Игорь БОРИСОВ (БСДП): В 2019 году «Громада» ставит на парламентскую кампанию

Почему проект «единый демократический кандидат» уже неактуален для белорусских социал-демократов и к каким политическим кампаниям готовится Белорусская социал-демократическая партия (Грамада) в 2019 и 2020 годах, «Белорусскому партизану» рассказал председатель партии Игорь БОРИСОВ.

d575a944885c275a0d271346125461e3

— За 25 лет оппозиция неоднократно пыталась реализовать проект «единый кандидат». Накануне новой президентской кампании актуален ли данный проект?

— Актуален для некоторых партий, но для «Громады» – не актуален. Значительная часть партии выступает за выдвижение собственного кандидата. После 2006 года наши представители работали в штабах других кандидатов, но партия не получала с того никаких дивидендов.

Нужно вообще понимать, для чего нужен единый кандидат. В Беларуси сделаны три попытки сменить власть через Площадь – все безуспешные. Сделана одна попытка интеграции в существующую систему власти, которая также провалилась.

Мы оказались в патовой ситуации: что делать дальше?

Один из оппозиционных лидеров выразился так: в сложившихся условиях нужен моральный кандидат. Один или несколько претендентов, которые будут декларировать демократические ценности, будут иметь авторитет в обществе. И, даже несмотря на поражение, своими ценностями, образом жизни  могут стать моральными авторитетами в обществе. В принципе, идея неплоха, и несколько кандидатов, даже если не смогут дойти до официальной регистрации, воспользуются временем и возможностями для пропаганды своих ценностей. Возможно, из нескольких моральных авторитетов возвысится один.

— То есть, оппозиция изначально обречена на поражение?

— Я очерчу реалии, в которых существует оппозиция. Отсутствие государственного финансирования не позволяет говорить, что в стране существуют профессиональные политики. Партии не имеют права законодательной инициативы, не регистрируются, отсутствуют выборы как механизм прихода к власти, активисты политических партий находятся под постоянным прессингом и вниманием спецслужб. Быть сильными в такой ситуации просто нереально, скрестить ужа и жабу очень сложно: коммунисты и Партия БНФ проповедуют разные ценности, которые невозможно реализовать в рамках существующей системы.

В авторитарных странах диктаторская власть может удерживаться годами, десятилетиями. Вне зависимости от того, запрограммирована оппозиция или не запрограммирована на поражение, изменить ситуацию она просто не может; нужны сигналы, способные стать предвестниками перемен. Таким сигналом два года назад стал декрет о тунеядстве, который реально всколыхнул граждан, вышедших  на площадь. Но протесты имели одну особенность: они в основной массе не затронули город Минск, где нет безработицы, а прошлись по восточным регионам, жители которого до кризиса работали в России. Декрет задел конкретную целевую группу, которая взбунтовала. А демократия, солидарность с журналистами, свобода слова не задевает общество: люди сегодня думают желудком. Естественно, замена декрета №3 на декрет №1, стопроцентная оплата коммуналки для безработных, возможно, снова всколыхнет общество, пусть и не таких масштабных, как в 2017 году.

Ещё одним спусковым крючком могла бы стать новая редакция Трудового кодекса, которая дает нанимателю право увольнять работника уже через неделю после принятия на работу (сегодня – через месяц). Если людей начнут массово выбрасывать на улицу, с течением времени эта порочная практика может вылиться в протест. Но, к сожалению, у нас нет сильных профсоюзов, способных защищать права трудящихся.

— Не является ли таким сигналом к единению обострение отношений между Минском и Москвой. Центр военно-политических исследований при МГИМО недавно обнародовал сценарий* в отношении Беларуси: либо уход Лукашенко и передача власти пророссийскому кандидату, либо «крымский сценарий». Не станет ли российский фактор решающим на этих выборах?

— Для общества обострение двусторонних отношений является фоном, оно не затрагивает ежедневную жизнь. Возможный сценарий, что Россия действительно будет вмешиваться в дела Беларуси, будет пытаться сместить Лукашенко, но в сегодняшних условиях я бы не назвал его очень вероятным. Лукашенко удовлетворяет Москву; Кремлю хотелось бы иметь более пророссийского руководителя, при котором внешняя политика России и Беларуси совпадала бы практически на 100%. В России очень болезненно воспринимают внешнеполитическую «самостоятельность» Лукашенко, но на фундаментальные перемены там не готовы идти.

