Рафаэль ГЛЮКСМАНН: «Никто из левых, похоже, не осознал всей трагичности ситуации»

Рафаэль ГЛЮКСМАНН — французский журналист и кинорежиссёр-документалист, сын известного писателя А. Глюксманна, типичного бывшего «нового левого» образца 1968 года, порвавшего с левым движением в начале 1970-х годов и ставшего на откровенно враждебные по отношению к марксизму позиции. Рафаэля, по ходу, напротив, «левая совесть» не оставила, и недавно он  опубликовал книгу «Дети пустого мира. От индивидуалистического тупика к гражданскому пробуждению» (Les Enfants du vide. De l’impasse individualiste au reveil citoyen), в которой призывает к кардинальным переменам в идеологической сфере, доказывая, что деидеологизация мало того, что ведёт к атомизации людей и простому человеческому одиночеству, но и, как следствие, к «правому реваншу». Об этом он говорит в интервью Мод ВЕРНЬОЛЬ для L’Humanité. Интервью вышло в переводе «Общества друзей Юманите».

French philosopher Andre Glucksmann (L) and his son Raphael present their book "68 explained to Nicolas Sarkozy" during the 28th Paris' Book Fair, on March 15, 2008 in Paris. Israeli writers are the stars of the Paris book fair this year. Last year, Indian writers were celebrated at the Paris book fair and next year Mexico is the guest of honour. AFP PHOTO FRANCOIS GUILLOT

Андрэ и Рафаэль ГЛЮКСМАННЫ представляют свою совместную книгу «Май 1968, объяснённый для Николя Саркози». Фото: AFP / Francois Guillot

— «Раньше люди жили догмами и мифами. Сейчас наше общество вообще бессмысленно…» Это фраза из вашей книги. Почему, на ваш взгляд, можно понять политический кризис сегодня, анализируя жизнь предыдущих поколений?

— Мы — «дети пустого мира». Поколение, чьи родители видели 68-й год, жили в обществе, которое питалось коллективными идеологиями. Левые верили в марксизм, в прогресс. Они стремились разрушить догматы, чтобы думать самостоятельно, проявить свою индивидуальность. Поколение наших родителей пережило великое потрясение: разрушилось то, во что они верили. Так появился 68-й год, однако, как следствие, люди отвергли свои идеологии. Мы унаследовали «пустой мир», общество, не имеющее идеологий, групповых структур.

Анализ жизни поколений отчасти позволяет понять, почему возник современный политический кризис. Я сам разобрался в ситуации не сразу. Работая над книгой, я придерживался определённой структуры. Изначально я думал, что свободы человека – это удел свободного общества.

Я родился по «хорошую» сторону социального барьера и потому смог объективно взглянуть на вещи, только покинув привычную для себя обстановку.

Отправной точкой для написания книги послужила ваша встреча в Лотарингии с вышедшим на пенсию работником чёрной металлургии, который рассказал вам о том, что его идеологические взгляды не совпадают со взглядами его детей: «Я состоял в рядах партии и был членом профсоюза. А мои дети — сами по себе. И голосуют за «Национальный фронт»». Насколько справедливо будет проецировать его ситуацию на всех?

— Разговаривая с ним, я не знал, что ему ответить. Он продолжал задавать мне вопросы. И часто выражал своё возмущение успехом «Национального фронта», сжимая от злости кулаки, но не приводя при этом обоснованных доводов.

Однако мой собеседник сам ответил на свои вопросы: «Мы были членами профсоюза и состояли в рядах партии». На протяжении всей своей жизни в обществе он никогда не чувствовал себя одиноким…

Возможно, его дети богаче него, но это ничего им не даёт, поскольку они одиноки. Именно в этом находятся истоки кризиса западных демократических государств. Помимо экономических причин существуют другие – потеря ценностных ориентиров, разрушение структуры, вписывающей человека в жизнь общества – которые создают благоприятную почву для ультраправых течений. Отсутствие идеологии породило общество, в котором каждый человек — сам за себя. И это опасно, ибо в такой ситуации к власти могут прийти как харизматичные лидеры, так и тираны. Ведь разобщённые люди всегда в большей степени поддаются влиянию лидера, который лишает их свобод. Именно по этой причине либерализм не может служить оружием против фашизма, а волну народного движения, которая накрыла Европу, не смогут остановить привычная риторика.

