Сергей КАЛЯКИН («Справедливый мир»): Необходимо широкое общественное обсуждение готовящихся изменений в закон о политических партиях

В середине марта глава Центризбиркома Беларуси Лидия ЕРМОШИНА в интервью телеканалу «Беларусь 24» с сожалением отметила, что политические партии в Беларуси «деградируют», и в качестве аргумента констатировала участие в выборах лишь восьми партий из 15 зарегистрированных. «Причём более активны оппозиционные…», — добавила она. 

1552496452_ermoshina_10062015_tutby_brush_phsl_img_06

Лидия ЕРМОШИНА

Мы уверены, что многоуважаемая Лидия Михайловна хорошо знает причины этого. Потому что эксперты в один голос утверждают, что этому способствует существующая в Беларуси политическая система, — и, прежде всего, мажоритарный принцип организации электоральных кампаний, в котором партии напрямую не представлены, а также отсутствие государственной поддержки партий и финансирования их из бюджета, как это происходит во всём цивилизованном мире.

В сентябре в Палату представителей должен быть внесён закон «Об изменении законов по вопросам деятельности политических партий и других общественных объединений» и, согласно утверждённому Совмином плану подготовки законопроектов, готовить документ будет Министерство юстиции; руководители ряда оппозиционных партий уже успели пообщаться с соответствующим министром.

Вот что говорит об этом (и не только об этом) лидер Белорусской партии левых «Справедливый мир» Сергей КАЛЯКИН в двух интервью, данных в начале марта «Белорусскому Партизану» (беседовала Дарья ВЫСОЦКАЯ) и «Народной воле» (№18 (4373) от 5 марта 2019 года). Мы с некоторым опозданием объединили эти интервью в один материал и предлагаем его сейчас читателям.

______

— Сергей Иванович, буквально на днях вы вместе с Анатолием ЛЕБЕДЬКО и Олегом ТРУСОВЫМ (на снимке ниже) встречались с министром юстиции Олегом СЛИЖЕВСКИМ. Какие впечатления остались от разговора?

— Это была рабочая встреча. Приняли нас нормально, выслушали. У нас было желание обсудить два вопроса: создание «Депутатского клуба», состоящего из бывших и, может быть, действующих депутатов, а также обсудить закон о политических партиях.

photo_2019-03-06_16-31-42-nerom

Фото: facebook

Идея создания «Депутатского клуба» родилась во время встречи депутатов Верховного Совета 12-го и 13-го созывов, посвященной 25-летию принятия Конституции. Был создан оргкомитет, нам было поручено подготовить документы и собрание, которое учредит парламентский клуб.

Такие клубы, кстати, есть во многих странах мира. Люди, которые работали в парламенте, обладают определённым опытом, в том числе и государственного строительства. Они могут выступать и как эксперты, и как инициаторы многих общественно-политических и экономических процессов.

В Минюсте мы хотели обсудить некоторые моменты регистрации «Депутатского клуба». Нам хотелось бы, чтобы регистрация прошла без скандалов и судов. Мы хотели узнать, как нам действовать.

Министр сказал, что министерство не осуществляет функции предварительного консультирования, и они не будут брать документы на экспертизу, после которой последовала бы регистрация. Но при этом был достигнут, на мой взгляд, компромиссный вариант. Нам сказали, что если в ходе подготовки документов возникнут какие-то вопросы, нам на них ответят.

Второй момент – законопроект о политических партиях, который в сентябре должен быть внесен в Палату представителей.

На наш взгляд, есть моменты, которые действительно следовало бы изменить в этом законе. В том числе – упрощение порядка регистрации, создания областных структур. Мы хотели договориться о сотрудничестве по этому вопросу. И готовы представить свои предложения, чтобы Минюст включил их в законопроект.

Политические партии являются основой для нашего государства. Необходимо, чтобы было какое-то общественное обсуждение этого законопроекта, потому что он затрагивает жизнь всего общества.

