Простите нас, Жорес Иванович…

Выражение «невосполнимая потеря» давно стало штампом от слишком частого применения. Но уход из жизни Жореса Ивановича АЛФЁРОВА — это действительно потеря, которую невозможно восполнить. Пока другие спешили сколачивать состояния для себя, он боролся ради науки, без которой, по его мнению, будущего у страны быть не могло. «Думаю, что если бы не Жорес Иванович, не его принципиальность в то время, трудное время, нам бы сейчас досталось ещё худшее наследство», — сказал по этому поводу ректор МГУ Виктор САДОВНИЧИЙ; а он знал, что говорит…

6bfcb12b5fc872088afb56a19c23ad8d

Нобелевский лауреат Жорес АЛФЁРОВ в рабочем кабинете в Государственной Думе РФ. Фото: Владимир Федоренко / РИА Новости

Но будем ли мы достойны Жореса АЛФЁРОВА? Об этом попробовал поразмышлять редактор раздела «Общество» интернет-портала АиФ.ru Андрей СИДОРЧИК. Мы взяли на себя смелость и дополнили его видение…

Жорес, брат Маркса

Отец Жореса Ивановича — Иван Карпович АЛФЁРОВ — во время Гражданской войны командовал кавалерийским полком РККА, затем был уполномоченным ВЧК на пограничной заставе, был служащим, начальником отдела в Министерстве бумажной и деревообрабатывающей промышленности Белорусской ССР. На пограничной заставе, собственно, и познакомился со своей будущей женой — Анной Владимировной РОЗЕНБЛЮМ — когда квартировал у неё…

Родители, будучи не только коммунистами, но ещё и романтиками, не поскупились на социалистические имена для сыновей. Будущего учёного они  назвали в честь лидер французских социалистов Жана ЖОРЕСА, убеждённого пацифиста и противника войны, убитого националистом накануне Первой мировой войны.

«Родители думали, будет девочка, Валерия, рассказывал потом сам Алфёров в эфире телеканала «Белрос». — Но родился мальчик. А папа перед этим прочитал большую статью о Жане Жоресе и, впечатлившись поступками героя, назвал меня».

Старшего же брата Жореса отец с матерью нарекли Марксом; 20-летний Маркс Иванович АЛФЁРОВ в 1944 году погибнет в боях с нацистами, а его брат всю свою жизнь будет трудиться так, чтобы соответствовать памяти Маркса и всех павших, ценой своих жизней спасших наше будущее.

«Он погиб в последние дни Корсунь-Шевченковской битвы в деревне Хильки, — вспоминал Жорес Иванович. — Он прошёл самые тяжёлые битвы Великой Отечественной: Сталинград, Курскую дугу и, наконец, Корсунь-Шевченковское побоище. Эта битва закончилась 17 февраля 1944 года, а накануне — 15 февраля — Марксик погиб. Как он погиб, мы не знаем. Была просто похоронка, потом пришло письмо, где ещё раз подтверждалось, что он пал в боях за Родину, поскольку мама продолжала посылать запросы, всё ещё на что-то надеясь. Ответы повторялись с одним стандартным текстом: погиб в боях за социалистическую Родину…»

Сам Жорес уже после войны окончил школу в Минске с золотой медалью (теперь та мужская школа, ныне — гимназия №42 — носит его имя). Потом были несколько семестров, проведённых на энергофаке БПИ (ныне — БНТУ), и факультет электронной техники в ЛЭТИ, после окончания которого Алфёрова приняли на работу в легендарный Физико-технический институт. Он участвовал в создании первых плоскостных транзисторов, появление которых совершило переворот в области электронных средств связи, проводил работы, связанные с созданием отечественного атомного подводного флота.

d291197fde57ab9bab0c04c210d50175

У могилы брата, Украина. 1956 год. Фото из книги Ж. Алфёрова «Наука и общество»

Полупроводниковые гетероструктуры, лежащие в основе привычных сегодня «гаджетов», принесли Алфёрову Нобелевскую премию.

