«Мечта о едином»: Нужен ли белорусским левым единый кандидат в президенты?

Тема о возможном выдвижении «единого кандидата» в президенты от оппозиции муссируется в СМИ едва ли не постоянно и не только перед выборами. Её актуализации может содействовать спад или повышение протестной активности граждан, прошедшие или приближающиеся выборы, очередное непопулярное решение действующей власти и, вообще, — практически что угодно. При этом, публицисты и аналитики часто задаются одними и теми же вопросами о том, насколько это нужно и возможно ли вообще. А если президентская кампания завершилась, то, как правило, рассуждают, почему опять не получилось.

1994_7

Первые в истории независимой Беларуси выборы президента прошли летом 1994 года. Их часто называют единственными демократичными выборами главы государства; встречается и определение «относительно свободные»… Власть тогда представлял Вячеслав Кебич, активно использовавший административный ресурс, а Александр Лукашенко был самой что ни на есть «демократической оппозицией». Фото: «Салiдарнасць»

На тему «единого» от левых сил рассуждает наш товарищ, член Бюро Минского городского комитета Белорусской партии левых «Справедливый мир» Павел КАТОРЖЕВСКИЙ. Статья вышла в интернет-издании «Политринг». Для нас автор доработал и расширил свой материал.

_______

Вопрос о возможном выдвижении единого оппозиционного кандидата на президентских выборах очень обсуждаем по целому ряду причин и не только из-за «посттравматического синдрома», который, по мнению ряда политологов, уже много лет переживает белорусская оппозиция. В первую очередь, из-за того, что местными и парламентскими выборами избиратели не очень-то интересуются (да и не факт, что знают о них) и, как показала практика, даже попадание оппозиционного кандидата в высший представительный и законодательный орган страны ничего особенно не меняет. Президентские выборы в этом отношении гораздо более интересны как для власти, так и для оппозиции.  Для власти это возможность в очередной раз продемонстрировать «всенародную поддержку» действующего главы государства и сделать из избирательной кампании свои выводы, а оппозиции президентские выборы предоставляют гораздо больше медийности, а также возможностей быть услышанными и, как следствие, привлечь в свои структуры больше новых сторонников.

Есть и один момент, который объединяет во взгляде на президентские выборы обе стороны – официальный результат заранее известен всем участникам процесса. И это, пожалуй, основная причина столь острых дискуссий.

Напомню, что кандидат в президенты, которого хотя бы условно можно назвать «единым» (кроме него баллотировался кандидат от социал-демократов Александр КОЗУЛИН) последний раз выдвигался оппозицией в 2006 году и на выходе никакого практического результата это не дало, так как выборы пересмотрены не были, акции протеста были разогнаны, а сам Александр МИЛИНКЕВИЧ (а речь про него) в президенты больше не баллотировался и фактически не использовал тот потенциал, который получил после президентских выборов в 2006-м.

Вместе с тем, идею выдвижения единого кандидата, аккумулирующего протестные голоса, трудно назвать «ноу-хау» даже для унылых и предсказуемых белорусских реалий — до Александра МИЛИНКЕВИЧА ещё в 2001 году «единым» был профсоюзный лидер Владимир ГОНЧАРИК.

vybary_03-30

Все кандидаты на место «единого» в 2001 году, слева направо: С. Домаш, М. Чигирь, В. Гончарик, П. Козловский, С. Калякин. Одного выбрать не сумели, поэтому в ЦИКе были зарегистрированы два кандидата от оппозиции: Домаш и Гончарик; за несколько дней до выборов Домаш снял свою кандидатуру в пользу председателя Федерации профсоюзов Гончарика. Фото: photo.bymedia.net

В 2015 году «единственным демократическим кандидатом [в президенты]» называла себя Татьяна КОРОТКЕВИЧ, но, наверное, это тот случай, когда можно сказать, что Короткевич по воле случая действительно оказалась единственным, но не «единым» кандидатом от оппозиции. Некоторые оппозиционные партии и организации тогда перешли в режим «голосуем против всех» («Справедливый мир») или отказались от поддержки кандидатуры Татьяны КОРОТКЕВИЧ незадолго до начала голосования (БНФ).

Справедливости ради замечу, что общественное движение «Говори правду», которое она представляет, сумело гораздо более эффективно воспользоваться статусом экс-кандидата в президенты, чем Владимир ГОНЧАРИК и Александр МИЛИНКЕВИЧ, представлявшие объединённую оппозицию в 2001 и 2006 годах, вместе взятые. Как ни относись к «Говори правду», но невооружённым взглядом можно заметить, что эта организация действительно растёт, в том числе, за счёт молодых людей, и укрепляет свои региональные структуры, чем может похвастаться далеко не каждое оппозиционное движение или партия.

Впрочем, вне зависимости от того, насколько эффективно экс-кандидаты в президенты воспользовались своим статусом, того, ради чего всё, собственно, и задумывалось, не произошло. Помимо этого, попытки повлиять на результаты выборов через выход на улицы, по ряду причин, не увенчались успехом, и, кстати, далеко не факт, что протесты против фальсификаций выборов в 2006 году вообще состоялись бы без выдвижения Милинкевича. Поэтому вполне ожидаемо, что разговоры о едином кандидате от оппозиции, продолжались, продолжаются и будут продолжаться до тех пор, пока ситуация в стране не поменяется.

vybary_12-30

Палаточный городок протестующих против итогов выборов на Октябрьской площади Минска в марте 2006 года. Он продержался 5 дней, пока в ночь на 24 марта милиция не ликвидировала его, арестовав 460 человек. Фото: photo.bymedia.net

Но время идёт, а на горизонте появляются то сразу 9 оппозиционных кандидатов — как в 2010-м, —  то «единственный, но не единый» — как в 2015-м. Неужели белорусская оппозиция настолько разобщена и не способна на компромиссы?