— А как Вы изменили бы закон о политических партиях?

— Любые изменения должны идти вместе с реформой избирательной системы, включающей вопросы частичного избрания депутатов всех уровней по партийным спискам, государственное финансирование партий и более широкие права политических партий в обсуждении вопросов, касающихся жизни людей.

Замечу, что у нас закон о политических партиях и сейчас неплохой, но он не действует!

Например,  сегодня закон декларирует, что политическая партия и каждый её член могут свободно и беспрепятственно агитировать граждан за свои идеи, свободно распространять информацию о своей партии и так далее. На деле ничего такого нет! Мы имеем фактически запрет на проведение массовых мероприятий. И если наши активисты раздают на улице партийную литературу, то могут быть привлечены к административной ответственности. И всё это в противовес действующему законодательству!

Поэтому, когда чиновники заявляют, что хотят изменить законодательство, я лично ничего хорошего не жду. Особенно когда это делается кулуарно…

Я считаю ненормальным, что сегодня для создания партии требуется 1000 человек. Нужно эту норму понижать. На наш взгляд, такие высокие пороги противоречат Конституции, которая провозглашает свободу объединений, в том числе и политических партий.

Например, сегодня в России, чтобы создать политическую партию, нужно 500 человек. И у них 146 миллионов населения… То есть у нас законодательство более жёсткое, чем в России.

В европейских странах можно создать партию хоть из пяти человек… Другое дело, что если ты хочешь участвовать в выборах и быть реальной политической силой, то должен выполнять ряд условий, причём в разных странах — по разному: либо собрать достаточное количество подписей для участия в выборах, либо иметь некоторое количество депутатов в местных органах власти, участвовать в выборах и так далее.

— Знаю, что Вы ещё поднимали вопрос о госфинансировании партий…

— В Европе, да и на постсоветском пространстве, уже не осталось стран, где нет государственного финансирования политических партий. Даже в относительно бедной Молдове есть! И в Таджикистане, который всегда отставал от нас в вопросах демократии.

Госфинансирование политических партий – это безопасность государства, защита от возможного лоббирования иностранных интересов, когда из-за отсутствия средств партии вынуждены пользоваться помощью зарубежных доноров, лоббирующих свои вопросы.

— Вы предлагаете просто всем партиям дать денег?

— Госфинансирование должно напрямую зависеть от того, какую поддержку партии получат на выборах.

Министр сказал, что готов рассмотреть этот вопрос, и что ждёт наших предложений, готов их обсуждать. Не исключено, что представителей политических партий будут приглашать на обсуждение каких-то вопросов.

Так что в целом встреча была весьма конструктивной, ну а что будет дальше – жизнь покажет!

Как сказал министр, что основные изменения в закон о политических партиях связаны с тем, что международная организация, созданная Советом Европы (GRECO — Группа государств по борьбе с коррупцией), требует, чтобы партии предоставляли ежегодные отчёты о своей финансовой деятельности.

Но в условиях, когда белорусские политические партии практически никаких финансов не имеют, это требования выглядит довольно странно. Потому что аудиты, которые нужно проводить, требуют финансовых затрат, сопоставимых с финансовыми средствами, которыми сегодня располагают политические партии.

Поэтому здесь может быть объединение вопросов финансирования и более глубокого контроля за осуществлением финансовой деятельности – тогда это будет правильно.

— А Олег СЛИЖЕВСКИЙ не говорил, насколько реален сценарий с финансированием партий?

— Судя по всему, государство будет противиться этому в силу политических причин. Но объяснять отказ будут, наверное, так, как нам сказал министр: есть сложности с бюджетом, сокращается госфинансирование предприятий реального сектора.

И в этих условиях нужно очень сильно постараться убедить тех, кто будет принимать решение, в целесообразности направления государственных средств на поддержку политических партий.

Но дело в том, что деньги, которые могут получить партии, не сопоставимы с государственным бюджетом!

