямецкімі войскамі з цяжкага ўціску, чужога пануючага зьдзеку і анархіі. Рада Беларускае Народнае Рэспублікі дэкляравала незалежнасьць цэлае і непадзельнае Беларусі і просіць Вашую Імпэратарскую Вялікасьць аб абароне у яе кіраваньнях дзеля ўмацаваньня дзяржаўнае незалежнасьці і непадзельнасьці краю у сувязі з Германскай Імпэрыяй. Толькі пад абаронай Германскай Імпэрыі бачыць край сваю добрую долю у будучыні».

Проходимцы из БНР этой «писулей» жестоко скомпрометировали идею белорусской государственности в глазах российских большевиков, единственной политической силы, способной на тот момент реализовать данную идею. Белорусская элита прославила себя про-германскими, коллаборационистскими настроениями. Вменяемые белорусские деятели покидали Белорусскую социалистическую Громаду (БСГ), в том числе – лидер её левого крыла и один из отцов-основателей ССРБ Дмитрий ЖИЛУНОВИЧ.

Доктор исторических наук, профессор Э. ИОФФЕ отметил: руководители Западной области использовали факт провозглашения БНР в оккупированном Минске для усиления борьбы против самой идеи провозглашения белорусского советского государства.

В частности, сомнения в целесообразности создания такого государства высказывали руководитель Северо-Западного обкома РКП(б) Александр МЯСНИКОВ и секретарь обкома Вильгельм КНОРИН. В течение лета и осени 1918 года Кнорин опубликовал ряд статей, в которых обвинял местных политиков, в том числе большевиков, в национализме и мелкобуржуазности. Самое известное его высказывание, опубликованное в газете «Звезда» 6 октября 1918 года, прозвучало так:

«Мы считаем, что белорусы не являются нацией и что те этнографические особенности, которые их отделяют от остальных русских, должны быть изжиты. Нашей задачей является не создание новых наций, а уничтожение национальных рогаток».*

*Впрочем, в 1924 году Кнорин признавался, что «…с белорусским вопросом в первом периоде его существования наша партия не справилась…». Критически оценивая период времени с ноября 1917 года вплоть до провозглашения БССР, Кнорин писал: «…Наша партия в этот период ещё не сделала тех выводов, которые она по белорусскому вопросу должна была сделать. Она ограничилась формальным объявлением равноправия наций, но не позаботилась о том, чтобы фактически действительно привлечь к работе местный элемент. Она не поняла даже значения периодической печати на белорусском языке… Такая постановка вопроса обострила отношения между белорусской частью (меньшинством) и не-белорусской частью (большинством) организации. <…> Великодержавная тактика правящей группы работников первого белорусского советского правительства оттолкнула часть белорусских коммунистов и создала преграду дальнейшему развитию и укреплению связи партии с массами трудящихся крестьян… На путь правильного решения белорусского национального вопроса наша партия стала только во время польской оккупации…». Мы уже об этом писали.Left.BY.

Сторонниками провозглашения ССРБ были Александр ЧЕРВЯКОВ, комиссар по белорусским делам (Белнацком) при Народном комиссариате по делам национальностей РСФСР, и член белорусской секции ЦК РКП(б) Дмитрий ЖИЛУНОВИЧ (потом ставший более известным под своим литературным псевдонимом Цiшка Гартны. — Left.BY). Эти двое и их сторонники переломили ситуацию, убедили Ульянова-Ленина и Джугашвили-Сталина в необходимости белорусской государственности. Хотя бы, на первых порах, в формате внутрироссийской автономии.

Мясникова и Кнорина недопустимо характеризовать применительно к истории нашего государства исключительно в чёрном свете. Подчиняясь партийной дисциплине, они выполнили волю ЦК РКП(б) и также внесли вклад в образование ССРБ. Мясников возглавил Коммунистическую партию (большевиков) Беларуси, ставшей «руководящей и направляющей» политической силой. Кнорин был членом правительства ССРБ. Можно назвать и иные личности…

Однако ограничусь этой четвёркой: латыш Вильгельм КНОРИНЬШ (Кнорин), армянин Александр МЯСНИКЯН (Мясников), белорусы Александр ЧЕРВЯКОВ и Дмитрий ЖИЛУНОВИЧ. Все окончили жизнь трагически: Мясников в авиакатастрофе, Кнорин расстрелян в 1938 г., Жилунович в 1937 г. при невыясненных обстоятельствах погиб в психбольнице, в том же году Червяков покончил с собой. Все в официальной белорусской истории считаются положительными личностями, их деятельность оценивается преимущественно позитивно.