Подобные исследования следует воспринимать как давление на Лукашенко с целью добиться более пророссийской позиции.

При этом следует отметить, что объединенной или хотя бы заметной пророссийской оппозиции в Беларуси нет; пытаются засвидетельствовать свою лояльность Белорусская партия левых «Справедливый мир», Либерально-демократическая партия, но я бы назвал их даже нейтральными.

*Непосредственно после того, как СМИ заявили об обнародовании этого сценария, в котором давались советы как можно скорее заменить Александра Лукашенко на более пророссийского президента и подготовить для Беларуси «крымский» сценарий, доцент кафедры политической теории МГИМО Кирилл КОКТЫШ прямо заявил, что этот сценарий «абсолютно не отражает точку зрения МГИМО. Принято решение больше не работать с автором. Текст снят с сайта, тираж остановлен из-за этих двух страниц прогноза. Более того, отправлены письма белорусскому руководству, в которых поясняется, что эта публикация — неподконтрольная случайность».

— Мы разговариваем о президентских выборах, не зная, когда они состоятся: то ли в 2019, то ли в 2020 году…

— Думаю, президентская кампания пройдет в 2020 году, потому что Лукашенко публично заявил, что не будет сокращать срок президентских полномочий. Если не президентских, значит, парламентских. А что такое парламент? Сегодня это фактически отстойник для пенсионеров, выполняет те же функции, что и профсоюзы в Советском Союзе: когда чиновник становился ненужным, отработал своё, его в качестве заслуженной пенсии отправляли в профсоюзы. В Беларуси эти функции выполняет парламент: от него ничего не зависит, но обеспечивает хорошее материальное положение. Этим институтом можно пожертвовать.

Громада готовится к парламентской кампании во второй половине 2019 года, и к президентской в 2020 году.

— Какую стратегию и тактику избрала Громада на грядущую президентскую кампанию?

— Пока что мы делаем ставку всё-таки на парламентскую кампанию: уже 66 партийцев готовы участвовать в кампании. Наша цель – 110 кандидатов. Все наши претенденты понимают, что вряд ли удастся победить, но можно получить моральную победу в своих регионах. Можно воспользоваться возможностями печатных изданий, теле- и радиоэфиром, чтобы наши кандидаты стали узнаваемы в обществе.

Почему-то многие партии декларируют, что выступают за парламентскую или парламентско-президентскую республику, но не придают особого внимания парламентской кампании. И кто сказал, что смена системы может произойти в результате президентской кампании? У каждого потенциального кандидата есть искушение остаться на другой срок и управлять авторитарными методами, которые открывает супер-президентская республика.

Мы также создали временную рабочую группу, которая должна выработать формы и методы участия в президентской кампании, а также определит кандидаты, которые стоит поддерживать нашей партии. Думаю, в ближайший месяц мы определимся, потому что поступают уже предложения от других партий, некоторые пытаются нас тянуть в свои проекты. Но мы в первую очередь будем исходить из своих интересов.

— Звучали ли уже конкретные фамилии потенциальных кандидатов?

— Внутри партии, и не только, многие хотели бы видеть кандидатом в президенты Мечислава ГРИБА. Однако для Мечислава ГРИБА этот вопрос не актуален. И не только в силу возраста – просто нет никакого желания. Но в партии есть целый ряд лиц, готовых поучаствовать в избирательной гонке.

— Сами готовы выдвигаться?

— Если партия решит, что партийным кандидатом должен стать я, – буду думать. Но в любом случае к президентской кампании надо быть морально готовым. Но, как говорил Попандопуло из «Свадьбы в Малиновке», кроме желания нужен ещё и «золотой запас». А вот «золотого запасу» каждой политической структуре не хватает. Поэтому будем рассматривать разные варианты и сценарии участия в избирательной гонке: это может быть и легкий сценарий, и участие в избирательной кампании до самого конца.

— Стоит ли ожидать сюрпризов от будущей президентской кампании?

— Стоит ждать, потому что на политической арене могут появиться новые фигуры, новые спарринг-партнеры Лукашенко. Александр Григорьевич стареет, стареют и его политические оппоненты, условно говоря (я имею в виду Гайдукевича-старшего, Терещенко, Улаховича), на фоне таких кандидатов и сам Лукашенко будет выглядеть не очень привлекательно. Думаю, появится новая фигура (на мой взгляд, это будет Олег ГАЙДУКЕВИЧ, но риторика останется старой).