Математика простая.

Мы предлагаем, чтобы партии получали средства пропорционально полученным голосам на выборах, и каждый голос будет равен 2% минимальной зарплаты в Беларуси.

Если зарплата около 300 рублей, то речь идет всего о 6 рублях за каждый голос. Если считать, что у нас 7 миллионов избирателей, то общая сумма, которую можно будет выделить на политические партии, не может превышать 42 миллиона белорусских рублей.

Но, вместе с тем, для партий это будет очень существенная поддержка!

Надо понимать, что у нас нет голосования по партийным спискам, у нас партии даже не во всех округах представлены. Значит, максимум, который могут получить все партии, в том числе и проправительственные, около 20 миллионов белорусских рублей в год.

— Это на все партии сразу?

— Да. На все. Если разделить эту сумму на 15 политических партий, то, грубо говоря, получается по миллиону (белорусских рублей) в год. Для партий это немалые деньги – полмиллиона долларов!

Сегодня белорусские партии все вместе не располагают таким объёмом ресурсов. Поэтому это была бы серьёзная поддержка для партий и минимальные расходы для страны.

И обратите внимание: это расчёты, которые были бы возможны при 100-процентной явке, а мы знаем, что у нас даже официально регистрируемая явка на выборах в лучшем случае составляет 85%. А на местных – около 60. Значит, разговор о ещё меньших суммах!

Но важен сам принцип.

И если государство пойдёт на поддержку одного из институтов государства, то это будет большой шаг вперёд, даже при том, что на начальном этапе поддержка будет совершенно небольшой.

Введение финансирования, которое не требует внесения изменений в Конституцию, может стать шагом к введению пропорционально-мажоритарной избирательной системы.

С точки зрения нашей страны – это, конечно, революционные изменения. Но все остальные страны, как я сказал, уже осознали необходимость таких изменений.

Будут ли приняты наши предложения – покажет время. Мы намерены их лоббировать…

— У нас есть партии, которые только под выборы и просыпаются. Яркий пример — Белорусская социально-спортивная партия

— Некоторые партии в США тоже начинают свою работу только во время выборов. Но в нашем случае всё немного не так, потому что социально-спортивная партия не сама «просыпается», а её «будят» специально. Но не для того, чтобы она участвовала в выборах, а для того, чтобы присутствовала в избирательных комиссиях.  Ведь в составе избирательных комиссий должно быть не менее 30% представителей политических партий, и их надо где-то искать! Поэтому у некоторых и появляются сомнения, что социально-спортивная партия занимается какой-то политической деятельностью (про то, как журналисты «Еврорадио для Беларуси» искали офис БССП — читайте в их материале. — Left.BY).

Кстати, Белорусская аграрная партия «просыпается» тоже только под выборы. Причём удивительный факт: больше всего представителей у неё почему-то в Минске, хотя аграрии вроде бы должны быть представлены как раз больше на селе и в регионах

Но это всё издержки белорусской политической системы. Все прекрасно понимают, что некоторые партии нужны власти для того, чтобы создать определённую демократическую ширму.

— А как обстоят дела с финансами конкретно в Вашей партии?

— Это больной вопрос для всех партий, не только для нас. В отличие от общественных организаций, политические партии не могут получать зарубежную помощь, не могут получать поддержку от государственных предприятий и предприятий с государственной долей. Не могут получать средства от коммерческих структур с участием иностранного капитала.

Фактически мы можем рассчитывать только на членские взносы, пожертвования от белорусских физических и юридических лиц.

В нашей партии размер взноса минимальный – 40 рублей в год с каждого члена. Мы понимаем, что люди живут небогато, и для некоторых и эта сумма – весьма приличная. А кто-то платит и по 300, и по 500 рублей.

