Кто такие «левые интеллектуалы»? / Мнения

Наш товарищ Павел КАТОРЖЕВСКИЙ из Белорусской партии левых «Справедливый мир» пишет про довольно распространённый тип «левого интеллектуала»… Несмотря на то, Борис КАГАРЛИЦКИЙ уже успел поставить академический диагноз в том числе и этим любителям порассуждать про классовую борьбу и глобальную эксплуатацию отнюдь не от «острого чувства исторической ответственности, которое требует от всех быть активными в жизни, не допускает какого либо вида агностицизма и безучастного равнодушия» (А.Грамши), наш автор решил снова вернуться к этому вопросу — теперь в очень эмоциональном, а не академическом, ключе. Видимо, действительно «достали»… Материал первоначально вышел на сайте Sensus Novus.

07175121.146060.6145

Социальное движение 1960-х годов потерпело поражение в том числе и потому, что не сумело привлечь на свою сторону основную часть того самого “трудящегося класса”, на деле воспринимавшегося интеллектуалами в виде скучной обывательской массы. Фото: knife.media

Какая картинка возникает у вас в вашем воображении, когда вы слышите или произносите словосочетание «левый интеллектуал?» Наверняка, вы представите себе юношу бледного со взором горящим, читающего «Одномерного человека» Маркузе, не отходя от баррикады. Человек с воображением менее романтичным скорее всего представит себе неуклюжего человека в преклонном возрасте, одетого в серый пиджачок и очки в кондовой пластмассовой оправе.

Однако если вы ожидали, что сейчас я начну рисовать портрет сферического левого интеллектуала в вакууме, то рискну вас разочаровать. «Левый интеллектуал» — это не про внешность и не про возраст. Оба этих образа имеют право на существование, и не так далеки от реальной картины, — за одним исключением: левого интеллектуала практически невозможно встретить на баррикаде и вообще где-нибудь за пределами его зоны комфорта.

На сегодняшний день «левые интеллектуалы» — это уже практически социальная группа, во всяком случае, они обладают отдельными её признаками. У них присутствует (декларируется) единая цель деятельности, есть определённые нормы поведения и ожидания от поведенческой роли другого члена группы… Впрочем, для более точного обозначения группы людей, обладающих отдельными признаками социальной группы, ныне существует новомодное заимствование из английского языка – «комьюнити» (от англ. community – сообщество).

Как уже было обозначено выше, «левых интеллектуалов» трудно встретить за пределами «зоны комфорта», что само по себе звучит как оксюморон, если вспомнить тезис Маркса о том, что дело философии не только в том, чтобы объяснить мир, но и в том, чтобы его изменить. Под «зоной комфорта» я подразумеваю не только нежелание заниматься политическим «ворк-аутом» (хотя и это тоже), но и нежелание анализировать некоторые аспекты реальности, то есть нежелание говорить на неудобные темы или задумываться о них вообще. Такие темы «левые интеллектуалы» предпочитают игнорировать при помощи отточенных годами клише, называя то или иное явление догматизмом, ревизионизмом, оппортунизмом и ещё десятком слов, заканчивающихся разнообразными «измами».

Можно долго делить левых интеллектуалов на сорта и рассуждать об экзистенциальных мотивах, которые довели людей до жизни такой, но неизменным остаётся тот факт, что «левые интеллектуалы» не всегда отличаются от тех, кого они критикуют – то есть от той самой буржуазии; очень часто они не имеют и никакого отношения к терминам, которыми постоянно кичатся: «прибавочная стоимость», «общественное производство», «наёмный труд».