Сформировался ещё один тренд: смена лидера в Белорусской социал-демократической Грамаде. Однако многие считают его «проектом власти»: на роль лидера партии претендует выходец из Коммунистической партии, который неизвестно как попал в БСДГ. Поэтому существует опасение, что ещё одним спарринг-партнером Лукашенко может оказаться выходец из социал-демократической партии.

О выдвижении своего кандидата также заявил лидер «Говори правду», чей представитель являлся спарринг-партнером Лукашенко на выборах 2015 года. Не исключаю, что в 2020 году «Говори правду» может поменять коней на переправе.

— Сам Лукашенко на выборы пойдет, как считаете, или созрел для передачи власти по наследству?

— Даже не обсуждается – конечно, пойдёт. Потому что передача власти одному из сыновей – не очень популярный сценарий для Беларуси; азиатчина хороша в Азии, но Беларусь слишком близко находится к Европе и даже к России, которой может не понравиться Кремлю. Кандидат от семьи Лукашенко означает не сближение, а отдаление от России. С точки зрения классической политологии, «союз Беларуси и России» — не союз единения, а союз разъединения. В момент распада Советского Союза Беларусь имела в восемь раз большую зависимость от России, чем Украина, зависимость следовало как-то компенсировать, и ничего лучше, как «союз Беларуси и России», Лукашенко не придумал. Сегодня этот союз уже выполнил свои функции, и следовало бы уже упразднить. Коль скоро Беларусь вступила в Евразийский экономический союз, куда Россия подогнала и другие постсоветские страны, то следовало бы уже действовать в рамках ЕАЭС.

Источник — «Белорусский партизан»

 


  1. Алекс К. on 09/21/2018 at 15:00 said:

    «…Один или несколько претендентов, которые будут декларировать демократические ценности, будут иметь авторитет в обществе…»
    ТЕРМИН «ДЕМОКРАТИЧЕСКИЕ ЦЕННОСТИ» УЖЕ ТАК СКОМПРОМЕТИРОВАН, ЧТО ВОСПРИНИМАЕТСЯ КАК РУГАТЕЛЬСТВО… НЕТ, ОЗНАКОМИВШИСЬ СО ВЗГЛЯДАМИ ЭТОГО ДЕЯТЕЛЯ ОДНОЗНАЧНО НЕ БУДЕ ГОЛОСОВАТЬ НИ ЗА НЕГО, НИ ЗА КАНДИДАТОВ ОТ ЕГО ПАРТИИ — БСДГ….

  2. Микола Гольдберг on 09/27/2018 at 21:04 said:

    БСДГ возглавляет Шушкевич, умник. БСДП (Г) — это совсем другая партия.

    • Алекс К. on 10/04/2018 at 12:32 said:

      Да все эти партии — буржуазные псевдодемократические псевсоциал-демократические партии, выражающие интересы не трудящихся, а средней и мелкой буржуазии, т.н. бизнеса…

Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


8 × три =

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Игорь БОРИСОВ (БСДП): В 2019 году «Громада» ставит на парламентскую кампанию

21/09/2018

Почему проект «единый демократический кандидат» уже неактуален для белорусских социал-демократов и к каким политическим кампаниям готовится Белорусская социал-демократическая партия (Грамада) в 2019 и 2020 годах, «Белорусскому партизану» рассказал председатель партии Игорь БОРИСОВ.

d575a944885c275a0d271346125461e3

— За 25 лет оппозиция неоднократно пыталась реализовать проект «единый кандидат». Накануне новой президентской кампании актуален ли данный проект?

— Актуален для некоторых партий, но для «Громады» – не актуален. Значительная часть партии выступает за выдвижение собственного кандидата. После 2006 года наши представители работали в штабах других кандидатов, но партия не получала с того никаких дивидендов.

Нужно вообще понимать, для чего нужен единый кандидат. В Беларуси сделаны три попытки сменить власть через Площадь – все безуспешные. Сделана одна попытка интеграции в существующую систему власти, которая также провалилась.

Мы оказались в патовой ситуации: что делать дальше?

Один из оппозиционных лидеров выразился так: в сложившихся условиях нужен моральный кандидат. Один или несколько претендентов, которые будут декларировать демократические ценности, будут иметь авторитет в обществе. И, даже несмотря на поражение, своими ценностями, образом жизни  могут стать моральными авторитетами в обществе. В принципе, идея неплоха, и несколько кандидатов, даже если не смогут дойти до официальной регистрации, воспользуются временем и возможностями для пропаганды своих ценностей. Возможно, из нескольких моральных авторитетов возвысится один.