Ещё мы получаем пожертвования от людей, но это происходит крайне редко. Прежде всего из-за того, что это может отрицательно сказаться на тех, кто имеет деньги. Многие приватно говорят: лучше поехали прогуляем этот миллион рублей, потому что если я дам тебе эти деньги в виде пожертвований на партию, то могу потерять весь свой бизнес. К сожалению, это наша действительность…

Государство сегодня делает все, чтобы политические партии погибли. Но они пока живут. Вопреки всему.

— Сергей Иванович, а на пресс-конференции Лукашенко ваша партия была представлена какими-то экспертами?

— Нет. На мой взгляд, эта пресс-конференция была демонстрацией нашей позиции для России. Большинство приглашенных, скажем так, нелояльных к власти политиков, представляли национально-ориентированный блок. И не зря Лукашенко основными людьми, для которых случился бенефис на этом мероприятии, выбрал Трусова, Голубева и Романчука.

На мой взгляд, это не случайно. Это продолжение спора с Россией. Лукашенко хочет защититься, показать, что, с одной стороны, белорусский народ против объединения и он не может на это пойти, а с другой стороны – это демонстрация того, что если он уйдёт, то придут те, которые с Россией вообще никаких дел иметь не будут.

Это такая хорошо известная попытка воздействия, которую использует наша власть.

— Среди приглашенных экспертов был Сергей ВОЗНЯК. Он ещё член вашей партии?

— Конечно. Но он был приглашён не как член нашей партии, поэтому я и говорю о том, что «Справедливый мир» на этом мероприятии не был представлен. Сергей является членом общественного объединения «Говори правду!».

Наша партия не запрещает своим членам состоять в других общественных объединениях. Сергей ВОЗНЯК использует это право и является одним из руководителей общественного объединения «Говори правду». И именно в этом качестве он был приглашен на пресс-конференцию. Кстати, в самый последний момент.

— Вас не смущает, что довольно узнаваемые члены вашей партии сегодня больше ассоциируются не со «Справедливым миром», а как раз с другими организациями?

— В каждой партии есть устав, который не следует нарушать. Возняк его не нарушает. Вопрос, нравится ли нам, что он лицо другой организации? У нас есть партийное решение, что наши люди как раз должны активно работать в составе других общественных объединений, активно пропагандируя наши идеи и расширяя круг наших сторонников.

А Возняк, я это точно знаю, продвигает наши идеи.

Или в независимых профсоюзах процентов 40 руководителей все региональных отделений – это члены нашей партии.

Мы считаем это положительным явлением, а не отрицательным. Мы работаем в трудовых коллективах, постоянно общаемся с людьми. Другое дело, когда член какой-то партии начинает работать против интересов партии, возникает конфликт.

Источник — «Белорусский Партизан», «Справедливый мир»

________

Читать ещё:

Сергей КАЛЯКИН («Справедливый мир»): Угроза белорусскому суверенитету существует, но исходит она от неработающей экономики

Сергей КАЛЯКИН («Справедливый мир»): Союзный договор и сегодня является хорошей базой для социально-экономического прогресса и повышения благосостояния народов России и Беларуси

«Суверенитет тюрьмы для сидящих в этой тюрьме заключенных никакой ценности не имеет…» Белорусские оппозиционные левые на круглом столе клуба «Профессионально об актуальном»


  1. Алекс К. on 04/01/2019 at 08:39 said:

    Наивные прожектёры….

  2. Алекс К. on 04/01/2019 at 19:20 said:

    «Говори правду» — организация в принципе буржуазная и антикоммунистическая и членство в ней «левого» из партии «Справедливый мир» по меньшей мере странно…

  3. Алекс К. on 04/02/2019 at 07:33 said:

    О.О. «Говори правду» буржуазная антикоммунистическая организация с русофобским и националистическим душком! И нахождение в ней члена Бюро ЦК левой партии «Справедливый мир», считающего себя коммунистом, по меньшей мере странно….