Трудно дать однозначный ответ насчёт разобщённости, но с уверенностью можно сказать, что без наличия консолидирующих факторов во внешней среде одной способности идти на компромиссы чрезвычайно мало. В 2006 году, как и в 2001-м, ключевой претензией к власти было отсутствие у граждан возможности влиять на принимаемые в «больших кабинетах» решения и несменяемость некоторых должностных лиц. Под требованиями демократических преобразований и проведения свободных и справедливых выборов готовы были подписаться все: коммунисты, либералы, умеренные консерваторы, социал-демократы, экологисты и просто недовольные граждане.

Вопреки некоторым утверждениям, практика создания подобных тактических союзов в условиях противостояния авторитарному бонапартистскому режиму явление вполне обычное и имеет исторические прецеденты.

Однако уже в 2007 году Лукашенко озвучил мысль о необходимости «ухода от социальной защиты», тогда же была озвучена популярная нынче мысль, что «жить надо по средствам», и уже 17 декабря того же года вступил в силу закон об упорядочении льгот (хотя, если быть корректным в формулировках, то следовало говорить об их полной ликвидации). В соответствии с этим законом ветераны труда и студенты потеряли 50-процентную скидку на проезд в общественном транспорте, а бывшие узники концлагерей и «чернобыльцы» (участники ликвидации аварии на ЧАЭС) лишились бесплатного зубопротезирования и возможности ездить бесплатно; они же вместе с родителями детей до 3 лет по новым правилам более не могли рассчитывать на бесплатные лекарства.

Вот тут-то стало ещё более очевидным, что против авторитарного режима, установившегося в Беларуси, можно выступать очень по-разному, — не только с правых, но и с левых позиций.

vybary_13-30

В 2010 году белорусская оппозиционная общественость так и не смогла придти к компромиссу по поводу «единого демократического кандидата», поэтому избирателей ждало совершеннейшее разнообразие как в плане как идеологических предпочтений кандидатов, так и их отношения к действующей власти. Фото: photo.bymedia.net

Это, конечно, не отменяет того, что оппозиционные партии и движения с разной идеологией могут вместе организовывать наблюдение на выборах или вместе выходить на акции протеста, но все при этом понимают, что в общем и целом по-разному видят пути развития страны, и предлагаемые ими альтернативны действующему курсу сильно отличаются. В принципе, оппозиционные левые Беларуси никогда не тешили себя иллюзиями о наличии в стране социально-ориентированной модели и давно заявляли, что относительная стабильность социально-экономической модели поддерживалась только благодаря огромной финансовой помощи со стороны России, но эти средства не были направлены на устойчивое экономическое и социальное развитие страны хотя бы в перспективе; государство же, тем временем, целенаправленно продолжало уходить из социальной сферы, снимая с себя обязательства по социальной поддержке населения и призывая к «повсеместной и жёсткой экономии», которая до сих пор везде в мире означала только одно: проблемы, возникшие не по вине трудящихся, будут переложены на их плечи.

Однако углубление рыночных реформ выбило из-под мифа о «социально-ориентированной» белорусской модели последнюю табуретку, лишив режим популистского обоснования, а различия между правыми оппозиционерами и левыми стали более отчётливыми и различимыми. В  этих условиях правые партии и движения создали правоцентристскую коалицию, состоящую из движения «За Свободу», Объединённой гражданской партии и оргкомитета по созданию партии «Белорусская христианская демократия». И уже в июле 2017 было заявлено о вероятном выдвижении кандидата в президенты от правоцентристской коалиции.

Активизация процессов на правом фланге политического поля, равно как и бегство государства от своих социальных обязательств, не могли остаться без симметричного ответа. 11 марта 2018 года на съезде Белорусской социал-демократической партии (Грамада), присутствовавший в качестве гостя первый заместитель председателя Белорусской партии «Зелёные» Дмитрий КУЧУК выступил с предложением выдвинуть единого кандидата в президенты от левых сил. В качестве возможных участников общелевых праймериз были названы представители «Зелёных» (которые традиционно так же относят себя к «левым силам»), БСДП (Грамада), Белорусской партии левых «Справедливый мир» и  профсоюзов. Буквально через неделю после выступления Кучука на съезде социал-демократов, на интернет-телеканале «Белсат» вышло интервью с его участием под заголовком «Левые ищут белорусского Грудинина». И хотя такая аналогия не совсем корректна по сути, но после прошедших в марте 2018 года президентских выборов в России и участия в них не совсем единого и не очень левого кандидата от зюгановской компартии Павла ГРУДИНИНА вполне ожидаема.

Фото: kp.ru

Павел Грудинин выскочил как «чёрт из табакерки», победив в праймериз, организованных «Левым Фронтом», потом стал «единым левым», поддержанным КПРФ, медиа-проектом Ходорковского «Открытая экономика», газетой «Вашингтон Пост» и т.д. — несмотря на обвинения в рейдерстве, контрабанде и эксплуатации батраков из Средней Азии. На данный момент ЗАО «Совхоз имени Ленина» требует взыскать с директора совхоза Павла Грудинина около 1,1 млрд рублей. Фото: kp.ru

Идея выдвинуть единого левого кандидата в президенты, в принципе, не нова.

