«Бремя зелёных», или Почему экологическая партия стала второй по популярности в ФРГ

Внезапный рост популярности германских «Зелёных» связан прежде всего с благоприятной конъюнктурой. Если социал-демократы возьмутся за ум, переместятся влево и восстановят свою репутацию сильной прогрессивной «народной» партии, то места «Зелёным» останется совсем немного всё те же 10-15% голосов; то есть им придётся забыть о триумфе последних месяцев. Шансы у них есть только при условии, что в стане СДПГ продолжится экзистенциальный кризис, — да и то, если сами «Зелёные» преодолеют свои собственные «болезни роста». Об этом пишет политолог, научный сотрудник Свободного университета Берлина Станислав КЛИМОВИЧ для Московского Центра Карнеги.

Фото: fondsk.ru

Фото: fondsk.ru

Пока мир обсуждал, как успехи ультраправой «Альтернативы для Германии» перевернут немецкую политику, угроза для старой партийной системы зашла с другой стороны. Последние опросы показали, что за партию «Союз 90/Зелёные» готовы проголосовать 24% немцев это в три раза больше, чем было у «Зелёных» на парламентских выборах год назад (8,4%), и всего на три пункта меньше уровня поддержки правящей ХДС канцлера Меркель (27%).

Может показаться, что «Зелёные» сегодня всерьез претендуют на звание новой большой «народной» партии в Германии взамен переживающих закат социал-демократов («народными» партиями называют в Германии три основные партии, — ХДС/ХСС и СДПГ, — к числу сторонников  которых относится подавляющее большинство избирателей ФРГ. — Left.BY). Но поспешных выводов делать не стоит у нынешнего взлёта популярности «Зелёных» есть два серьёзных ограничения. Внешнее зависит от социал-демократов, их способности выйти из кризиса и предложить избирателям обновлённую и привлекательную левоцентристскую повестку. А внутреннее от того, сумеет ли малая и нишевая партия «Зелёных», прыгнув выше головы, структурно адаптироваться к новым условиям и сохранить внезапно обретённое доверие широких слоёв немецкого общества.

Зелёная волна

«Зелёные» главное открытие политической осени в Германии. Недавние выборы в региональные парламенты завершились для партии настоящим триумфом. В традиционно консервативной Баварии «Зелёные» получили почти 18% голосов и сформировали вторую по величине фракцию в ландтаге, став главной оппозиционной силой.

На выборах в западной земле Гессен, после которых Ангела МЕРКЕЛЬ заявила о скором уходе с поста председателя ХДС, «Зелёные» увеличили свою поддержку на 8,7%, разделив второе место с СДПГ. В результате «Союз 90/Зелёные» получили возможность продолжить работу в правительственной коалиции с ХДС на существенно лучших условиях теперь они могут рассчитывать на большее количество министерских портфелей и лучшую представленность своих интересов в коалиционном соглашении.

Сейчас в половине федеральных земель Германии «Зелёные» входят в состав земельных правительств в качестве младшего партнера. Они работают в самых разных коалициях от классической «красно-зелёной» (с СДПГ) в Гамбурге и Бремене до «Кении» (в цветах флага этой страны ХДС, СДПГ и «Зелёные») в восточной Саксонии-Ангальт.

Ещё в одной земле, экономически мощном Баден-Вюртемберге, «Зелёные» формируют сильнейшую фракцию в ландтаге и сами выбирают себе младших партнёров по коалиции. Их премьер Винфрид КРЕЧМАН сначала отдал предпочтение союзу с СДПГ, а по итогам выборов 2016 года с ХДС. За последние годы партия накопила немало успешного опыта совместной работы в региональных правительствах со всеми основными немецкими партиями.

В 2017 году после выборов в Бундестаг у «Зелёных» впервые со времен канцлера Шрёдера появился реальный шанс войти в состав федерального правительства. Хотя их партия оказалась на последнем месте, набрав менее 9% голосов, они провели несколько раундов переговоров с ХДС Меркель и либералами из Свободной демократической партии.

Тогда демократы отказались войти в правительство, ссылаясь на слишком левую повестку будущего кабинета, которую Меркель проталкивала при поддержке «Зелёных». А после этого «Зелёные» начали превращаться во всенародных любимцев: вина за несбывшуюся мечту о новом правительстве, которое могло сменить надоевшую «большую коалицию» ХДС и СДПГ, легла на лидера либералов Линднера и канцлера Меркель. А яркие, прогрессивные, открытые миру «Зелёные» оказались в роли жертвы, и рейтинги партии поползли вверх.