«В 1993 году я продал видеомагнитофон просто для того, чтобы купить продукты…»

К моменту распада СССР он был учёным с мировым именем, который с лёгкостью нашел бы себе работу в самых престижных научных институтах мира. Вместо этого Алфёров, словно атлант из греческих мифов, держал на своих плечах вверенный ему институт, изыскивая средства на то, чтобы великая научная школа не загнулась окончательно.

В интервью журналисту Владиславу ШУРЫГИНУ Жорес Иванович вспоминал:

«Годовой бюджет 1991 года составил около восьмидесяти миллионов долларов, а всего через год, в 1992 году, он сократился в двадцать(!) раз. Это была катастрофа! Было восемьдесят миллионов, а стало четыре. Поясню, что это значит. У меня не было денег даже, чтобы заплатить за вывоз мусора, за электричество, само собой, катастрофически упала зарплата. Моя личная зарплата тогда была в районе пятидесяти долларов. В 1993 году я продал видеомагнитофон просто для того, чтобы купить продукты. Тогда мы смогли выжить, прежде всего, благодаря нашим международным связям…»

Пока другие спешили сколачивать состояния для себя, он боролся ради науки, без которой, по его мнению, будущего у страны быть не могло. И если «огонёк» научной мысли в России до сих пор не погас, то это заслуг таких подвижников, как Жорес АЛФЁРОВ.

«Мы очень много теряем в школе…»

Он был очень интеллигентным человеком, но за этой интеллигентностью скрывался человек, непоколебимый в своих убеждениях. Он никогда не отрекался от социализма, от советской эпохи, и говорил зачастую вещи, крайне неудобные для властей. Он так и не стал главой Академии Наук, на что, безусловно, имел все основания претендовать.

Но Алфёрова интересовали не чины и должности, а то, что останется после него, кто поведёт науку дальше. В 2013 году в беседе он говорил:

«Мы создали лицей «Физико-техническая школа». Идеология здесь такая — мы «инфицируем» этих ребят наукой. Мы их набираем в 13 лет в восьмой класс, и они заражаются этим делом. Очень многие потом идут в науку, несмотря на всё. Но ко мне сейчас приходят учителя (лицей — это компонента моего университета) и говорят, что нам уже нужно иметь лицей с 5-го класса. Конкурс у нас большой, но упало образование в школе, и дети теперь намного менее подготовленные приходят в лицей.

Папа у меня был старый большевик. Он как-то мне сказал, что у Владимира Ильича Ленина были такие слова: «Когда-нибудь наступят такие замечательные времена, когда в мире останется только три профессии: врач, учитель и инженер». Учитель — центральная фигура. Каждый из нас помнит своих школьных учителей и какую роль они сыграли. Мы должны вернуть учителю это значение. У меня в лицее замечательные учителя. И ребята по-другому к этому относятся. Мы очень много теряем в школе. Мы должны сохранять многие сельские школы».

В том же 2013-м он в интервью екатеринбургскому ИА «Накануне.RU» сказал:

«Когда мы запустили спутник, Эйзенхауэр и Кеннеди сказали, что русские выиграли космическую гонку не на ракетном полигоне, а за школьной партой. ..»

«Плоская Земля» нобелевских лауреатов не рождает

Жорес Иванович ушёл. А мы, осиротев, должны оглядеться вокруг и понять — куда мы движемся и чего хотим.

В той беседе 2013 года Алферов с грустью признавал, что с широкой популяризацией науки дело обстоит плохо. Когда-то страна прилипала к экранам телевизоров, чтобы посмотреть «Очевидное-невероятное», а журнал «Наука и жизнь» был нарасхват.

Сегодня россияне смотрят «содержательные» программы о плоской Земле, шоу о битвах магов, «сенсационные» истории об «окаменевших девушках» и инопланетянах на перевале Дятлова.

Хотелось ошибиться, но вряд ли какой-то федеральный канал посвятит несколько часов своего вечернего шоу памяти Жореса АЛФЁРОВА, как это бывает с ушедшими из жизни актерами.