Ещё в 2006 году БСДП, Партия коммунистов Белорусская (современное название – Белорусская партия левых «Справедливый мир» и Белорусская женская партия «Надзея» создали Союз левых партий, который объединял всех его участников на платформе социал-демократии. И, хотя данное межпартийное объединение создавалось не под выдвижение единого кандидата в президенты, а Министерство юстиции несколько раз отказывало Союзу левых партий в регистрации, определённые шаги по консолидации оппозиционных левых сил были сделаны.

Значительно позже, в ноябре 2014 года в Минске состоялся Форум демократических левых сил, в котором помимо социал-демократов и коммунистов из «Справедливого мира» приняла участие и белорусские «Зелёные». По итогам форума была принята Платформа демократических левых сил до 2020 года, включающая в себя ряд политических и социально-экономических задач, выполнение которых демократические левые силы считают условием создания основ для построения социально-ориентированного демократического государства на деле, а не только в громких заявлениях или воображении горстки высокопоставленных чиновников. Платформа демократических левых до 2020 года, как и каждый политический документ, имеет ряд недостатков и шероховатостей, но вполне себе претендует на программу левого кандидата в президенты и сформулирована гораздо более внятно, чем размазанные призывы поддержать всё «хорошее» против всего «плохого».

Здесь важно отметить, что форум демократических левых был проведён всего за год до президентских выборов 2015-го года, учитывая значимость избирательной кампании, можно сказать, буквально накануне. Выдвижение единого кандидата в президенты от левых сил не исключал в 2015 году и лидер оппозиционных белорусских коммунистов Сергей КАЛЯКИН.

Говорить о консолидационных процессах можно бесконечно, но тем не менее, у белорусских левых существует значительная разница в партийных программах и все левые партии Беларуси относят себя к разным идеологическим направлениям левого движения. И, несмотря на наличие ряда общих программных положений, ставят перед собой разные цели. Политические партии, вне зависимости от их идеологии, объединяются в коалиции и реализовывают совместные проекты до тех пор, пока не будет исчерпана общая повестка, то есть до того момента, пока дело не дойдёт до принципиальных политических разногласий, изначально заложенных в их идеологии и программах, на этой идеологии построенных. Любая политическая коалиция, какой бы прочной и долговременной она ни была, носит временный и отчасти вынужденный характер, то есть создаётся из-за отсутствия разного рода ресурсов или из-за неблагоприятных внешних обстоятельств. Стоит признать, что в Беларуси мы имеем дело и с тем, и с другим.

Так имеет ли смысл оппозиционным белорусским левым выдвигать «единого» на грядущих президентских выборах, которые предположительно должны состояться в 2020-м?  Отвечая на этот вопрос необходимо помнить, что реальные результаты волеизъявления граждан никто, кроме «узкого круга ограниченных людей», не узнает и, соответственно, делать какие-либо долгоиграющие выводы из гипотетической кампании по агитации за «единого левого» просто невозможно. Ещё одним сдерживающим фактором является то, что работая вместе, левые партии могут значительно потерять индивидуальную узнаваемость и, в этом плане, выдвижение собственного кандидата от каждой партии гораздо выгоднее для каждой из них. Из этого вытекает логический вопрос о том, какую организацию будет представлять «единый левый». Учитывая заявление лидера социал-демократов Игоря БОРИСОВА о том, что союзу его партии с партией левых «Справедливый мир» мешают «нравственные причины», консенсусной фигурой мог бы стать представитель независимых профсоюзов, беспартийный претендент, либо член партии «Зелёные» —  с учётом того, что зелёно-левые партии всегда славились тем, что объединяли в своих рядах представителей самых разных левых течений, начиная от маоистов и троцкистов, заканчивая левыми социалистами. Хотя нельзя отрицать, что и в БСДП(Г) или «Справедливом мире» могут найтись компромиссные кандидатуры, которые не вызовут категорического неприятия у партнёров.

В конце концов, всегда существует беспроигрышный вариант по определению потенциального кандидата – проведение праймериз, которые могут не только внести ясность с потенциальной кандидатурой, но и включить избирателей в политическую кампанию задолго до её номинального начала.

Но помимо зарегистрированных левых партий в Беларуси существует определённое количество «несистемных» левых групп и объединений, точное количество которых назвать сложно в связи с тем, что многие из них не имеют чёткой самоидентификации и не всегда активно позиционируют себя в публичном пространстве. Говорить о том, будут ли они тем или иным образом участвовать в президентских (или любых других) выборах и если будут, то каким образом, достаточно сложно, так как зачастую эти объединения, кроме их «несистемности», больше ничего между собой не роднит. Впрочем, «несистемщики», скорее всего, проигнорируют грядущую президентскую кампанию, так как участие в политической кампании с другой партией или группой политических партий им «паблисити» явно не добавит, а чем меньше в количественном отношении организация и чем менее она известна, тем больше она будет стремится к максимизации своей узнаваемости, в том числе, за счёт подчеркивания своих политических различий с более крупными и узнаваемыми левыми партиями.

Нельзя не учитывать и то, что некоторые левые партии уже частично определились со своими планами на президентскую кампанию или, по крайней мере, сделали заявления о намерениях.

Председатель БСДП Игорь БОРИСОВ ещё в апреле 2018 года заявил, что большинство членов его партии выступает за выдвижение партийного кандидата в президенты «вместо сотрудничества с кем-то и работы на какого-то другого». В свою очередь, Сергей КАЛЯКИН в одном из своих интервью за декабрь 2018 года сообщил, что в партии “Справедливый мир” есть четыре потенциальных кандидатуры для выдвижения на ближайших президентских выборах, хотя идею выдвижения единого левого кандидата в президенты категорически не отверг. По мнению Калякина, организовывать левые праймериз исключительно с партийными претендентами в кандидаты — это, как минимум, “несерьёзно” и дискредитирует саму идею праймериз.