Всё уже было

Нынешние успехи «Зелёных» в Германии вызывают удивление, особенно на фоне сложностей у левых и левоцентристских партий в Европе в целом. Откуда тогда у них такая поддержка? Рост популярности немецких «Зелёных» это лишь в небольшой степени результат их собственной работы по наращиванию электоральной базы или масштабных перемен в политических предпочтениях немцев. Скорее это реакция партии и ее потенциальных избирателей на внешние обстоятельства, ситуативный успех и чужие провалы. И ключевой вопрос тут в том, способны ли Зеленые конвертировать сегодняшние рейтинги в нечто продолжительное.

В недавнем прошлом «Зелёные» уже были на гребне волны. Тогда в пиковые недели их уровень поддержки по стране достигал 27–28%. Речь идёт об апреле мае 2011 года, когда после аварии на АЭС в Фукусиме экологические темы вышли на первый план и у немецких избирателей резко выросли симпатии к «Зелёным», выступавшим против атомной энергетики.

Сразу после аварии в конце марта прошли выборы в ландтаг Баден-Вюртемберга, по итогам которых «Зелёные» сумели впервые в истории Германии назначить своего представителя премьер-министром земли. Помимо Фукусимы, региональный успех партии на тех выборах объяснялся её отрицательным отношением к строительству нового главного вокзала в столице Вюртемберга Штутгарте (проект «Штутгарт-21»), которое привело к массовым протестам экологов из-за вырубки деревьев в центре города.

Осенью того же года «Зелёные» сумели пройти в ландтаг северо-восточной земли Мекленбург Передняя Померания и, таким образом, впервые были представлены во всех региональных парламентах страны.

Впрочем, надолго «Зелёных» не хватило. Уже к декабрю 2011 года общий уровень поддержки партии вернулся к нормальным значениям 10–15%, в пределах которых партия и пребывала вплоть до последнего времени. Экологические темы ушли с первых полос новостей, а вместе с ними сократилось и влияние партии, отвечающей за экологию.

Социал-демократы с подсолнухами

Сегодня благоприятные внешние обстоятельства, которые вновь заставили взлететь рейтинги «Зелёных», это фактическая самоликвидация СДПГ. Социал-демократы с осени прошлого года находятся в кадровом и программном кризисе. В глазах избирателей они перестали быть главными защитниками социальной справедливости и большего перераспределения.

СДПГ уже пятый год обеспечивает поддержку центристским решениям Ангелы Меркель и попросту сливается с повесткой канцлера. Это слияние стало ещё плотнее во время правительственного кризиса, когда министр внутренних дел Хорст ЗЕЕХОФЕР (ХСС) предложил затруднить пересечение границы для беженцев и ускорить процесс высылки тех, кому отказано в предоставлении убежища.

После долгих переговоров правительство при практически безмолвном согласии социал-демократов остановилось на полумерах, чуть более строго регулирующих миграцию, чтобы успокоить консервативный лагерь. Но символически СДПГ сдала свои позиции, отошла от традиционных левых установок на помощь всем нуждающимся. Тем, кто недоволен поведением социал-демократов, политикой широкого центра и просто устал от вечного правления большой коалиции, пришлось искать другие варианты. И для «Зелёных» снова открылось окно возможностей.

Их программа прогрессивный ответ правым радикалам: «Зелёные» последовательно выступают за политику открытых границ. Теперь левые избиратели видят в этой партии умеренную, но дееспособную оппозицию действующему правительству с фокусом на социальную политику и более справедливый рынок. Прогрессивные центристы более удачного партнера для ХДС (и, возможно, СвДП) по правящей коалиции, которая будет активнее развивать темы равноправия и многообразия в обществе, ускорит цифровизацию страны, сохранив при этом в приоритетах защиту частной жизни. Экологи по-прежнему находят в «Зелёных», которые выступают за закрытие грязных производств, отказ от дизеля, сокращение промышленных и бытовых отходов, главного защитника окружающей среды.

«Зелёные» быстро превратились из типичной нишевой партии для озабоченных экологией интеллигентов в партию для всех, где каждый может найти что-то своё и при этом никто до конца не понимает, за что, собственно, она выступает. Всё это происходит под красивой вывеской защиты природы, с которой в принципе мало кто будет спорить. Плюс подчеркнутая демократичность и эгалитарность внутрипартийных процессов, а также прогрессивность и молодёжность руководства. Пока пребывающая в недоумении СДПГ медленно увядает, «Зелёные» цветут в полную силу, как подсолнух на их партийной эмблеме.