Однако есть большое «НО»…

С советских времён неофициально принято мерять масштаб признания исторической фигуры значимостью проспектов, улиц и площадей в крупных городах, которым присвоено имя деятеля. Зачастую одна и та же магистраль меняет название в угоду политической моде. Вспомним, как центральный проспект нашей столицы, к закату СССР именовавшийся «Ленинским» (а до ноября 1961 года бывший проспектом имени Сталина. — Left.BY), превратился в «проспект Скорины», потом литовского первопечатника «понизили» и оставили ему небольшую улицу, проспект обрёл современное название – «Независимости». В 2017 году Скорину снова подняли на щит, но в минской топонимике его новый взлёт никак не отразился.

Итак, Александр ЧЕРВЯКОВ, без кипучей деятельности которого в Народном комиссариате по делам национальностей ССРБ (а после, вероятно, и БССР) никогда не была бы провозглашена, дал фамилию очень узенькой периферийной улочке, с обеих сторон на протяжении большей её части зажатой среди ветхого деревянного частного сектора. Только после 2-го транспортного кольца эта улица постепенно выдирается из объятий трухлявых пятистенок, из двухполоски расширяется до автострады…

Но ещё в советские времена кусок за 2-м кольцом получил имя Долгиновского тракта, — Червякову и его улице не повезло…

Улица Жилуновича пересекает Партизанский проспект и только в районе этого перекрёстка выглядит прилично. К северу она вихляется и растворяется в довольно непривлекательных заводских кварталах, на юге упирается в малоэтажную застройку, на вид – конца сороковых и начала 50-х годов прошлого века.

Итак, Червяков и Жилунович, — в нашей истории они выполнили роль Джорджа Вашингтона и Томаса Джефферсона за океаном. Отцы-основатели США – самые почитаемые люди в державе, их именами что только не названо. Наши отечественные «от щедрот» удостоились двух, скажем откровенно, весьма заштатных улиц столицы. Улицы Свердлова, Кирова, Карла Маркса, Фридриха Энгельса и другие первостатейные центральные носят имена персон, к нашей истории и культуре ни малейшего отношения не имевших.

Улица Мясникова, впадающая в площадь Мясникова, находится в центре. Тут возразить нечего. Кнорин, фигура практически равноценная коллеге по компартии, «заслужил» улицу, значительная часть которой – просто аллея, разделяющая Севастопольский сквер, другая часть застроена отвратительными «хрущобами», такое жильё в Москве и в Питере давно снесли. У нас не могут разобраться с квадратными километрами гнилых бревенчатых избушек.

Я знаю, переименовывать улицы сложно. Изменения касаются справочников, табличек на домах, миллиардов документов. Дорого, хлопотно…

Но в Минске появляются новые улицы. Некоторые выглядят очень пристойно, светлые, обрамлённые новыми зданиями, не то, что мрачноватая улица Мясникова. Им порой даются названия такие… Я, например, живу близ перекрёстка ул. Гинтовта и ул. Ложинской. Витольд ГИНТОВТ – понятно, танкист, Герой Советского Союза. Фамилию «Ложинский» вроде бы никто не обессмертил, а жители квартала смеются – улица от слова «лажа». Не исключаю, что здесь когда-то была деревня, урочище, овраг или нечто иное с подобным наименованием, история тёмная…** Я уж молчу о перлах типа «3-я улица строителей», как в фильме «С лёгким паром».

**В Уручье целый ряд улиц назван в честь бывших урочищ (часть ландшафта, который резко отличается от остальных участков окружающей местности). Так, улица Городецкая получила название от урочища Городеи, Острошицкая — урочища Острошица, Шафарнянская — урочища Шафарня, Стариновская — урочища Старина, Ложинская — урочища Ложина. — blizko.by.

Кроме новых улиц, в Минске полно безымянных зелёных зон. Одна из них, расположенная между улицами Танка и Кальварийской, косым углом упирающаяся в Тимирязева, просится, чтобы ей присвоили имя Василя БЫКОВА, как раз напротив единственного дома, где жил в Минске наш прославленный писатель. Я уверен, что Червякову и Жилуновичу нашлись бы места среди других аллей, деревьев, скамеек, там нашлось бы куда поставить бюсты, памятные доски… Тишина. Зато квакает нестройный, но громкий хор голосов, требующих памятных знаков про-германским подстилкам из БНР.

Если к столетию ССРБ ничего не изменится, мы увидим знак: высшие государственные власти страны ценят образование первого белорусского государства примерно на том же уровне, каков ранг улочки Червякова на карте столицы. И тогда переименование проспекта Независимости в тракт братьев Луцкевичей будет выглядеть не столь уж несбыточным…

Источник — «Политринг»

________

Мнение автора не обязательно должно совпадать с мнением редакции.

________

Читать по теме:

«Объявляем пред всем миром…» Ко Дню рождения Советской Беларуси

«1 января 1919 года коммунисты создали белорусское государство…». К Дню рождения независимой Беларуси

«А БССР тихо живёт в белорусских сердцах…» Гомельский художник Владимир МИРОНЕНКО презентовал календарь «100 лет БССР»

ССРБ-БССР. Первое белорусское государство

100-летие БССР. Фейки от «историков»: следим за руками…

By
@
backtotop