Вне зависимости от обозначенных выше сложностей, выдвижение единого кандидата от левых сил на пост президента может стать насущной необходимостью из-за элементарной нехватки ресурсов и неблагоприятных внешних обстоятельств.

Напомню, что в преддверии президентских выборов 2010 года Юрий Глушаков, претендент в кандидаты от «Зелёных» необходимые 100 тыс. подписей не собрал, хотя количество собранных подписей оглашать не стал, мотивируя это тем, что «было принято такое решение». Лидер партии “Справедливый мир” Сергей КАЛЯКИН в 2015 году собрал 64 247 подписей, что в принципе не так уж и мало, тем более, на фоне событий происходивших на тот момент у наших южных соседей, но избирательное законодательство есть избирательное законодательство и его требования непреклонны. Очевидно, что ни одна политическая партия, на сегодняшний день, в одиночку собрать необходимое количество подписей для выдвижения кандидата в президенты не способна, если она, конечно, не пользуется преференциями от бюрократического аппарата.

Но самая главная причина, которая оправдывает и возможную потерю узнаваемости отдельных партий, и затраченные ресурсы, и острые дискуссии, и все прочие технические неурядицы – это возвращение левой повестки в публичное пространство, в разговоры и мысли наёмных работников, интересы которых с каждым днём всё больше и больше ущемляются в пользу тех, у кого есть «толстые кошельки» или кресла в «больших кабинетах». Действующая власть пытается выражать классовые интересы всех социальных групп и, при этом, не выражает ничьи, кроме своих собственных. В этом её сила, которая может с лёгкостью превратиться в слабость, если трудящиеся организуются, а все прогрессивные левые силы будут посильно способствовать этому процессу и предложат альтернативный проект развития страны, соответствующий интересам большинства.

Поэтому единый кандидат в президенты белорусским левым просто необходим.

Но вот только не факт, что на ближайших выборах…

Павел КАТОРЖЕВСКИЙ, член Бюро Минского городского комитета Белорусской партии левых «Справедливый мир», политолог


  1. Алекс К. on 12/31/2018 at 18:14 said:

    Очень много слов…. Слова, слова, слова….
    А т. Каторжевский и его сопартийцы вероятно плохо читали и вообще не изучали В.И. Ленина!
    НИКОГДА буржуазия не отдаст власть через выборы, тем более, что они ВСЕГДА проводятся по правилам этой самой буржуазии…. И надеяться победить т.н. право-левой «оппозиции» на них с «единым», «без единого» пустые прожекты….
    Короче читайте господа-товарищи «левые», «зеленые», «в крапинку» и прочие «социалисты» труды В.И. Ленина, там всё сказано….

    • Crux_Gemmata on 01/06/2019 at 22:10 said:

      Труды Ленина — это 35 томов. И далеко не вся информация актуальна для сегодняшнего дня. Вот назовите пару — тройку статей, актуальных сейчас.
      Необходима хрестоматия классиков левой мысли для того, чтобы современники могли быстро найти ответы на актуальные вопросы и не изобретали велосипед.
      Очень немногие могут позволить себе стать мудрецами талмудистами и все жизнь изучать проблемы 100-летней давности. Да и не продуктивно это будет

      • Алекс К. on 01/07/2019 at 10:35 said:

        Труды В.И. Ленина — это 55 томов! Но дело не в этом! Главная мысль Ленина, что пролетариат может завоевать власть только в результате социалистической революции, а удержать её, установив диктатуру пролетариата (всех, кто зарабатывает своим трудом)! Что и было с успехом претворено в жизнь в 1917! Современные «марксисты» (в т.ч. и белорусские левые) под влиянием европейских оппортунистов-реформистов (ПЕЛ), отказались от этих ключевых постулатов марксизма! А про ленинизм вообще стараются не упоминать, исключив всякое упоминание о нём из своей программы!

  2. Фемис on 01/09/2019 at 19:52 said:

    Как ты отмечаешь в начале статьи «оппозиции президентские выборы предоставляют гораздо больше медийности, а также возможностей быть услышанными и, как следствие, привлечь в свои структуры больше новых сторонников», это происходит во всех странах во времена преобладания конформистского настроя в народе.
    Давно отмечено и используется противоречивая “закономерность” что стабильность социальной экономической системы обеспечивается лучше в режиме “демократической” формы правления. В демократическом режиме возможна локализация противоборства в рамках системы, выхолащивание сути противоречий и манипуляция народом. Но одновременно демократия дает возможность широкой организации, агитации и пропаганды борьбы за коренные интересы народа.
    «В 2006 году, как и в 2001-м, ключевой претензией к власти было отсутствие у граждан возможности влиять на принимаемые в «больших кабинетах» решения и несменяемость некоторых должностных лиц. Под требованиями демократических преобразований и проведения свободных и справедливых выборов готовы были подписаться все: коммунисты, либералы, умеренные консерваторы, социал-демократы, экологисты и просто недовольные граждане». Не уверен что это были «ключевой претензией к власти» у трудящихся Беларуси. На таких претензиях не рождается массовое народное движение, не развивается массовая политическая борьба.
    «В принципе, оппозиционные левые Беларуси никогда не тешили себя иллюзиями о наличии в стране социально-ориентированной модели …. углубление рыночных реформ выбило из-под мифа о «социально-ориентированной» белорусской модели последнюю табуретку, лишив режим популистского обоснования, а различия между правыми оппозиционерами и левыми стали более отчётливыми и различимыми». Социальные экономические противоречия вызывают протест и требования народа. На основе этих противоречий выражается размежевание общества на противоположные интересы, на противоборствующие классы, на противоборствующие партии.
    Выборы лишь одна из форм политической борьбы. Для трудящихся и соответственно для коммунистов не единственная и не главная – не самая эффективная. Используя ситуацию изложенную в начале «больше медийности», коммунисты более широко, более интенсивно осуществляют свою повседневную политическую работу по разоблачению власти, режима, системы, по агитации и пропаганде лозунгов и программы партии, развивают партию.
    Главное самостоятельность партии, завоевание инициативы, гигемонии в народном движении, подчинение всех тактических компромиссов, единой цели сделать лозунги и программу партии руководством к действию трудящихся – без этого невозможно «…возвращение левой повестки в публичное пространство, в разговоры и мысли наёмных работников, интересы которых с каждым днём всё больше и больше ущемляются в пользу тех, у кого есть «толстые кошельки» или кресла в «больших кабинетах».
    А с кем и как участвовать на выборах – это подчиненный вопрос, с единственным условием не «потерять узнаваемость партии». В истории трудящиеся дорого заплатили за политику «хвостизма» и «сектанства» своих партий.