Цена зелёного центризма

Однако есть основания полагать, что бремя общенародной партии для «Зелёных» окажется слишком тяжёлым. «Народные партии» ХДС и СДПГ, которые традиционно объединяют в себе разные течения и обеспечивают представительство всех слоёв общества, уже дорого заплатили за попытку угодить медианному избирателю и затянувшийся междусобойчик в политическом центре. Их партийные и идеологические профили оказались размытыми, избиратель начал от них отворачиваться.

В своём стремлении понравиться всем и стать новым центром «Зелёные» рискуют потерять поддержку и доверие «ядерного» электората, экологов и леваков. В партии традиционно сосуществуют два лагеря – «реалисты» и «левые» (ранее эко-фундаменталисты). Это связано с расколом в 1980–1990-е годы на тех, кто готов был заниматься «реальной политикой» и вступать в правительственные коалиции разных уровней, и тех, кто отрицал возможность подобных компромиссов. Наряду с неизменным равноправием полов на руководящих постах у «Зелёных» соблюдалось и представительство обоих политических течений.

Однако тяга к новому центризму привела к доминированию «реалистов». В 2017 году на выборах в Бундестаг обоими главными кандидатами от партии впервые стали «реалисты» Катрин Геринг-Экхард и Джем Эздемир. Затем, в начале 2018 года посты сопредседателей партии тоже отошли к представителям «реалистов» Анналене Бэрбок и Роберту Хабеку.

Левый лагерь внутри партии оказался ущемлён и сулит серьезные конфликты в будущем. Тем более, что поводы для них активно создают сами «Зелёные», работающие в региональных правительствах. Так, в Северном Рейне-Вестфалии «Зелёные» поддержали решение о вырубке части Хамбахского леса ради расширения добычи бурого угля, а в Гессене не предотвратили строительство нового терминала франкфуртского аэропорта, как обещали на выборах.

Устойчивость зелёного пути

Внезапный рост популярности «Зелёных» связан прежде всего с благоприятной конъюнктурой. Маловероятно, что партия сумеет надолго удержать свалившуюся на неё народную любовь. Для этого нужны серьёзные внутренние структурные изменения. С одной стороны, сейчас ведется активная работа над созданием новой основополагающей партийной программы, которая должна окончательно разместить «Зелёных» в новом «центре». С другой нечувствительность к экологической тематике на практике, при работе в региональных правительствах, а также внутрипартийное доминирование «реалистов» над леваками явно не тот сигнал, которого ждет их «ядерный» электорат. А это чревато партийным расколом.

Успешность переезда партии «Зелёных» из левой части политического спектра в «центр» также сильно зависит от дальнейшего развития СДПГ. Если социал-демократы возьмутся за ум, переместятся влево и восстановят свою репутацию сильной прогрессивной народной партии в противовес ХДС, которая скоро должна двинуться в сторону более консервативной повестки, то перепрофилировавшиеся в центристов «Зелёные» окажутся зажатыми между двух мощных и обозленных последними событиями партий. Сегодня в это трудно поверить, но случись ренессанс «народных партий», места между ними будет совсем немного всё те же 10–15% голосов. И тогда «Зелёным» придётся забыть о нынешних 24% поддержки.

В альтернативном сценарии, если упадок СДПГ продолжится, «Зелёные» действительно обладают потенциалом заменить её, при условии, что они справятся с описанный выше болезнью роста.

Что касается российско-германских отношений, то тут ни один из возможных сценариев развития партии «Зелёных» не поспособствует нормализации. «Зелёные» сегодня единственная партия в Германии, которая безоговорочно осуждает агрессивные действия российского правительства как на международной арене, так и в области прав человека внутри страны. При этом речь идёт не о контекстных предпочтениях, а о реализации двух базовых ценностей, на которых «Союз 90/Зелёные» строится с момента объединения Германии правах человека (от правозащитников из бывшей ГДР) и миролюбии (от классических экологов из ФРГ). Ни при более левых «Зелёных», ни при «Зелёных»-центристах эти ценности не будут пересмотрены.