— То есть, оппозиция изначально обречена на поражение?

— Я очерчу реалии, в которых существует оппозиция. Отсутствие государственного финансирования не позволяет говорить, что в стране существуют профессиональные политики. Партии не имеют права законодательной инициативы, не регистрируются, отсутствуют выборы как механизм прихода к власти, активисты политических партий находятся под постоянным прессингом и вниманием спецслужб. Быть сильными в такой ситуации просто нереально, скрестить ужа и жабу очень сложно: коммунисты и Партия БНФ проповедуют разные ценности, которые невозможно реализовать в рамках существующей системы.

В авторитарных странах диктаторская власть может удерживаться годами, десятилетиями. Вне зависимости от того, запрограммирована оппозиция или не запрограммирована на поражение, изменить ситуацию она просто не может; нужны сигналы, способные стать предвестниками перемен. Таким сигналом два года назад стал декрет о тунеядстве, который реально всколыхнул граждан, вышедших  на площадь. Но протесты имели одну особенность: они в основной массе не затронули город Минск, где нет безработицы, а прошлись по восточным регионам, жители которого до кризиса работали в России. Декрет задел конкретную целевую группу, которая взбунтовала. А демократия, солидарность с журналистами, свобода слова не задевает общество: люди сегодня думают желудком. Естественно, замена декрета №3 на декрет №1, стопроцентная оплата коммуналки для безработных, возможно, снова всколыхнет общество, пусть и не таких масштабных, как в 2017 году.

Ещё одним спусковым крючком могла бы стать новая редакция Трудового кодекса, которая дает нанимателю право увольнять работника уже через неделю после принятия на работу (сегодня – через месяц). Если людей начнут массово выбрасывать на улицу, с течением времени эта порочная практика может вылиться в протест. Но, к сожалению, у нас нет сильных профсоюзов, способных защищать права трудящихся.

— Не является ли таким сигналом к единению обострение отношений между Минском и Москвой. Центр военно-политических исследований при МГИМО недавно обнародовал сценарий* в отношении Беларуси: либо уход Лукашенко и передача власти пророссийскому кандидату, либо «крымский сценарий». Не станет ли российский фактор решающим на этих выборах?

— Для общества обострение двусторонних отношений является фоном, оно не затрагивает ежедневную жизнь. Возможный сценарий, что Россия действительно будет вмешиваться в дела Беларуси, будет пытаться сместить Лукашенко, но в сегодняшних условиях я бы не назвал его очень вероятным. Лукашенко удовлетворяет Москву; Кремлю хотелось бы иметь более пророссийского руководителя, при котором внешняя политика России и Беларуси совпадала бы практически на 100%. В России очень болезненно воспринимают внешнеполитическую «самостоятельность» Лукашенко, но на фундаментальные перемены там не готовы идти.

Подобные исследования следует воспринимать как давление на Лукашенко с целью добиться более пророссийской позиции.

При этом следует отметить, что объединенной или хотя бы заметной пророссийской оппозиции в Беларуси нет; пытаются засвидетельствовать свою лояльность Белорусская партия левых «Справедливый мир», Либерально-демократическая партия, но я бы назвал их даже нейтральными.

*Непосредственно после того, как СМИ заявили об обнародовании этого сценария, в котором давались советы как можно скорее заменить Александра Лукашенко на более пророссийского президента и подготовить для Беларуси «крымский» сценарий, доцент кафедры политической теории МГИМО Кирилл КОКТЫШ прямо заявил, что этот сценарий «абсолютно не отражает точку зрения МГИМО. Принято решение больше не работать с автором. Текст снят с сайта, тираж остановлен из-за этих двух страниц прогноза. Более того, отправлены письма белорусскому руководству, в которых поясняется, что эта публикация — неподконтрольная случайность».

— Мы разговариваем о президентских выборах, не зная, когда они состоятся: то ли в 2019, то ли в 2020 году…

— Думаю, президентская кампания пройдет в 2020 году, потому что Лукашенко публично заявил, что не будет сокращать срок президентских полномочий. Если не президентских, значит, парламентских. А что такое парламент? Сегодня это фактически отстойник для пенсионеров, выполняет те же функции, что и профсоюзы в Советском Союзе: когда чиновник становился ненужным, отработал своё, его в качестве заслуженной пенсии отправляли в профсоюзы. В Беларуси эти функции выполняет парламент: от него ничего не зависит, но обеспечивает хорошее материальное положение. Этим институтом можно пожертвовать.