    • Павел Каторжевский on 01/11/2019 at 19:52 said:

      Дорогой Фемис, очень рад, что вы нашли время ознакомиться с моим текстом!Благодарю за ваше мнение! Обязательно учту ваши комментарии при дальнейшем анализе ситуации!

      С коммунистическим приветом из Беларуси, Павел Каторжевский.

      • Crux_Gemmata on 01/14/2019 at 20:03 said:

        Использование парламента и предвыборной борьбы может использоваться для пропаганды и привлечения внимания к проблемам общества и государства. Но участие в этом цирке помогает и легитимизации власти. Кроме всего, СМИ управляемы, их задача интриговать, развлекать и давать населению информацию, выгодную их владельцам. Не следует исключать, что левые кандидаты будут изображены в весьма неприглядном виде.

  3. Алекс К. on 01/12/2019 at 09:59 said:

    Никакой реальной борьбы «левых», да и «правых» НЕТ! Всё сводится к участию в очередных выборах с небольшим шебуршанием в этот период, проведению безрезультатных «объединений» в различные «лево-правые т.н. демократические союзы и силы», да проведению ритуальных мероприятий (как то возложение цветов в памятные даты и участие в различных тусовках левых/правых в Эуропе). В остальные периоды как «левые», так и «правые» сидят тихо, как «мыши под лавкой». И это они называют борьбой за интересы трудящихся?! Это чистейшая профанация политической борьбы! С такой «борьбой» у них нет НИКАКИХ перспектив…

    • Crux_Gemmata on 01/14/2019 at 20:06 said:

      А кто должен бороться? «не бог,не царь и не герой..»

      • Алекс К. on 01/15/2019 at 10:07 said:

        Ну хотя бы левые должны бы проводить в меж-выборный период хоть какую-то информационно-пропагандистскую работу с населением по актуальным вопросам… как это делали большевики… Но этого нет…

        • Crux_Gemmata on 01/15/2019 at 17:42 said:

          Что мешает этим заняться? Предлагаю начинать. Обсудим, что делать. Абсолютно согласен с необходимостью разъяснительной работы. Причем, необходимо начинать с азов, в массе люди потеряли саму способность к мышлению. Мышление подменено неким суррогатом из штампов, обезьяньего подражания и антинаучного бреда. Предложить читать таким людям того же Маркса — это предлагать малым детям решать дифуры.

          • Алекс К. on 01/17/2019 at 15:36 said:

            Эти предложения Вам следует адресовать партии левых «СМ»!

Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


9 − восемь =

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

«Мечта о едином»: Нужен ли белорусским левым единый кандидат в президенты?

vybary_14-30 31/12/2018

Тема о возможном выдвижении «единого кандидата» в президенты от оппозиции муссируется в СМИ едва ли не постоянно и не только перед выборами. Её актуализации может содействовать спад или повышение протестной активности граждан, прошедшие или приближающиеся выборы, очередное непопулярное решение действующей власти и, вообще, — практически что угодно. При этом, публицисты и аналитики часто задаются одними и теми же вопросами о том, насколько это нужно и возможно ли вообще. А если президентская кампания завершилась, то, как правило, рассуждают, почему опять не получилось.

1994_7

Первые в истории независимой Беларуси выборы президента прошли летом 1994 года. Их часто называют единственными демократичными выборами главы государства; встречается и определение «относительно свободные»… Власть тогда представлял Вячеслав Кебич, активно использовавший административный ресурс, а Александр Лукашенко был самой что ни на есть «демократической оппозицией». Фото: «Салiдарнасць»

На тему «единого» от левых сил рассуждает наш товарищ, член Бюро Минского городского комитета Белорусской партии левых «Справедливый мир» Павел КАТОРЖЕВСКИЙ. Статья вышла в интернет-издании «Политринг». Для нас автор доработал и расширил свой материал.

_______

Вопрос о возможном выдвижении единого оппозиционного кандидата на президентских выборах очень обсуждаем по целому ряду причин и не только из-за «посттравматического синдрома», который, по мнению ряда политологов, уже много лет переживает белорусская оппозиция. В первую очередь, из-за того, что местными и парламентскими выборами избиратели не очень-то интересуются (да и не факт, что знают о них) и, как показала практика, даже попадание оппозиционного кандидата в высший представительный и законодательный орган страны ничего особенно не меняет. Президентские выборы в этом отношении гораздо более интересны как для власти, так и для оппозиции.  Для власти это возможность в очередной раз продемонстрировать «всенародную поддержку» действующего главы государства и сделать из избирательной кампании свои выводы, а оппозиции президентские выборы предоставляют гораздо больше медийности, а также возможностей быть услышанными и, как следствие, привлечь в свои структуры больше новых сторонников.