По вашему мнению, для того чтобы левые силы вернули своё влияние, необходимо понять, в чём они потерпели неудачу. Вы несколько раз упоминаете отчёт «Terra Nova» 2011 года, называя его «социальной капитуляцией» …

— В этом отчёте всё соответствует действительности. Он всего лишь утверждает закономерность давно идущего процесса – изменение направления действий левых сил в правительстве в сторону борьбы за всеобщее равенство, и сразу именно в тот момент, когда проявляется неравенство. Вместо того, чтобы кричать, необходимо экстренно принимать меры против расизма. И да, с расизмом нужно бороться во имя всеобщего равенства, но это не должно заменять собой планы по глобальному преобразованию общества.

В отчёте «Terra Nova» говорилось именно об этом: оставить в стороне рабочих, заменив их на культурный союз космополитической буржуазии и меньшинств. И вот мы видим результат.

— В книге вы также затрагиваете проблему «пустого мира». Речь идёт о времени, когда демократия, кажется, осталась в прошлом, а частные интересы преобладают над политикой. Кто сегодня способен улучшить ситуацию в сфере политики?

— В этом всё и дело. К сожалению, факты неопровержимо указывают на то, что популисты (такие как Маттео САЛЬВИНИ) приходят к власти. Нельзя недооценивать проблему. Как в ситуации с «Брекзитом», когда представители европейских ультраправых партий подхватили лозунг «Вернём своё» («Take back control»).

Чем мы можем на это ответить?

Само определение народа, производное от обозначения жителей средневекового города, подразумевает способность нести ответственность за свою судьбу. Ситуация сегодня ужасна, однако те, кто называет себя прогрессистами, ещё меньше занимаются политикой, чем Маттео САЛЬВИНИ или Дональд ТРАМП. Я ощутил себя, словно в кошмарном сне наяву, когда услышал, что на редколлегии человека умоляли помешать формированию нового правительства в Италии рейтинговые агентства, взывая к свободам человека!

Неужели оставался лишь один выбор между пост-демократическим либерализмом и демократиями, лишёнными либерализма?

— Именно на такой выбор рассчитывает Эммануэль МАКРОН на будущих выборах в Европейский парламент.

— Он хочет снова разыграть сценарий второго тура президентских выборов. Мы уже видели такое. Однако его позиция «либо я, либо хаос» чрезвычайно опасна. Во время выборов в Европейский парламент важно не допустить противостояния между сторонниками Европы Юнкера и сторонниками «Фрекзита» (главным апологетом которого, как известно, выступает Марин ЛЕ ПЕН. — Left.BY).

Я глубоко убеждён в том, что серьёзные проблемы, с которыми мы сталкиваемся в сферах климата, экономики и общества, должны решаться именно на европейском уровне. Учитывая данное обстоятельство, разобщённость левых сил просто не укладывается в голове. Ясно, что никто из левых не осознал всю трагичность ситуации.

Однако я не считаю, что левые могут объединиться по мановению руки одного человека. В данном случае я имею в виду Жана-Люка МЕЛАНШОНА.

Ок, здорово: партий больше нет. Ну а что тогда есть? А есть движения, построенные на строгой иерархии, которые считают себя современными, поскольку не подчиняются влиянию партий. На самом деле они представляют собой инвариант политической жизни.