Громада готовится к парламентской кампании во второй половине 2019 года, и к президентской в 2020 году.

— Какую стратегию и тактику избрала Громада на грядущую президентскую кампанию?

— Пока что мы делаем ставку всё-таки на парламентскую кампанию: уже 66 партийцев готовы участвовать в кампании. Наша цель – 110 кандидатов. Все наши претенденты понимают, что вряд ли удастся победить, но можно получить моральную победу в своих регионах. Можно воспользоваться возможностями печатных изданий, теле- и радиоэфиром, чтобы наши кандидаты стали узнаваемы в обществе.

Почему-то многие партии декларируют, что выступают за парламентскую или парламентско-президентскую республику, но не придают особого внимания парламентской кампании. И кто сказал, что смена системы может произойти в результате президентской кампании? У каждого потенциального кандидата есть искушение остаться на другой срок и управлять авторитарными методами, которые открывает супер-президентская республика.

Мы также создали временную рабочую группу, которая должна выработать формы и методы участия в президентской кампании, а также определит кандидаты, которые стоит поддерживать нашей партии. Думаю, в ближайший месяц мы определимся, потому что поступают уже предложения от других партий, некоторые пытаются нас тянуть в свои проекты. Но мы в первую очередь будем исходить из своих интересов.

— Звучали ли уже конкретные фамилии потенциальных кандидатов?

— Внутри партии, и не только, многие хотели бы видеть кандидатом в президенты Мечислава ГРИБА. Однако для Мечислава ГРИБА этот вопрос не актуален. И не только в силу возраста – просто нет никакого желания. Но в партии есть целый ряд лиц, готовых поучаствовать в избирательной гонке.

— Сами готовы выдвигаться?

— Если партия решит, что партийным кандидатом должен стать я, – буду думать. Но в любом случае к президентской кампании надо быть морально готовым. Но, как говорил Попандопуло из «Свадьбы в Малиновке», кроме желания нужен ещё и «золотой запас». А вот «золотого запасу» каждой политической структуре не хватает. Поэтому будем рассматривать разные варианты и сценарии участия в избирательной гонке: это может быть и легкий сценарий, и участие в избирательной кампании до самого конца.

— Стоит ли ожидать сюрпризов от будущей президентской кампании?

— Стоит ждать, потому что на политической арене могут появиться новые фигуры, новые спарринг-партнеры Лукашенко. Александр Григорьевич стареет, стареют и его политические оппоненты, условно говоря (я имею в виду Гайдукевича-старшего, Терещенко, Улаховича), на фоне таких кандидатов и сам Лукашенко будет выглядеть не очень привлекательно. Думаю, появится новая фигура (на мой взгляд, это будет Олег ГАЙДУКЕВИЧ, но риторика останется старой).

Сформировался ещё один тренд: смена лидера в Белорусской социал-демократической Грамаде. Однако многие считают его «проектом власти»: на роль лидера партии претендует выходец из Коммунистической партии, который неизвестно как попал в БСДГ. Поэтому существует опасение, что ещё одним спарринг-партнером Лукашенко может оказаться выходец из социал-демократической партии.

О выдвижении своего кандидата также заявил лидер «Говори правду», чей представитель являлся спарринг-партнером Лукашенко на выборах 2015 года. Не исключаю, что в 2020 году «Говори правду» может поменять коней на переправе.

— Сам Лукашенко на выборы пойдет, как считаете, или созрел для передачи власти по наследству?

— Даже не обсуждается – конечно, пойдёт. Потому что передача власти одному из сыновей – не очень популярный сценарий для Беларуси; азиатчина хороша в Азии, но Беларусь слишком близко находится к Европе и даже к России, которой может не понравиться Кремлю. Кандидат от семьи Лукашенко означает не сближение, а отдаление от России. С точки зрения классической политологии, «союз Беларуси и России» — не союз единения, а союз разъединения. В момент распада Советского Союза Беларусь имела в восемь раз большую зависимость от России, чем Украина, зависимость следовало как-то компенсировать, и ничего лучше, как «союз Беларуси и России», Лукашенко не придумал. Сегодня этот союз уже выполнил свои функции, и следовало бы уже упразднить. Коль скоро Беларусь вступила в Евразийский экономический союз, куда Россия подогнала и другие постсоветские страны, то следовало бы уже действовать в рамках ЕАЭС.

Источник — «Белорусский партизан»

 

By
@
backtotop