Нет, на самом деле, «левый интеллектуал», будучи не разозлённым производителем, а, скорее, разочарованным потребителем, будет всячески доказывать, что он точно такой же пролетарий и капитализм его угнетает ничуть не меньше других. На деле же, тех, кто производит материальные блага, «левый интеллектуал» любит издалека, при ближайшем же рассмотрении – боится как огня. Ведь если левым активистом/интеллектуалом станет каждый, то наш персонаж просто-напросто потеряет свой особый статус, чего он совсем не желает. Поэтому «левый интеллектуал» будет прятаться в арт-пространствах, на университетских кафедрах, в дискуссионных клубах и в любом месте, где повышена концентрация таких же, как и он. А если окажется, что левая практика где-нибудь и реализуется, то она обязательно «неправильная», не такая, как нужно.

В итоге, «левые интеллектуалы» боятся уничтожения капитализма (или условной его реформы) как чёрт ладана, ведь тогда исчезнет с таким трудом выстроенный мирок, в котором приятно проводить время и рассуждать о проблемах капитализма, при этом ведя образ жизни какого-нибудь пушкинского Евгения Онегина.

Достаточно вспомнить как нежно и пламенно левые интеллектуалы любили греческую СИРИЗА, но лишь до того момента, как она фактически пришла к власти, а когда греческим левым пришлось ну хотя бы как-то реализовывать свои предвыборные обещания, то левое «комьюнити» обрушилось на них с небывалой яростью, забыв, что даже из самой негативной политической практики возможно извлечь позитивный опыт. Отсюда и постоянные попытки похоронить «революционный класс», заменив его при этом дискриминируемыми группами, самая дискриминируемая из которых — по версии «левых интеллектуалов» – это сами «левые интеллектуалы»; но уж они-то точно всё сделают правильно, если совпадут «объективные и субъективные предпосылки», которых можно ждать годами, в перерывах между собственным бессилием меряясь туманностью формулировок в своих душноватых дискуссиях.

Но разве есть что-нибудь плохое в том, чтобы быть левым?

Нет, в этом определённо нет ничего плохого, как и нет ничего плохого в том, чтобы быть интеллектуалом и заниматься академическими исследованиями. Зато есть много плохого в оправдании собственного бессилия и желании остаться самым правильным и самым стерильным в движении «ради движения». Есть много плохого в фетишизировании левого активизма и превращении его в своего рода профессию «ради профессии». Ведь даже если с сегодня на завтра случится чудо и сама собой произойдёт мировая социальная революция – «хрустальная мечта» каждого левака, — то вчерашним «левым интеллектуалам» просто не найдётся места в новом мире.

Готов поспорить, что многие из них моментально переквалифицируются в правых интеллектуалов или демагогов-кляузников.

Давно пора понять, что необходимость в левом движении существует не «к счастью», а к «большому сожалению», и вовсе не для того, чтобы богемный ублюдок в брендовой футболке с Че Геварой пил крафтовое пиво с чёрной икрой, рассуждая о глобальной несправедливости капиталистической системы. Но тут целесообразно задать только один вопрос: действительно ли «левые интеллектуалы» этого не понимают?

Может, просто не хотят понимать?

Источник — Sensus Novus

__________

Читать по теме:

Антонио Грамши. Ненавижу равнодушных

Борис Кагарлицкий. Интеллектуалы и радикалы

От Лакана к Ленину: Славой Жижек как зеркало левого движения

Гасан Гусейнов: Интеллектуал не может нравиться обществу


  1. Алекс К. on 09/18/2018 at 14:48 said:

    Можно долго делить левых интеллектуалов на сорта и рассуждать об экзистенциальных мотивах, которые довели людей до жизни такой, но неизменным остаётся тот факт, что «левые интеллектуалы» не всегда отличаются от тех, кого они критикуют – то есть от той самой буржуазии; очень часто они не имеют и никакого отношения к терминам, которыми постоянно кичатся: «прибавочная стоимость», «общественное производство», «наёмный труд»…В итоге, «левые интеллектуалы» боятся уничтожения капитализма (или условной его реформы) как чёрт ладана, ведь тогда исчезнет с таким трудом выстроенный мирок, в котором приятно проводить время и рассуждать о проблемах капитализма, при этом ведя образ жизни какого-нибудь пушкинского Евгения Онегина….сами «левые интеллектуалы»…уж..точно всё сделают правильно, если совпадут «объективные и субъективные предпосылки», которых можно ждать годами, в перерывах между собственным бессилием меряясь туманностью формулировок в своих душноватых дискуссиях….»
    ЭТО ОН ПРО КОГО, ПРО ДЕЯТЕЛЕЙ ИЗ ПАРТИИ ЕВРОПЕЙСКИХ ЛЕВЫХ….?! ВЕСЬМА ТОЧНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЭТИХ «ЛЕВЫХ»….

Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


девять + 7 =

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Кто такие «левые интеллектуалы»? / Мнения

07175121.146060.6145 17/09/2018

Наш товарищ Павел КАТОРЖЕВСКИЙ из Белорусской партии левых «Справедливый мир» пишет про довольно распространённый тип «левого интеллектуала»… Несмотря на то, Борис КАГАРЛИЦКИЙ уже успел поставить академический диагноз в том числе и этим любителям порассуждать про классовую борьбу и глобальную эксплуатацию отнюдь не от «острого чувства исторической ответственности, которое требует от всех быть активными в жизни, не допускает какого либо вида агностицизма и безучастного равнодушия» (А.Грамши), наш автор решил снова вернуться к этому вопросу — теперь в очень эмоциональном, а не академическом, ключе. Видимо, действительно «достали»… Материал первоначально вышел на сайте Sensus Novus.

07175121.146060.6145

Социальное движение 1960-х годов потерпело поражение в том числе и потому, что не сумело привлечь на свою сторону основную часть того самого “трудящегося класса”, на деле воспринимавшегося интеллектуалами в виде скучной обывательской массы. Фото: knife.media

Какая картинка возникает у вас в вашем воображении, когда вы слышите или произносите словосочетание «левый интеллектуал?» Наверняка, вы представите себе юношу бледного со взором горящим, читающего «Одномерного человека» Маркузе, не отходя от баррикады. Человек с воображением менее романтичным скорее всего представит себе неуклюжего человека в преклонном возрасте, одетого в серый пиджачок и очки в кондовой пластмассовой оправе.

Однако если вы ожидали, что сейчас я начну рисовать портрет сферического левого интеллектуала в вакууме, то рискну вас разочаровать. «Левый интеллектуал» — это не про внешность и не про возраст. Оба этих образа имеют право на существование, и не так далеки от реальной картины, — за одним исключением: левого интеллектуала практически невозможно встретить на баррикаде и вообще где-нибудь за пределами его зоны комфорта.

На сегодняшний день «левые интеллектуалы» — это уже практически социальная группа, во всяком случае, они обладают отдельными её признаками. У них присутствует (декларируется) единая цель деятельности, есть определённые нормы поведения и ожидания от поведенческой роли другого члена группы… Впрочем, для более точного обозначения группы людей, обладающих отдельными признаками социальной группы, ныне существует новомодное заимствование из английского языка – «комьюнити» (от англ. community – сообщество).

Как уже было обозначено выше, «левых интеллектуалов» трудно встретить за пределами «зоны комфорта», что само по себе звучит как оксюморон, если вспомнить тезис Маркса о том, что дело философии не только в том, чтобы объяснить мир, но и в том, чтобы его изменить. Под «зоной комфорта» я подразумеваю не только нежелание заниматься политическим «ворк-аутом» (хотя и это тоже), но и нежелание анализировать некоторые аспекты реальности, то есть нежелание говорить на неудобные темы или задумываться о них вообще. Такие темы «левые интеллектуалы» предпочитают игнорировать при помощи отточенных годами клише, называя то или иное явление догматизмом, ревизионизмом, оппортунизмом и ещё десятком слов, заканчивающихся разнообразными «измами».