Источник — Московский Центр Карнег

_____

Немецкие «зеленые» приняли предвыборную программу

«Зеленые»: 30 лет в бундестаге

  

 


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


× 8 = шестнадцать

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

«Бремя зелёных», или Почему экологическая партия стала второй по популярности в ФРГ

Фото: fondsk.ru 11/11/2018

Внезапный рост популярности германских «Зелёных» связан прежде всего с благоприятной конъюнктурой. Если социал-демократы возьмутся за ум, переместятся влево и восстановят свою репутацию сильной прогрессивной «народной» партии, то места «Зелёным» останется совсем немного всё те же 10-15% голосов; то есть им придётся забыть о триумфе последних месяцев. Шансы у них есть только при условии, что в стане СДПГ продолжится экзистенциальный кризис, — да и то, если сами «Зелёные» преодолеют свои собственные «болезни роста». Об этом пишет политолог, научный сотрудник Свободного университета Берлина Станислав КЛИМОВИЧ для Московского Центра Карнеги.

Фото: fondsk.ru

Фото: fondsk.ru

Пока мир обсуждал, как успехи ультраправой «Альтернативы для Германии» перевернут немецкую политику, угроза для старой партийной системы зашла с другой стороны. Последние опросы показали, что за партию «Союз 90/Зелёные» готовы проголосовать 24% немцев это в три раза больше, чем было у «Зелёных» на парламентских выборах год назад (8,4%), и всего на три пункта меньше уровня поддержки правящей ХДС канцлера Меркель (27%).

Может показаться, что «Зелёные» сегодня всерьез претендуют на звание новой большой «народной» партии в Германии взамен переживающих закат социал-демократов («народными» партиями называют в Германии три основные партии, — ХДС/ХСС и СДПГ, — к числу сторонников  которых относится подавляющее большинство избирателей ФРГ. — Left.BY). Но поспешных выводов делать не стоит у нынешнего взлёта популярности «Зелёных» есть два серьёзных ограничения. Внешнее зависит от социал-демократов, их способности выйти из кризиса и предложить избирателям обновлённую и привлекательную левоцентристскую повестку. А внутреннее от того, сумеет ли малая и нишевая партия «Зелёных», прыгнув выше головы, структурно адаптироваться к новым условиям и сохранить внезапно обретённое доверие широких слоёв немецкого общества.

Зелёная волна

«Зелёные» главное открытие политической осени в Германии. Недавние выборы в региональные парламенты завершились для партии настоящим триумфом. В традиционно консервативной Баварии «Зелёные» получили почти 18% голосов и сформировали вторую по величине фракцию в ландтаге, став главной оппозиционной силой.

На выборах в западной земле Гессен, после которых Ангела МЕРКЕЛЬ заявила о скором уходе с поста председателя ХДС, «Зелёные» увеличили свою поддержку на 8,7%, разделив второе место с СДПГ. В результате «Союз 90/Зелёные» получили возможность продолжить работу в правительственной коалиции с ХДС на существенно лучших условиях теперь они могут рассчитывать на большее количество министерских портфелей и лучшую представленность своих интересов в коалиционном соглашении.

Сейчас в половине федеральных земель Германии «Зелёные» входят в состав земельных правительств в качестве младшего партнера. Они работают в самых разных коалициях от классической «красно-зелёной» (с СДПГ) в Гамбурге и Бремене до «Кении» (в цветах флага этой страны ХДС, СДПГ и «Зелёные») в восточной Саксонии-Ангальт.

Ещё в одной земле, экономически мощном Баден-Вюртемберге, «Зелёные» формируют сильнейшую фракцию в ландтаге и сами выбирают себе младших партнёров по коалиции. Их премьер Винфрид КРЕЧМАН сначала отдал предпочтение союзу с СДПГ, а по итогам выборов 2016 года с ХДС. За последние годы партия накопила немало успешного опыта совместной работы в региональных правительствах со всеми основными немецкими партиями.

В 2017 году после выборов в Бундестаг у «Зелёных» впервые со времен канцлера Шрёдера появился реальный шанс войти в состав федерального правительства. Хотя их партия оказалась на последнем месте, набрав менее 9% голосов, они провели несколько раундов переговоров с ХДС Меркель и либералами из Свободной демократической партии.

Тогда демократы отказались войти в правительство, ссылаясь на слишком левую повестку будущего кабинета, которую Меркель проталкивала при поддержке «Зелёных». А после этого «Зелёные» начали превращаться во всенародных любимцев: вина за несбывшуюся мечту о новом правительстве, которое могло сменить надоевшую «большую коалицию» ХДС и СДПГ, легла на лидера либералов Линднера и канцлера Меркель. А яркие, прогрессивные, открытые миру «Зелёные» оказались в роли жертвы, и рейтинги партии поползли вверх.