«Советская власть по своей природе это была власть народная…»

Он и в самом деле до конца своих дней очень по-особому относился и к нашей «общей Родине» — СССР, советской власти и советской государственности. Вот несколько цитат:

«Советская власть обидела миллионы людей, но по своей природе это была власть народная. Советы были рождены в 1905 году самим народом, их не придумал Ленин или Сталин, они возникли из движения масс против реального угнетения. Конечно, у этой власти была масса ошибок и прямых преступлений, но нужно учитывать одну вещь: при всех отрицательных моментах это была первая более-менее удачная (потому что продолжалась 70 лет) попытка создания государства социальной справедливости«.

«Убежден, что разрушение Советского Союза было, есть и надолго останется самой большой трагедией ХХ века, прежде всего для народов бывшего СССР. От этого выиграла небольшая кучка партократов-плутократов и национальные элиты, возглавившие созданные на основе союзных республик новые государства. Подавляющее большинство населения оказалось обмануто и сегодня влачит жалкое существование, еле сводя концы с концами».

Именно оттуда, из советского прошлого, а ещё из семьи, по-видимости, было его особое отношение к социальной справедливости. Как тут не вспомнить бокал с вином депутата российской Госдумы от КПРФ Алфёрова (а он долгое время, почти 20 лет, входил во фракцию КПРФ, оставаясь беспартийным), с помощью которого он, нобелевский лауреат, образно продемонстрировал социальное состояние российского общества:

«Содержимое его принадлежит – увы! – всего-навсего 10% населения. А ножка, на которой держится бокал, – это остальное население».

И ещё…

«…государственником можно быть, когда государство заботится о своих гражданах. Но если гражданина заставляют платить за образование и медицинское обслуживание, пенсию накапливать из собственных средств, жилье и коммунальные услуги оплачивать полностью, по рыночной цене, то зачем мне такое государство?! С какой стати я должен еще платить налоги и содержать безумную армию чиновников? Я всегда на всех уровнях говорил, что здравоохранение, образование и наука должны обеспечиваться из бюджета. Если государство сваливает эту заботу на нас самих, пусть исчезнет, нам будет гораздо легче!»

«Нищеброд» Алфёров и «хозяйка новой жизни»

Новость о смерти учёного пришла во время работы над материалом о некой «светской львице», заявившей о том, что в престижные рестораны не нужно пускать «нищебродов». «Люди должны иметь право спокойно отдохнуть за свои деньги, а не лицезреть быдло», — написала она.

Некоторые читатели уже после выхода статьи писали — зачем, мол, рассказывать об этом?

Затем, чтобы мы чётко понимали, где и с кем живём. Мы не знаем, слышала ли она о Жоресе АЛФЁРОВЕ, но, по её меркам, нобелевский лауреат, никогда не гонявшийся за личной выгодой, тоже ведь относился к упомянутой категории «нищебродов», которым не место среди обедающей «новой знати».

В том, что новости о выходке этой «светской львицы», имя которой и упоминать-то не хочется (кто-то ниже в комментариях очень справедливо написал, что надо просто соблюдать строгость терминологии, — и не называть «драных кошек» «светскими львицами»), и смерти Жореса АЛФЁРОВА совпали по времени, есть свой символизм — уходят великие Творцы советской эпохи, а вместо них героями нового времени становятся, с позволения сказать, «дамы», меряющие жизнь миллионами долларов и презирающие «нищебродов».

Простите, Жорес Иванович, теперь мы все проиграли, и, похоже, что всё это тоже началось со школьной парты…

Или мы всё-таки сможем вернуть время, когда героями опять станут учёные?

По материалам интернет-изданий

______

Читать по теме:

Жорес Алфёров: «Что-то кошмарное сейчас происходит с человечеством»

О физике без лирики. О чем не смог и не успел сказать Жорес Алферов

 


  1. Crux_Gemmata on 03/14/2019 at 20:05 said:

    Событие печальное, не таких некрологов мы ждем. Однако, не думаю, что Жорес Иванович бы одобрил общий пессимизм статьи, «мы все проиграли». Да, ситуация катастрофична, но нужно искать выход. К тому же, многие великие прошлого указали его. Более того, подобным пессимизмом предается деятельность Ж.И.Алферова. А упоминание некой идиотки здесь и вовсе не к месту. А раз упоминали ее и Марию-Антупнетту, то следовало бы и упоминать о великом гуманисте, докторе медицины и инженере Жозефе Гильотене. Он нашел верный способ излечения подобных больных.

Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


один × = 6

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Простите нас, Жорес Иванович…

6bfcb12b5fc872088afb56a19c23ad8d 06/03/2019

Выражение «невосполнимая потеря» давно стало штампом от слишком частого применения. Но уход из жизни Жореса Ивановича АЛФЁРОВА — это действительно потеря, которую невозможно восполнить. Пока другие спешили сколачивать состояния для себя, он боролся ради науки, без которой, по его мнению, будущего у страны быть не могло. «Думаю, что если бы не Жорес Иванович, не его принципиальность в то время, трудное время, нам бы сейчас досталось ещё худшее наследство», — сказал по этому поводу ректор МГУ Виктор САДОВНИЧИЙ; а он знал, что говорит…

6bfcb12b5fc872088afb56a19c23ad8d

Нобелевский лауреат Жорес АЛФЁРОВ в рабочем кабинете в Государственной Думе РФ. Фото: Владимир Федоренко / РИА Новости

Но будем ли мы достойны Жореса АЛФЁРОВА? Об этом попробовал поразмышлять редактор раздела «Общество» интернет-портала АиФ.ru Андрей СИДОРЧИК. Мы взяли на себя смелость и дополнили его видение…

Жорес, брат Маркса

Отец Жореса Ивановича — Иван Карпович АЛФЁРОВ — во время Гражданской войны командовал кавалерийским полком РККА, затем был уполномоченным ВЧК на пограничной заставе, был служащим, начальником отдела в Министерстве бумажной и деревообрабатывающей промышленности Белорусской ССР. На пограничной заставе, собственно, и познакомился со своей будущей женой — Анной Владимировной РОЗЕНБЛЮМ — когда квартировал у неё…

Родители, будучи не только коммунистами, но ещё и романтиками, не поскупились на социалистические имена для сыновей. Будущего учёного они  назвали в честь лидер французских социалистов Жана ЖОРЕСА, убеждённого пацифиста и противника войны, убитого националистом накануне Первой мировой войны.

«Родители думали, будет девочка, Валерия, рассказывал потом сам Алфёров в эфире телеканала «Белрос». — Но родился мальчик. А папа перед этим прочитал большую статью о Жане Жоресе и, впечатлившись поступками героя, назвал меня».

Старшего же брата Жореса отец с матерью нарекли Марксом; 20-летний Маркс Иванович АЛФЁРОВ в 1944 году погибнет в боях с нацистами, а его брат всю свою жизнь будет трудиться так, чтобы соответствовать памяти Маркса и всех павших, ценой своих жизней спасших наше будущее.

«Он погиб в последние дни Корсунь-Шевченковской битвы в деревне Хильки, — вспоминал Жорес Иванович. — Он прошёл самые тяжёлые битвы Великой Отечественной: Сталинград, Курскую дугу и, наконец, Корсунь-Шевченковское побоище. Эта битва закончилась 17 февраля 1944 года, а накануне — 15 февраля — Марксик погиб. Как он погиб, мы не знаем. Была просто похоронка, потом пришло письмо, где ещё раз подтверждалось, что он пал в боях за Родину, поскольку мама продолжала посылать запросы, всё ещё на что-то надеясь. Ответы повторялись с одним стандартным текстом: погиб в боях за социалистическую Родину…»

Сам Жорес уже после войны окончил школу в Минске с золотой медалью (теперь та мужская школа, ныне — гимназия №42 — носит его имя). Потом были несколько семестров, проведённых на энергофаке БПИ (ныне — БНТУ), и факультет электронной техники в ЛЭТИ, после окончания которого Алфёрова приняли на работу в легендарный Физико-технический институт. Он участвовал в создании первых плоскостных транзисторов, появление которых совершило переворот в области электронных средств связи, проводил работы, связанные с созданием отечественного атомного подводного флота.

d291197fde57ab9bab0c04c210d50175

У могилы брата, Украина. 1956 год. Фото из книги Ж. Алфёрова «Наука и общество»

Полупроводниковые гетероструктуры, лежащие в основе привычных сегодня «гаджетов», принесли Алфёрову Нобелевскую премию.