Я убеждён, что разделение на правых и левых актуализируется вновь…

<…>

Источник — «Общество друзей Юманите»

_______

Читать по теме:

Филипп Марльер: «Подъём радикальных левых не компенсировал целостного спада французской левой»

Никаких предварительных условий для единения левых


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


9 − шесть =

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Рафаэль ГЛЮКСМАНН: «Никто из левых, похоже, не осознал всей трагичности ситуации»

raphael 28/11/2018

Рафаэль ГЛЮКСМАНН — французский журналист и кинорежиссёр-документалист, сын известного писателя А. Глюксманна, типичного бывшего «нового левого» образца 1968 года, порвавшего с левым движением в начале 1970-х годов и ставшего на откровенно враждебные по отношению к марксизму позиции. Рафаэля, по ходу, напротив, «левая совесть» не оставила, и недавно он  опубликовал книгу «Дети пустого мира. От индивидуалистического тупика к гражданскому пробуждению» (Les Enfants du vide. De l’impasse individualiste au reveil citoyen), в которой призывает к кардинальным переменам в идеологической сфере, доказывая, что деидеологизация мало того, что ведёт к атомизации людей и простому человеческому одиночеству, но и, как следствие, к «правому реваншу». Об этом он говорит в интервью Мод ВЕРНЬОЛЬ для L’Humanité. Интервью вышло в переводе «Общества друзей Юманите».

French philosopher Andre Glucksmann (L) and his son Raphael present their book "68 explained to Nicolas Sarkozy" during the 28th Paris' Book Fair, on March 15, 2008 in Paris. Israeli writers are the stars of the Paris book fair this year. Last year, Indian writers were celebrated at the Paris book fair and next year Mexico is the guest of honour. AFP PHOTO FRANCOIS GUILLOT

Андрэ и Рафаэль ГЛЮКСМАННЫ представляют свою совместную книгу «Май 1968, объяснённый для Николя Саркози». Фото: AFP / Francois Guillot

— «Раньше люди жили догмами и мифами. Сейчас наше общество вообще бессмысленно…» Это фраза из вашей книги. Почему, на ваш взгляд, можно понять политический кризис сегодня, анализируя жизнь предыдущих поколений?

— Мы — «дети пустого мира». Поколение, чьи родители видели 68-й год, жили в обществе, которое питалось коллективными идеологиями. Левые верили в марксизм, в прогресс. Они стремились разрушить догматы, чтобы думать самостоятельно, проявить свою индивидуальность. Поколение наших родителей пережило великое потрясение: разрушилось то, во что они верили. Так появился 68-й год, однако, как следствие, люди отвергли свои идеологии. Мы унаследовали «пустой мир», общество, не имеющее идеологий, групповых структур.

Анализ жизни поколений отчасти позволяет понять, почему возник современный политический кризис. Я сам разобрался в ситуации не сразу. Работая над книгой, я придерживался определённой структуры. Изначально я думал, что свободы человека – это удел свободного общества.

Я родился по «хорошую» сторону социального барьера и потому смог объективно взглянуть на вещи, только покинув привычную для себя обстановку.

Отправной точкой для написания книги послужила ваша встреча в Лотарингии с вышедшим на пенсию работником чёрной металлургии, который рассказал вам о том, что его идеологические взгляды не совпадают со взглядами его детей: «Я состоял в рядах партии и был членом профсоюза. А мои дети — сами по себе. И голосуют за «Национальный фронт»». Насколько справедливо будет проецировать его ситуацию на всех?

— Разговаривая с ним, я не знал, что ему ответить. Он продолжал задавать мне вопросы. И часто выражал своё возмущение успехом «Национального фронта», сжимая от злости кулаки, но не приводя при этом обоснованных доводов.

Однако мой собеседник сам ответил на свои вопросы: «Мы были членами профсоюза и состояли в рядах партии». На протяжении всей своей жизни в обществе он никогда не чувствовал себя одиноким…

Возможно, его дети богаче него, но это ничего им не даёт, поскольку они одиноки. Именно в этом находятся истоки кризиса западных демократических государств. Помимо экономических причин существуют другие – потеря ценностных ориентиров, разрушение структуры, вписывающей человека в жизнь общества – которые создают благоприятную почву для ультраправых течений. Отсутствие идеологии породило общество, в котором каждый человек — сам за себя. И это опасно, ибо в такой ситуации к власти могут прийти как харизматичные лидеры, так и тираны. Ведь разобщённые люди всегда в большей степени поддаются влиянию лидера, который лишает их свобод. Именно по этой причине либерализм не может служить оружием против фашизма, а волну народного движения, которая накрыла Европу, не смогут остановить привычная риторика.