  4. Алекс К. on 04/02/2019 at 19:51 said:

    Хотелось бы спросить администратора сайта Left.by, а зачем вы изменили мой комментарий?! Я ведь написал: «О.О.«Говори правду» — организация в принципе буржуазная и антикоммунистическая с русофобским и националистическим душком и членство в ней члена Бюро ЦК левой партии «Справедливый мир», считающего себя коммунистом, по меньшей мере странно…

    • Александр Ульянычев on 04/03/2019 at 12:02 said:

      Никто Ваш комментарий не менял. Просто по вполне объективным причинам мы недостаточно оперативно их модерируем (комментарии попадают на сайт только после проверки модератором). Наберитесь терпения и/или не пишите их «очередями».

  5. Алекс К. on 04/03/2019 at 08:44 said:

    На фото: …Друзья-соратники…какая идиллия….

Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


× 3 = двадцать семь

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Сергей КАЛЯКИН («Справедливый мир»): Необходимо широкое общественное обсуждение готовящихся изменений в закон о политических партиях

21/03/2019

В середине марта глава Центризбиркома Беларуси Лидия ЕРМОШИНА в интервью телеканалу «Беларусь 24» с сожалением отметила, что политические партии в Беларуси «деградируют», и в качестве аргумента констатировала участие в выборах лишь восьми партий из 15 зарегистрированных. «Причём более активны оппозиционные…», — добавила она. 

1552496452_ermoshina_10062015_tutby_brush_phsl_img_06

Лидия ЕРМОШИНА

Мы уверены, что многоуважаемая Лидия Михайловна хорошо знает причины этого. Потому что эксперты в один голос утверждают, что этому способствует существующая в Беларуси политическая система, — и, прежде всего, мажоритарный принцип организации электоральных кампаний, в котором партии напрямую не представлены, а также отсутствие государственной поддержки партий и финансирования их из бюджета, как это происходит во всём цивилизованном мире.

В сентябре в Палату представителей должен быть внесён закон «Об изменении законов по вопросам деятельности политических партий и других общественных объединений» и, согласно утверждённому Совмином плану подготовки законопроектов, готовить документ будет Министерство юстиции; руководители ряда оппозиционных партий уже успели пообщаться с соответствующим министром.

Вот что говорит об этом (и не только об этом) лидер Белорусской партии левых «Справедливый мир» Сергей КАЛЯКИН в двух интервью, данных в начале марта «Белорусскому Партизану» (беседовала Дарья ВЫСОЦКАЯ) и «Народной воле» (№18 (4373) от 5 марта 2019 года). Мы с некоторым опозданием объединили эти интервью в один материал и предлагаем его сейчас читателям.

______

— Сергей Иванович, буквально на днях вы вместе с Анатолием ЛЕБЕДЬКО и Олегом ТРУСОВЫМ (на снимке ниже) встречались с министром юстиции Олегом СЛИЖЕВСКИМ. Какие впечатления остались от разговора?

— Это была рабочая встреча. Приняли нас нормально, выслушали. У нас было желание обсудить два вопроса: создание «Депутатского клуба», состоящего из бывших и, может быть, действующих депутатов, а также обсудить закон о политических партиях.

photo_2019-03-06_16-31-42-nerom

Фото: facebook

Идея создания «Депутатского клуба» родилась во время встречи депутатов Верховного Совета 12-го и 13-го созывов, посвященной 25-летию принятия Конституции. Был создан оргкомитет, нам было поручено подготовить документы и собрание, которое учредит парламентский клуб.

Такие клубы, кстати, есть во многих странах мира. Люди, которые работали в парламенте, обладают определённым опытом, в том числе и государственного строительства. Они могут выступать и как эксперты, и как инициаторы многих общественно-политических и экономических процессов.

В Минюсте мы хотели обсудить некоторые моменты регистрации «Депутатского клуба». Нам хотелось бы, чтобы регистрация прошла без скандалов и судов. Мы хотели узнать, как нам действовать.