Всё уже было

Нынешние успехи «Зелёных» в Германии вызывают удивление, особенно на фоне сложностей у левых и левоцентристских партий в Европе в целом. Откуда тогда у них такая поддержка? Рост популярности немецких «Зелёных» это лишь в небольшой степени результат их собственной работы по наращиванию электоральной базы или масштабных перемен в политических предпочтениях немцев. Скорее это реакция партии и ее потенциальных избирателей на внешние обстоятельства, ситуативный успех и чужие провалы. И ключевой вопрос тут в том, способны ли Зеленые конвертировать сегодняшние рейтинги в нечто продолжительное.

В недавнем прошлом «Зелёные» уже были на гребне волны. Тогда в пиковые недели их уровень поддержки по стране достигал 27–28%. Речь идёт об апреле мае 2011 года, когда после аварии на АЭС в Фукусиме экологические темы вышли на первый план и у немецких избирателей резко выросли симпатии к «Зелёным», выступавшим против атомной энергетики.

Сразу после аварии в конце марта прошли выборы в ландтаг Баден-Вюртемберга, по итогам которых «Зелёные» сумели впервые в истории Германии назначить своего представителя премьер-министром земли. Помимо Фукусимы, региональный успех партии на тех выборах объяснялся её отрицательным отношением к строительству нового главного вокзала в столице Вюртемберга Штутгарте (проект «Штутгарт-21»), которое привело к массовым протестам экологов из-за вырубки деревьев в центре города.

Осенью того же года «Зелёные» сумели пройти в ландтаг северо-восточной земли Мекленбург Передняя Померания и, таким образом, впервые были представлены во всех региональных парламентах страны.

Впрочем, надолго «Зелёных» не хватило. Уже к декабрю 2011 года общий уровень поддержки партии вернулся к нормальным значениям 10–15%, в пределах которых партия и пребывала вплоть до последнего времени. Экологические темы ушли с первых полос новостей, а вместе с ними сократилось и влияние партии, отвечающей за экологию.

Социал-демократы с подсолнухами

Сегодня благоприятные внешние обстоятельства, которые вновь заставили взлететь рейтинги «Зелёных», это фактическая самоликвидация СДПГ. Социал-демократы с осени прошлого года находятся в кадровом и программном кризисе. В глазах избирателей они перестали быть главными защитниками социальной справедливости и большего перераспределения.

СДПГ уже пятый год обеспечивает поддержку центристским решениям Ангелы Меркель и попросту сливается с повесткой канцлера. Это слияние стало ещё плотнее во время правительственного кризиса, когда министр внутренних дел Хорст ЗЕЕХОФЕР (ХСС) предложил затруднить пересечение границы для беженцев и ускорить процесс высылки тех, кому отказано в предоставлении убежища.

После долгих переговоров правительство при практически безмолвном согласии социал-демократов остановилось на полумерах, чуть более строго регулирующих миграцию, чтобы успокоить консервативный лагерь. Но символически СДПГ сдала свои позиции, отошла от традиционных левых установок на помощь всем нуждающимся. Тем, кто недоволен поведением социал-демократов, политикой широкого центра и просто устал от вечного правления большой коалиции, пришлось искать другие варианты. И для «Зелёных» снова открылось окно возможностей.

Их программа прогрессивный ответ правым радикалам: «Зелёные» последовательно выступают за политику открытых границ. Теперь левые избиратели видят в этой партии умеренную, но дееспособную оппозицию действующему правительству с фокусом на социальную политику и более справедливый рынок. Прогрессивные центристы более удачного партнера для ХДС (и, возможно, СвДП) по правящей коалиции, которая будет активнее развивать темы равноправия и многообразия в обществе, ускорит цифровизацию страны, сохранив при этом в приоритетах защиту частной жизни. Экологи по-прежнему находят в «Зелёных», которые выступают за закрытие грязных производств, отказ от дизеля, сокращение промышленных и бытовых отходов, главного защитника окружающей среды.

«Зелёные» быстро превратились из типичной нишевой партии для озабоченных экологией интеллигентов в партию для всех, где каждый может найти что-то своё и при этом никто до конца не понимает, за что, собственно, она выступает. Всё это происходит под красивой вывеской защиты природы, с которой в принципе мало кто будет спорить. Плюс подчеркнутая демократичность и эгалитарность внутрипартийных процессов, а также прогрессивность и молодёжность руководства. Пока пребывающая в недоумении СДПГ медленно увядает, «Зелёные» цветут в полную силу, как подсолнух на их партийной эмблеме.