Есть и один момент, который объединяет во взгляде на президентские выборы обе стороны – официальный результат заранее известен всем участникам процесса. И это, пожалуй, основная причина столь острых дискуссий.

Напомню, что кандидат в президенты, которого хотя бы условно можно назвать «единым» (кроме него баллотировался кандидат от социал-демократов Александр КОЗУЛИН) последний раз выдвигался оппозицией в 2006 году и на выходе никакого практического результата это не дало, так как выборы пересмотрены не были, акции протеста были разогнаны, а сам Александр МИЛИНКЕВИЧ (а речь про него) в президенты больше не баллотировался и фактически не использовал тот потенциал, который получил после президентских выборов в 2006-м.

Вместе с тем, идею выдвижения единого кандидата, аккумулирующего протестные голоса, трудно назвать «ноу-хау» даже для унылых и предсказуемых белорусских реалий — до Александра МИЛИНКЕВИЧА ещё в 2001 году «единым» был профсоюзный лидер Владимир ГОНЧАРИК.

vybary_03-30

Все кандидаты на место «единого» в 2001 году, слева направо: С. Домаш, М. Чигирь, В. Гончарик, П. Козловский, С. Калякин. Одного выбрать не сумели, поэтому в ЦИКе были зарегистрированы два кандидата от оппозиции: Домаш и Гончарик; за несколько дней до выборов Домаш снял свою кандидатуру в пользу председателя Федерации профсоюзов Гончарика. Фото: photo.bymedia.net

В 2015 году «единственным демократическим кандидатом [в президенты]» называла себя Татьяна КОРОТКЕВИЧ, но, наверное, это тот случай, когда можно сказать, что Короткевич по воле случая действительно оказалась единственным, но не «единым» кандидатом от оппозиции. Некоторые оппозиционные партии и организации тогда перешли в режим «голосуем против всех» («Справедливый мир») или отказались от поддержки кандидатуры Татьяны КОРОТКЕВИЧ незадолго до начала голосования (БНФ).

Справедливости ради замечу, что общественное движение «Говори правду», которое она представляет, сумело гораздо более эффективно воспользоваться статусом экс-кандидата в президенты, чем Владимир ГОНЧАРИК и Александр МИЛИНКЕВИЧ, представлявшие объединённую оппозицию в 2001 и 2006 годах, вместе взятые. Как ни относись к «Говори правду», но невооружённым взглядом можно заметить, что эта организация действительно растёт, в том числе, за счёт молодых людей, и укрепляет свои региональные структуры, чем может похвастаться далеко не каждое оппозиционное движение или партия.

Впрочем, вне зависимости от того, насколько эффективно экс-кандидаты в президенты воспользовались своим статусом, того, ради чего всё, собственно, и задумывалось, не произошло. Помимо этого, попытки повлиять на результаты выборов через выход на улицы, по ряду причин, не увенчались успехом, и, кстати, далеко не факт, что протесты против фальсификаций выборов в 2006 году вообще состоялись бы без выдвижения Милинкевича. Поэтому вполне ожидаемо, что разговоры о едином кандидате от оппозиции, продолжались, продолжаются и будут продолжаться до тех пор, пока ситуация в стране не поменяется.

vybary_12-30

Палаточный городок протестующих против итогов выборов на Октябрьской площади Минска в марте 2006 года. Он продержался 5 дней, пока в ночь на 24 марта милиция не ликвидировала его, арестовав 460 человек. Фото: photo.bymedia.net

Но время идёт, а на горизонте появляются то сразу 9 оппозиционных кандидатов — как в 2010-м, —  то «единственный, но не единый» — как в 2015-м. Неужели белорусская оппозиция настолько разобщена и не способна на компромиссы?

Трудно дать однозначный ответ насчёт разобщённости, но с уверенностью можно сказать, что без наличия консолидирующих факторов во внешней среде одной способности идти на компромиссы чрезвычайно мало. В 2006 году, как и в 2001-м, ключевой претензией к власти было отсутствие у граждан возможности влиять на принимаемые в «больших кабинетах» решения и несменяемость некоторых должностных лиц. Под требованиями демократических преобразований и проведения свободных и справедливых выборов готовы были подписаться все: коммунисты, либералы, умеренные консерваторы, социал-демократы, экологисты и просто недовольные граждане.

Вопреки некоторым утверждениям, практика создания подобных тактических союзов в условиях противостояния авторитарному бонапартистскому режиму явление вполне обычное и имеет исторические прецеденты.

Однако уже в 2007 году Лукашенко озвучил мысль о необходимости «ухода от социальной защиты», тогда же была озвучена популярная нынче мысль, что «жить надо по средствам», и уже 17 декабря того же года вступил в силу закон об упорядочении льгот (хотя, если быть корректным в формулировках, то следовало говорить об их полной ликвидации). В соответствии с этим законом ветераны труда и студенты потеряли 50-процентную скидку на проезд в общественном транспорте, а бывшие узники концлагерей и «чернобыльцы» (участники ликвидации аварии на ЧАЭС) лишились бесплатного зубопротезирования и возможности ездить бесплатно; они же вместе с родителями детей до 3 лет по новым правилам более не могли рассчитывать на бесплатные лекарства.