Министр сказал, что министерство не осуществляет функции предварительного консультирования, и они не будут брать документы на экспертизу, после которой последовала бы регистрация. Но при этом был достигнут, на мой взгляд, компромиссный вариант. Нам сказали, что если в ходе подготовки документов возникнут какие-то вопросы, нам на них ответят.

Второй момент – законопроект о политических партиях, который в сентябре должен быть внесен в Палату представителей.

На наш взгляд, есть моменты, которые действительно следовало бы изменить в этом законе. В том числе – упрощение порядка регистрации, создания областных структур. Мы хотели договориться о сотрудничестве по этому вопросу. И готовы представить свои предложения, чтобы Минюст включил их в законопроект.

Политические партии являются основой для нашего государства. Необходимо, чтобы было какое-то общественное обсуждение этого законопроекта, потому что он затрагивает жизнь всего общества.

— А как Вы изменили бы закон о политических партиях?

— Любые изменения должны идти вместе с реформой избирательной системы, включающей вопросы частичного избрания депутатов всех уровней по партийным спискам, государственное финансирование партий и более широкие права политических партий в обсуждении вопросов, касающихся жизни людей.

Замечу, что у нас закон о политических партиях и сейчас неплохой, но он не действует!

Например,  сегодня закон декларирует, что политическая партия и каждый её член могут свободно и беспрепятственно агитировать граждан за свои идеи, свободно распространять информацию о своей партии и так далее. На деле ничего такого нет! Мы имеем фактически запрет на проведение массовых мероприятий. И если наши активисты раздают на улице партийную литературу, то могут быть привлечены к административной ответственности. И всё это в противовес действующему законодательству!

Поэтому, когда чиновники заявляют, что хотят изменить законодательство, я лично ничего хорошего не жду. Особенно когда это делается кулуарно…

Я считаю ненормальным, что сегодня для создания партии требуется 1000 человек. Нужно эту норму понижать. На наш взгляд, такие высокие пороги противоречат Конституции, которая провозглашает свободу объединений, в том числе и политических партий.

Например, сегодня в России, чтобы создать политическую партию, нужно 500 человек. И у них 146 миллионов населения… То есть у нас законодательство более жёсткое, чем в России.

В европейских странах можно создать партию хоть из пяти человек… Другое дело, что если ты хочешь участвовать в выборах и быть реальной политической силой, то должен выполнять ряд условий, причём в разных странах — по разному: либо собрать достаточное количество подписей для участия в выборах, либо иметь некоторое количество депутатов в местных органах власти, участвовать в выборах и так далее.

— Знаю, что Вы ещё поднимали вопрос о госфинансировании партий…

— В Европе, да и на постсоветском пространстве, уже не осталось стран, где нет государственного финансирования политических партий. Даже в относительно бедной Молдове есть! И в Таджикистане, который всегда отставал от нас в вопросах демократии.

Госфинансирование политических партий – это безопасность государства, защита от возможного лоббирования иностранных интересов, когда из-за отсутствия средств партии вынуждены пользоваться помощью зарубежных доноров, лоббирующих свои вопросы.

— Вы предлагаете просто всем партиям дать денег?

— Госфинансирование должно напрямую зависеть от того, какую поддержку партии получат на выборах.

Министр сказал, что готов рассмотреть этот вопрос, и что ждёт наших предложений, готов их обсуждать. Не исключено, что представителей политических партий будут приглашать на обсуждение каких-то вопросов.

Так что в целом встреча была весьма конструктивной, ну а что будет дальше – жизнь покажет!

Как сказал министр, что основные изменения в закон о политических партиях связаны с тем, что международная организация, созданная Советом Европы (GRECO — Группа государств по борьбе с коррупцией), требует, чтобы партии предоставляли ежегодные отчёты о своей финансовой деятельности.

Но в условиях, когда белорусские политические партии практически никаких финансов не имеют, это требования выглядит довольно странно. Потому что аудиты, которые нужно проводить, требуют финансовых затрат, сопоставимых с финансовыми средствами, которыми сегодня располагают политические партии.