Можно долго делить левых интеллектуалов на сорта и рассуждать об экзистенциальных мотивах, которые довели людей до жизни такой, но неизменным остаётся тот факт, что «левые интеллектуалы» не всегда отличаются от тех, кого они критикуют – то есть от той самой буржуазии; очень часто они не имеют и никакого отношения к терминам, которыми постоянно кичатся: «прибавочная стоимость», «общественное производство», «наёмный труд».

Нет, на самом деле, «левый интеллектуал», будучи не разозлённым производителем, а, скорее, разочарованным потребителем, будет всячески доказывать, что он точно такой же пролетарий и капитализм его угнетает ничуть не меньше других. На деле же, тех, кто производит материальные блага, «левый интеллектуал» любит издалека, при ближайшем же рассмотрении – боится как огня. Ведь если левым активистом/интеллектуалом станет каждый, то наш персонаж просто-напросто потеряет свой особый статус, чего он совсем не желает. Поэтому «левый интеллектуал» будет прятаться в арт-пространствах, на университетских кафедрах, в дискуссионных клубах и в любом месте, где повышена концентрация таких же, как и он. А если окажется, что левая практика где-нибудь и реализуется, то она обязательно «неправильная», не такая, как нужно.

В итоге, «левые интеллектуалы» боятся уничтожения капитализма (или условной его реформы) как чёрт ладана, ведь тогда исчезнет с таким трудом выстроенный мирок, в котором приятно проводить время и рассуждать о проблемах капитализма, при этом ведя образ жизни какого-нибудь пушкинского Евгения Онегина.

Достаточно вспомнить как нежно и пламенно левые интеллектуалы любили греческую СИРИЗА, но лишь до того момента, как она фактически пришла к власти, а когда греческим левым пришлось ну хотя бы как-то реализовывать свои предвыборные обещания, то левое «комьюнити» обрушилось на них с небывалой яростью, забыв, что даже из самой негативной политической практики возможно извлечь позитивный опыт. Отсюда и постоянные попытки похоронить «революционный класс», заменив его при этом дискриминируемыми группами, самая дискриминируемая из которых — по версии «левых интеллектуалов» – это сами «левые интеллектуалы»; но уж они-то точно всё сделают правильно, если совпадут «объективные и субъективные предпосылки», которых можно ждать годами, в перерывах между собственным бессилием меряясь туманностью формулировок в своих душноватых дискуссиях.

Но разве есть что-нибудь плохое в том, чтобы быть левым?

Нет, в этом определённо нет ничего плохого, как и нет ничего плохого в том, чтобы быть интеллектуалом и заниматься академическими исследованиями. Зато есть много плохого в оправдании собственного бессилия и желании остаться самым правильным и самым стерильным в движении «ради движения». Есть много плохого в фетишизировании левого активизма и превращении его в своего рода профессию «ради профессии». Ведь даже если с сегодня на завтра случится чудо и сама собой произойдёт мировая социальная революция – «хрустальная мечта» каждого левака, — то вчерашним «левым интеллектуалам» просто не найдётся места в новом мире.

Готов поспорить, что многие из них моментально переквалифицируются в правых интеллектуалов или демагогов-кляузников.

Давно пора понять, что необходимость в левом движении существует не «к счастью», а к «большому сожалению», и вовсе не для того, чтобы богемный ублюдок в брендовой футболке с Че Геварой пил крафтовое пиво с чёрной икрой, рассуждая о глобальной несправедливости капиталистической системы. Но тут целесообразно задать только один вопрос: действительно ли «левые интеллектуалы» этого не понимают?

Может, просто не хотят понимать?

Источник — Sensus Novus

__________

Читать по теме:

Антонио Грамши. Ненавижу равнодушных

Борис Кагарлицкий. Интеллектуалы и радикалы

От Лакана к Ленину: Славой Жижек как зеркало левого движения

Гасан Гусейнов: Интеллектуал не может нравиться обществу

By
@
backtotop