«В 1993 году я продал видеомагнитофон просто для того, чтобы купить продукты…»

К моменту распада СССР он был учёным с мировым именем, который с лёгкостью нашел бы себе работу в самых престижных научных институтах мира. Вместо этого Алфёров, словно атлант из греческих мифов, держал на своих плечах вверенный ему институт, изыскивая средства на то, чтобы великая научная школа не загнулась окончательно.

В интервью журналисту Владиславу ШУРЫГИНУ Жорес Иванович вспоминал:

«Годовой бюджет 1991 года составил около восьмидесяти миллионов долларов, а всего через год, в 1992 году, он сократился в двадцать(!) раз. Это была катастрофа! Было восемьдесят миллионов, а стало четыре. Поясню, что это значит. У меня не было денег даже, чтобы заплатить за вывоз мусора, за электричество, само собой, катастрофически упала зарплата. Моя личная зарплата тогда была в районе пятидесяти долларов. В 1993 году я продал видеомагнитофон просто для того, чтобы купить продукты. Тогда мы смогли выжить, прежде всего, благодаря нашим международным связям…»

Пока другие спешили сколачивать состояния для себя, он боролся ради науки, без которой, по его мнению, будущего у страны быть не могло. И если «огонёк» научной мысли в России до сих пор не погас, то это заслуг таких подвижников, как Жорес АЛФЁРОВ.

«Мы очень много теряем в школе…»

Он был очень интеллигентным человеком, но за этой интеллигентностью скрывался человек, непоколебимый в своих убеждениях. Он никогда не отрекался от социализма, от советской эпохи, и говорил зачастую вещи, крайне неудобные для властей. Он так и не стал главой Академии Наук, на что, безусловно, имел все основания претендовать.

Но Алфёрова интересовали не чины и должности, а то, что останется после него, кто поведёт науку дальше. В 2013 году в беседе он говорил:

«Мы создали лицей «Физико-техническая школа». Идеология здесь такая — мы «инфицируем» этих ребят наукой. Мы их набираем в 13 лет в восьмой класс, и они заражаются этим делом. Очень многие потом идут в науку, несмотря на всё. Но ко мне сейчас приходят учителя (лицей — это компонента моего университета) и говорят, что нам уже нужно иметь лицей с 5-го класса. Конкурс у нас большой, но упало образование в школе, и дети теперь намного менее подготовленные приходят в лицей.

Папа у меня был старый большевик. Он как-то мне сказал, что у Владимира Ильича Ленина были такие слова: «Когда-нибудь наступят такие замечательные времена, когда в мире останется только три профессии: врач, учитель и инженер». Учитель — центральная фигура. Каждый из нас помнит своих школьных учителей и какую роль они сыграли. Мы должны вернуть учителю это значение. У меня в лицее замечательные учителя. И ребята по-другому к этому относятся. Мы очень много теряем в школе. Мы должны сохранять многие сельские школы».

В том же 2013-м он в интервью екатеринбургскому ИА «Накануне.RU» сказал:

«Когда мы запустили спутник, Эйзенхауэр и Кеннеди сказали, что русские выиграли космическую гонку не на ракетном полигоне, а за школьной партой. ..»

«Плоская Земля» нобелевских лауреатов не рождает

Жорес Иванович ушёл. А мы, осиротев, должны оглядеться вокруг и понять — куда мы движемся и чего хотим.

В той беседе 2013 года Алферов с грустью признавал, что с широкой популяризацией науки дело обстоит плохо. Когда-то страна прилипала к экранам телевизоров, чтобы посмотреть «Очевидное-невероятное», а журнал «Наука и жизнь» был нарасхват.

Сегодня россияне смотрят «содержательные» программы о плоской Земле, шоу о битвах магов, «сенсационные» истории об «окаменевших девушках» и инопланетянах на перевале Дятлова.