Поэтому здесь может быть объединение вопросов финансирования и более глубокого контроля за осуществлением финансовой деятельности – тогда это будет правильно.

— А Олег СЛИЖЕВСКИЙ не говорил, насколько реален сценарий с финансированием партий?

— Судя по всему, государство будет противиться этому в силу политических причин. Но объяснять отказ будут, наверное, так, как нам сказал министр: есть сложности с бюджетом, сокращается госфинансирование предприятий реального сектора.

И в этих условиях нужно очень сильно постараться убедить тех, кто будет принимать решение, в целесообразности направления государственных средств на поддержку политических партий.

Но дело в том, что деньги, которые могут получить партии, не сопоставимы с государственным бюджетом!

Математика простая.

Мы предлагаем, чтобы партии получали средства пропорционально полученным голосам на выборах, и каждый голос будет равен 2% минимальной зарплаты в Беларуси.

Если зарплата около 300 рублей, то речь идет всего о 6 рублях за каждый голос. Если считать, что у нас 7 миллионов избирателей, то общая сумма, которую можно будет выделить на политические партии, не может превышать 42 миллиона белорусских рублей.

Но, вместе с тем, для партий это будет очень существенная поддержка!

Надо понимать, что у нас нет голосования по партийным спискам, у нас партии даже не во всех округах представлены. Значит, максимум, который могут получить все партии, в том числе и проправительственные, около 20 миллионов белорусских рублей в год.

— Это на все партии сразу?

— Да. На все. Если разделить эту сумму на 15 политических партий, то, грубо говоря, получается по миллиону (белорусских рублей) в год. Для партий это немалые деньги – полмиллиона долларов!

Сегодня белорусские партии все вместе не располагают таким объёмом ресурсов. Поэтому это была бы серьёзная поддержка для партий и минимальные расходы для страны.

И обратите внимание: это расчёты, которые были бы возможны при 100-процентной явке, а мы знаем, что у нас даже официально регистрируемая явка на выборах в лучшем случае составляет 85%. А на местных – около 60. Значит, разговор о ещё меньших суммах!

Но важен сам принцип.

И если государство пойдёт на поддержку одного из институтов государства, то это будет большой шаг вперёд, даже при том, что на начальном этапе поддержка будет совершенно небольшой.

Введение финансирования, которое не требует внесения изменений в Конституцию, может стать шагом к введению пропорционально-мажоритарной избирательной системы.

С точки зрения нашей страны – это, конечно, революционные изменения. Но все остальные страны, как я сказал, уже осознали необходимость таких изменений.

Будут ли приняты наши предложения – покажет время. Мы намерены их лоббировать…

— У нас есть партии, которые только под выборы и просыпаются. Яркий пример — Белорусская социально-спортивная партия

— Некоторые партии в США тоже начинают свою работу только во время выборов. Но в нашем случае всё немного не так, потому что социально-спортивная партия не сама «просыпается», а её «будят» специально. Но не для того, чтобы она участвовала в выборах, а для того, чтобы присутствовала в избирательных комиссиях.  Ведь в составе избирательных комиссий должно быть не менее 30% представителей политических партий, и их надо где-то искать! Поэтому у некоторых и появляются сомнения, что социально-спортивная партия занимается какой-то политической деятельностью (про то, как журналисты «Еврорадио для Беларуси» искали офис БССП — читайте в их материале. — Left.BY).

Кстати, Белорусская аграрная партия «просыпается» тоже только под выборы. Причём удивительный факт: больше всего представителей у неё почему-то в Минске, хотя аграрии вроде бы должны быть представлены как раз больше на селе и в регионах

Но это всё издержки белорусской политической системы. Все прекрасно понимают, что некоторые партии нужны власти для того, чтобы создать определённую демократическую ширму.

— А как обстоят дела с финансами конкретно в Вашей партии?