По вашему мнению, для того чтобы левые силы вернули своё влияние, необходимо понять, в чём они потерпели неудачу. Вы несколько раз упоминаете отчёт «Terra Nova» 2011 года, называя его «социальной капитуляцией» …

— В этом отчёте всё соответствует действительности. Он всего лишь утверждает закономерность давно идущего процесса – изменение направления действий левых сил в правительстве в сторону борьбы за всеобщее равенство, и сразу именно в тот момент, когда проявляется неравенство. Вместо того, чтобы кричать, необходимо экстренно принимать меры против расизма. И да, с расизмом нужно бороться во имя всеобщего равенства, но это не должно заменять собой планы по глобальному преобразованию общества.

В отчёте «Terra Nova» говорилось именно об этом: оставить в стороне рабочих, заменив их на культурный союз космополитической буржуазии и меньшинств. И вот мы видим результат.

— В книге вы также затрагиваете проблему «пустого мира». Речь идёт о времени, когда демократия, кажется, осталась в прошлом, а частные интересы преобладают над политикой. Кто сегодня способен улучшить ситуацию в сфере политики?

— В этом всё и дело. К сожалению, факты неопровержимо указывают на то, что популисты (такие как Маттео САЛЬВИНИ) приходят к власти. Нельзя недооценивать проблему. Как в ситуации с «Брекзитом», когда представители европейских ультраправых партий подхватили лозунг «Вернём своё» («Take back control»).

Чем мы можем на это ответить?

Само определение народа, производное от обозначения жителей средневекового города, подразумевает способность нести ответственность за свою судьбу. Ситуация сегодня ужасна, однако те, кто называет себя прогрессистами, ещё меньше занимаются политикой, чем Маттео САЛЬВИНИ или Дональд ТРАМП. Я ощутил себя, словно в кошмарном сне наяву, когда услышал, что на редколлегии человека умоляли помешать формированию нового правительства в Италии рейтинговые агентства, взывая к свободам человека!

Неужели оставался лишь один выбор между пост-демократическим либерализмом и демократиями, лишёнными либерализма?

— Именно на такой выбор рассчитывает Эммануэль МАКРОН на будущих выборах в Европейский парламент.

— Он хочет снова разыграть сценарий второго тура президентских выборов. Мы уже видели такое. Однако его позиция «либо я, либо хаос» чрезвычайно опасна. Во время выборов в Европейский парламент важно не допустить противостояния между сторонниками Европы Юнкера и сторонниками «Фрекзита» (главным апологетом которого, как известно, выступает Марин ЛЕ ПЕН. — Left.BY).

Я глубоко убеждён в том, что серьёзные проблемы, с которыми мы сталкиваемся в сферах климата, экономики и общества, должны решаться именно на европейском уровне. Учитывая данное обстоятельство, разобщённость левых сил просто не укладывается в голове. Ясно, что никто из левых не осознал всю трагичность ситуации.

Однако я не считаю, что левые могут объединиться по мановению руки одного человека. В данном случае я имею в виду Жана-Люка МЕЛАНШОНА.

Ок, здорово: партий больше нет. Ну а что тогда есть? А есть движения, построенные на строгой иерархии, которые считают себя современными, поскольку не подчиняются влиянию партий. На самом деле они представляют собой инвариант политической жизни.

Я убеждён, что разделение на правых и левых актуализируется вновь…

<…>

Источник — «Общество друзей Юманите»

_______

Читать по теме:

Филипп Марльер: «Подъём радикальных левых не компенсировал целостного спада французской левой»

Никаких предварительных условий для единения левых

By
@
backtotop