Хотелось ошибиться, но вряд ли какой-то федеральный канал посвятит несколько часов своего вечернего шоу памяти Жореса АЛФЁРОВА, как это бывает с ушедшими из жизни актерами.

«Советская власть по своей природе это была власть народная…»

Он и в самом деле до конца своих дней очень по-особому относился и к нашей «общей Родине» — СССР, советской власти и советской государственности. Вот несколько цитат:

«Советская власть обидела миллионы людей, но по своей природе это была власть народная. Советы были рождены в 1905 году самим народом, их не придумал Ленин или Сталин, они возникли из движения масс против реального угнетения. Конечно, у этой власти была масса ошибок и прямых преступлений, но нужно учитывать одну вещь: при всех отрицательных моментах это была первая более-менее удачная (потому что продолжалась 70 лет) попытка создания государства социальной справедливости«.

«Убежден, что разрушение Советского Союза было, есть и надолго останется самой большой трагедией ХХ века, прежде всего для народов бывшего СССР. От этого выиграла небольшая кучка партократов-плутократов и национальные элиты, возглавившие созданные на основе союзных республик новые государства. Подавляющее большинство населения оказалось обмануто и сегодня влачит жалкое существование, еле сводя концы с концами».

Именно оттуда, из советского прошлого, а ещё из семьи, по-видимости, было его особое отношение к социальной справедливости. Как тут не вспомнить бокал с вином депутата российской Госдумы от КПРФ Алфёрова (а он долгое время, почти 20 лет, входил во фракцию КПРФ, оставаясь беспартийным), с помощью которого он, нобелевский лауреат, образно продемонстрировал социальное состояние российского общества:

«Содержимое его принадлежит – увы! – всего-навсего 10% населения. А ножка, на которой держится бокал, – это остальное население».

И ещё…

«…государственником можно быть, когда государство заботится о своих гражданах. Но если гражданина заставляют платить за образование и медицинское обслуживание, пенсию накапливать из собственных средств, жилье и коммунальные услуги оплачивать полностью, по рыночной цене, то зачем мне такое государство?! С какой стати я должен еще платить налоги и содержать безумную армию чиновников? Я всегда на всех уровнях говорил, что здравоохранение, образование и наука должны обеспечиваться из бюджета. Если государство сваливает эту заботу на нас самих, пусть исчезнет, нам будет гораздо легче!»

«Нищеброд» Алфёров и «хозяйка новой жизни»

Новость о смерти учёного пришла во время работы над материалом о некой «светской львице», заявившей о том, что в престижные рестораны не нужно пускать «нищебродов». «Люди должны иметь право спокойно отдохнуть за свои деньги, а не лицезреть быдло», — написала она.

Некоторые читатели уже после выхода статьи писали — зачем, мол, рассказывать об этом?

Затем, чтобы мы чётко понимали, где и с кем живём. Мы не знаем, слышала ли она о Жоресе АЛФЁРОВЕ, но, по её меркам, нобелевский лауреат, никогда не гонявшийся за личной выгодой, тоже ведь относился к упомянутой категории «нищебродов», которым не место среди обедающей «новой знати».

В том, что новости о выходке этой «светской львицы», имя которой и упоминать-то не хочется (кто-то ниже в комментариях очень справедливо написал, что надо просто соблюдать строгость терминологии, — и не называть «драных кошек» «светскими львицами»), и смерти Жореса АЛФЁРОВА совпали по времени, есть свой символизм — уходят великие Творцы советской эпохи, а вместо них героями нового времени становятся, с позволения сказать, «дамы», меряющие жизнь миллионами долларов и презирающие «нищебродов».

Простите, Жорес Иванович, теперь мы все проиграли, и, похоже, что всё это тоже началось со школьной парты…

Или мы всё-таки сможем вернуть время, когда героями опять станут учёные?

По материалам интернет-изданий

______

Читать по теме:

Жорес Алфёров: «Что-то кошмарное сейчас происходит с человечеством»

О физике без лирики. О чем не смог и не успел сказать Жорес Алферов

 

By
@
backtotop