Вот тут-то стало ещё более очевидным, что против авторитарного режима, установившегося в Беларуси, можно выступать очень по-разному, — не только с правых, но и с левых позиций.

vybary_13-30

В 2010 году белорусская оппозиционная общественость так и не смогла придти к компромиссу по поводу «единого демократического кандидата», поэтому избирателей ждало совершеннейшее разнообразие как в плане как идеологических предпочтений кандидатов, так и их отношения к действующей власти. Фото: photo.bymedia.net

Это, конечно, не отменяет того, что оппозиционные партии и движения с разной идеологией могут вместе организовывать наблюдение на выборах или вместе выходить на акции протеста, но все при этом понимают, что в общем и целом по-разному видят пути развития страны, и предлагаемые ими альтернативны действующему курсу сильно отличаются. В принципе, оппозиционные левые Беларуси никогда не тешили себя иллюзиями о наличии в стране социально-ориентированной модели и давно заявляли, что относительная стабильность социально-экономической модели поддерживалась только благодаря огромной финансовой помощи со стороны России, но эти средства не были направлены на устойчивое экономическое и социальное развитие страны хотя бы в перспективе; государство же, тем временем, целенаправленно продолжало уходить из социальной сферы, снимая с себя обязательства по социальной поддержке населения и призывая к «повсеместной и жёсткой экономии», которая до сих пор везде в мире означала только одно: проблемы, возникшие не по вине трудящихся, будут переложены на их плечи.

Однако углубление рыночных реформ выбило из-под мифа о «социально-ориентированной» белорусской модели последнюю табуретку, лишив режим популистского обоснования, а различия между правыми оппозиционерами и левыми стали более отчётливыми и различимыми. В  этих условиях правые партии и движения создали правоцентристскую коалицию, состоящую из движения «За Свободу», Объединённой гражданской партии и оргкомитета по созданию партии «Белорусская христианская демократия». И уже в июле 2017 было заявлено о вероятном выдвижении кандидата в президенты от правоцентристской коалиции.

Активизация процессов на правом фланге политического поля, равно как и бегство государства от своих социальных обязательств, не могли остаться без симметричного ответа. 11 марта 2018 года на съезде Белорусской социал-демократической партии (Грамада), присутствовавший в качестве гостя первый заместитель председателя Белорусской партии «Зелёные» Дмитрий КУЧУК выступил с предложением выдвинуть единого кандидата в президенты от левых сил. В качестве возможных участников общелевых праймериз были названы представители «Зелёных» (которые традиционно так же относят себя к «левым силам»), БСДП (Грамада), Белорусской партии левых «Справедливый мир» и  профсоюзов. Буквально через неделю после выступления Кучука на съезде социал-демократов, на интернет-телеканале «Белсат» вышло интервью с его участием под заголовком «Левые ищут белорусского Грудинина». И хотя такая аналогия не совсем корректна по сути, но после прошедших в марте 2018 года президентских выборов в России и участия в них не совсем единого и не очень левого кандидата от зюгановской компартии Павла ГРУДИНИНА вполне ожидаема.

Фото: kp.ru

Павел Грудинин выскочил как «чёрт из табакерки», победив в праймериз, организованных «Левым Фронтом», потом стал «единым левым», поддержанным КПРФ, медиа-проектом Ходорковского «Открытая экономика», газетой «Вашингтон Пост» и т.д. — несмотря на обвинения в рейдерстве, контрабанде и эксплуатации батраков из Средней Азии. На данный момент ЗАО «Совхоз имени Ленина» требует взыскать с директора совхоза Павла Грудинина около 1,1 млрд рублей. Фото: kp.ru

Идея выдвинуть единого левого кандидата в президенты, в принципе, не нова.

Ещё в 2006 году БСДП, Партия коммунистов Белорусская (современное название – Белорусская партия левых «Справедливый мир» и Белорусская женская партия «Надзея» создали Союз левых партий, который объединял всех его участников на платформе социал-демократии. И, хотя данное межпартийное объединение создавалось не под выдвижение единого кандидата в президенты, а Министерство юстиции несколько раз отказывало Союзу левых партий в регистрации, определённые шаги по консолидации оппозиционных левых сил были сделаны.

Значительно позже, в ноябре 2014 года в Минске состоялся Форум демократических левых сил, в котором помимо социал-демократов и коммунистов из «Справедливого мира» приняла участие и белорусские «Зелёные». По итогам форума была принята Платформа демократических левых сил до 2020 года, включающая в себя ряд политических и социально-экономических задач, выполнение которых демократические левые силы считают условием создания основ для построения социально-ориентированного демократического государства на деле, а не только в громких заявлениях или воображении горстки высокопоставленных чиновников. Платформа демократических левых до 2020 года, как и каждый политический документ, имеет ряд недостатков и шероховатостей, но вполне себе претендует на программу левого кандидата в президенты и сформулирована гораздо более внятно, чем размазанные призывы поддержать всё «хорошее» против всего «плохого».

Здесь важно отметить, что форум демократических левых был проведён всего за год до президентских выборов 2015-го года, учитывая значимость избирательной кампании, можно сказать, буквально накануне. Выдвижение единого кандидата в президенты от левых сил не исключал в 2015 году и лидер оппозиционных белорусских коммунистов Сергей КАЛЯКИН.

Говорить о консолидационных процессах можно бесконечно, но тем не менее, у белорусских левых существует значительная разница в партийных программах и все левые партии Беларуси относят себя к разным идеологическим направлениям левого движения. И, несмотря на наличие ряда общих программных положений, ставят перед собой разные цели. Политические партии, вне зависимости от их идеологии, объединяются в коалиции и реализовывают совместные проекты до тех пор, пока не будет исчерпана общая повестка, то есть до того момента, пока дело не дойдёт до принципиальных политических разногласий, изначально заложенных в их идеологии и программах, на этой идеологии построенных. Любая политическая коалиция, какой бы прочной и долговременной она ни была, носит временный и отчасти вынужденный характер, то есть создаётся из-за отсутствия разного рода ресурсов или из-за неблагоприятных внешних обстоятельств. Стоит признать, что в Беларуси мы имеем дело и с тем, и с другим.