Цена зелёного центризма

Однако есть основания полагать, что бремя общенародной партии для «Зелёных» окажется слишком тяжёлым. «Народные партии» ХДС и СДПГ, которые традиционно объединяют в себе разные течения и обеспечивают представительство всех слоёв общества, уже дорого заплатили за попытку угодить медианному избирателю и затянувшийся междусобойчик в политическом центре. Их партийные и идеологические профили оказались размытыми, избиратель начал от них отворачиваться.

В своём стремлении понравиться всем и стать новым центром «Зелёные» рискуют потерять поддержку и доверие «ядерного» электората, экологов и леваков. В партии традиционно сосуществуют два лагеря – «реалисты» и «левые» (ранее эко-фундаменталисты). Это связано с расколом в 1980–1990-е годы на тех, кто готов был заниматься «реальной политикой» и вступать в правительственные коалиции разных уровней, и тех, кто отрицал возможность подобных компромиссов. Наряду с неизменным равноправием полов на руководящих постах у «Зелёных» соблюдалось и представительство обоих политических течений.

Однако тяга к новому центризму привела к доминированию «реалистов». В 2017 году на выборах в Бундестаг обоими главными кандидатами от партии впервые стали «реалисты» Катрин Геринг-Экхард и Джем Эздемир. Затем, в начале 2018 года посты сопредседателей партии тоже отошли к представителям «реалистов» Анналене Бэрбок и Роберту Хабеку.

Левый лагерь внутри партии оказался ущемлён и сулит серьезные конфликты в будущем. Тем более, что поводы для них активно создают сами «Зелёные», работающие в региональных правительствах. Так, в Северном Рейне-Вестфалии «Зелёные» поддержали решение о вырубке части Хамбахского леса ради расширения добычи бурого угля, а в Гессене не предотвратили строительство нового терминала франкфуртского аэропорта, как обещали на выборах.

Устойчивость зелёного пути

Внезапный рост популярности «Зелёных» связан прежде всего с благоприятной конъюнктурой. Маловероятно, что партия сумеет надолго удержать свалившуюся на неё народную любовь. Для этого нужны серьёзные внутренние структурные изменения. С одной стороны, сейчас ведется активная работа над созданием новой основополагающей партийной программы, которая должна окончательно разместить «Зелёных» в новом «центре». С другой нечувствительность к экологической тематике на практике, при работе в региональных правительствах, а также внутрипартийное доминирование «реалистов» над леваками явно не тот сигнал, которого ждет их «ядерный» электорат. А это чревато партийным расколом.

Успешность переезда партии «Зелёных» из левой части политического спектра в «центр» также сильно зависит от дальнейшего развития СДПГ. Если социал-демократы возьмутся за ум, переместятся влево и восстановят свою репутацию сильной прогрессивной народной партии в противовес ХДС, которая скоро должна двинуться в сторону более консервативной повестки, то перепрофилировавшиеся в центристов «Зелёные» окажутся зажатыми между двух мощных и обозленных последними событиями партий. Сегодня в это трудно поверить, но случись ренессанс «народных партий», места между ними будет совсем немного всё те же 10–15% голосов. И тогда «Зелёным» придётся забыть о нынешних 24% поддержки.

В альтернативном сценарии, если упадок СДПГ продолжится, «Зелёные» действительно обладают потенциалом заменить её, при условии, что они справятся с описанный выше болезнью роста.

Что касается российско-германских отношений, то тут ни один из возможных сценариев развития партии «Зелёных» не поспособствует нормализации. «Зелёные» сегодня единственная партия в Германии, которая безоговорочно осуждает агрессивные действия российского правительства как на международной арене, так и в области прав человека внутри страны. При этом речь идёт не о контекстных предпочтениях, а о реализации двух базовых ценностей, на которых «Союз 90/Зелёные» строится с момента объединения Германии правах человека (от правозащитников из бывшей ГДР) и миролюбии (от классических экологов из ФРГ). Ни при более левых «Зелёных», ни при «Зелёных»-центристах эти ценности не будут пересмотрены.

Источник — Московский Центр Карнег

_____

Немецкие «зеленые» приняли предвыборную программу

«Зеленые»: 30 лет в бундестаге

  

 

By
@
backtotop