— Это больной вопрос для всех партий, не только для нас. В отличие от общественных организаций, политические партии не могут получать зарубежную помощь, не могут получать поддержку от государственных предприятий и предприятий с государственной долей. Не могут получать средства от коммерческих структур с участием иностранного капитала.

Фактически мы можем рассчитывать только на членские взносы, пожертвования от белорусских физических и юридических лиц.

В нашей партии размер взноса минимальный – 40 рублей в год с каждого члена. Мы понимаем, что люди живут небогато, и для некоторых и эта сумма – весьма приличная. А кто-то платит и по 300, и по 500 рублей.

Ещё мы получаем пожертвования от людей, но это происходит крайне редко. Прежде всего из-за того, что это может отрицательно сказаться на тех, кто имеет деньги. Многие приватно говорят: лучше поехали прогуляем этот миллион рублей, потому что если я дам тебе эти деньги в виде пожертвований на партию, то могу потерять весь свой бизнес. К сожалению, это наша действительность…

Государство сегодня делает все, чтобы политические партии погибли. Но они пока живут. Вопреки всему.

— Сергей Иванович, а на пресс-конференции Лукашенко ваша партия была представлена какими-то экспертами?

— Нет. На мой взгляд, эта пресс-конференция была демонстрацией нашей позиции для России. Большинство приглашенных, скажем так, нелояльных к власти политиков, представляли национально-ориентированный блок. И не зря Лукашенко основными людьми, для которых случился бенефис на этом мероприятии, выбрал Трусова, Голубева и Романчука.

На мой взгляд, это не случайно. Это продолжение спора с Россией. Лукашенко хочет защититься, показать, что, с одной стороны, белорусский народ против объединения и он не может на это пойти, а с другой стороны – это демонстрация того, что если он уйдёт, то придут те, которые с Россией вообще никаких дел иметь не будут.

Это такая хорошо известная попытка воздействия, которую использует наша власть.

— Среди приглашенных экспертов был Сергей ВОЗНЯК. Он ещё член вашей партии?

— Конечно. Но он был приглашён не как член нашей партии, поэтому я и говорю о том, что «Справедливый мир» на этом мероприятии не был представлен. Сергей является членом общественного объединения «Говори правду!».

Наша партия не запрещает своим членам состоять в других общественных объединениях. Сергей ВОЗНЯК использует это право и является одним из руководителей общественного объединения «Говори правду». И именно в этом качестве он был приглашен на пресс-конференцию. Кстати, в самый последний момент.

— Вас не смущает, что довольно узнаваемые члены вашей партии сегодня больше ассоциируются не со «Справедливым миром», а как раз с другими организациями?

— В каждой партии есть устав, который не следует нарушать. Возняк его не нарушает. Вопрос, нравится ли нам, что он лицо другой организации? У нас есть партийное решение, что наши люди как раз должны активно работать в составе других общественных объединений, активно пропагандируя наши идеи и расширяя круг наших сторонников.

А Возняк, я это точно знаю, продвигает наши идеи.

Или в независимых профсоюзах процентов 40 руководителей все региональных отделений – это члены нашей партии.

Мы считаем это положительным явлением, а не отрицательным. Мы работаем в трудовых коллективах, постоянно общаемся с людьми. Другое дело, когда член какой-то партии начинает работать против интересов партии, возникает конфликт.

Источник — «Белорусский Партизан», «Справедливый мир»

________

Читать ещё:

Сергей КАЛЯКИН («Справедливый мир»): Угроза белорусскому суверенитету существует, но исходит она от неработающей экономики

Сергей КАЛЯКИН («Справедливый мир»): Союзный договор и сегодня является хорошей базой для социально-экономического прогресса и повышения благосостояния народов России и Беларуси

«Суверенитет тюрьмы для сидящих в этой тюрьме заключенных никакой ценности не имеет…» Белорусские оппозиционные левые на круглом столе клуба «Профессионально об актуальном»

By
@
backtotop