Так имеет ли смысл оппозиционным белорусским левым выдвигать «единого» на грядущих президентских выборах, которые предположительно должны состояться в 2020-м?  Отвечая на этот вопрос необходимо помнить, что реальные результаты волеизъявления граждан никто, кроме «узкого круга ограниченных людей», не узнает и, соответственно, делать какие-либо долгоиграющие выводы из гипотетической кампании по агитации за «единого левого» просто невозможно. Ещё одним сдерживающим фактором является то, что работая вместе, левые партии могут значительно потерять индивидуальную узнаваемость и, в этом плане, выдвижение собственного кандидата от каждой партии гораздо выгоднее для каждой из них. Из этого вытекает логический вопрос о том, какую организацию будет представлять «единый левый». Учитывая заявление лидера социал-демократов Игоря БОРИСОВА о том, что союзу его партии с партией левых «Справедливый мир» мешают «нравственные причины», консенсусной фигурой мог бы стать представитель независимых профсоюзов, беспартийный претендент, либо член партии «Зелёные» —  с учётом того, что зелёно-левые партии всегда славились тем, что объединяли в своих рядах представителей самых разных левых течений, начиная от маоистов и троцкистов, заканчивая левыми социалистами. Хотя нельзя отрицать, что и в БСДП(Г) или «Справедливом мире» могут найтись компромиссные кандидатуры, которые не вызовут категорического неприятия у партнёров.

В конце концов, всегда существует беспроигрышный вариант по определению потенциального кандидата – проведение праймериз, которые могут не только внести ясность с потенциальной кандидатурой, но и включить избирателей в политическую кампанию задолго до её номинального начала.

Но помимо зарегистрированных левых партий в Беларуси существует определённое количество «несистемных» левых групп и объединений, точное количество которых назвать сложно в связи с тем, что многие из них не имеют чёткой самоидентификации и не всегда активно позиционируют себя в публичном пространстве. Говорить о том, будут ли они тем или иным образом участвовать в президентских (или любых других) выборах и если будут, то каким образом, достаточно сложно, так как зачастую эти объединения, кроме их «несистемности», больше ничего между собой не роднит. Впрочем, «несистемщики», скорее всего, проигнорируют грядущую президентскую кампанию, так как участие в политической кампании с другой партией или группой политических партий им «паблисити» явно не добавит, а чем меньше в количественном отношении организация и чем менее она известна, тем больше она будет стремится к максимизации своей узнаваемости, в том числе, за счёт подчеркивания своих политических различий с более крупными и узнаваемыми левыми партиями.

Нельзя не учитывать и то, что некоторые левые партии уже частично определились со своими планами на президентскую кампанию или, по крайней мере, сделали заявления о намерениях.

Председатель БСДП Игорь БОРИСОВ ещё в апреле 2018 года заявил, что большинство членов его партии выступает за выдвижение партийного кандидата в президенты «вместо сотрудничества с кем-то и работы на какого-то другого». В свою очередь, Сергей КАЛЯКИН в одном из своих интервью за декабрь 2018 года сообщил, что в партии “Справедливый мир” есть четыре потенциальных кандидатуры для выдвижения на ближайших президентских выборах, хотя идею выдвижения единого левого кандидата в президенты категорически не отверг. По мнению Калякина, организовывать левые праймериз исключительно с партийными претендентами в кандидаты — это, как минимум, “несерьёзно” и дискредитирует саму идею праймериз.

Вне зависимости от обозначенных выше сложностей, выдвижение единого кандидата от левых сил на пост президента может стать насущной необходимостью из-за элементарной нехватки ресурсов и неблагоприятных внешних обстоятельств.

Напомню, что в преддверии президентских выборов 2010 года Юрий Глушаков, претендент в кандидаты от «Зелёных» необходимые 100 тыс. подписей не собрал, хотя количество собранных подписей оглашать не стал, мотивируя это тем, что «было принято такое решение». Лидер партии “Справедливый мир” Сергей КАЛЯКИН в 2015 году собрал 64 247 подписей, что в принципе не так уж и мало, тем более, на фоне событий происходивших на тот момент у наших южных соседей, но избирательное законодательство есть избирательное законодательство и его требования непреклонны. Очевидно, что ни одна политическая партия, на сегодняшний день, в одиночку собрать необходимое количество подписей для выдвижения кандидата в президенты не способна, если она, конечно, не пользуется преференциями от бюрократического аппарата.

Но самая главная причина, которая оправдывает и возможную потерю узнаваемости отдельных партий, и затраченные ресурсы, и острые дискуссии, и все прочие технические неурядицы – это возвращение левой повестки в публичное пространство, в разговоры и мысли наёмных работников, интересы которых с каждым днём всё больше и больше ущемляются в пользу тех, у кого есть «толстые кошельки» или кресла в «больших кабинетах». Действующая власть пытается выражать классовые интересы всех социальных групп и, при этом, не выражает ничьи, кроме своих собственных. В этом её сила, которая может с лёгкостью превратиться в слабость, если трудящиеся организуются, а все прогрессивные левые силы будут посильно способствовать этому процессу и предложат альтернативный проект развития страны, соответствующий интересам большинства.

Поэтому единый кандидат в президенты белорусским левым просто необходим.

Но вот только не факт, что на ближайших выборах…

Павел КАТОРЖЕВСКИЙ, член Бюро Минского городского комитета Белорусской партии левых «Справедливый мир», политолог

By
@
backtotop