«Левые — не церковь…»

Продолжаем присматриваться к северо-американским коллегам по левому цеху — «Демократическим социалистам Америки» (DSA; они работают «под крышей» Демократической партии, но имеют стратегическую цель – расширить своё влияние среди трудящихся Америки и создать в США массовую социалистическую партию). Многие эксперты продолжают считать, что в США «нет места социализму»; впрочем, как утверждают СМИ, левые идеи, напротив, обретают в США всё большую популярность на волне неприязни к президенту Дональду ТРАМПУ и на фоне кризиса в Демократической партии; дополнительно, по мнению американских исследователей, интерес к левым социальным и прогрессивным идеям растёт в связи с уменьшением доли среднего класса и увеличении числа сверхбогатых американцев.

no-church-meme31

Рис.: benjaminstudebaker.com

Недавно украинский ресурс Nihilist.Li опубликовал перевод статьи The Left is Not a Church американского политолога, аспиранта Кембриджского университета Бенджамина СТУДЕБЕКЕРА (Benjamin Studebaker), который на примере ДСА рассуждает о столь распространённой среди левых склонности к раскольничеству и сектанству. «Часто в пост-советских странах можно услышать, что расколами и склочничеством занимаются только пост-советские левые, в то время как западные ценят единство и компромиссы», — пишет в редакционном вступлении Nihilist.Li, однако «американский политолог Бенджамин Студбекер показывает, что это не так, приводя в пример раздор внутри местного популярного движения демократических социалистов. Он делает закономерный вывод — левые склонны к внутренним конфликтам из-за того, что часто воспринимают свои организации как церкви, в которых занимаются духовной самореализацией и поиском еретиков, а не поиском решений насущных проблем общества».

 

_______

aj2B-vrT_400x400

Benjamin Studebaker. Фото: twitter.com / BMStudebaker ‏

Я хотел бы поговорить о ДСА. Если вы не слышали, ДСА — это «Демократические социалисты Америки». Левая организация, основанная в 1982-м, но набравшая политического веса лишь в последние годы. Вдохновлённое Берни САНДЕРСОМ (представляющим, впрочем, другую партию — Вермонтскую прогрессивную. — Left.BY), членство ДСА выросло с 6 до 35 тысяч человек за последние пару лет. ДСА выступают за кучу хороших вещей, — вроде бюджетной медицины*…

* Имеется в виду проект Medicare for All, представляющий собой развитие системы Medicare, которая должна заменить и её, и американскую государственную программу медицинской помощи нуждающимся Medicaid; принципиальным тут является переход к системе медицинского обслуживания с одним плательщиком (Single-payer healthcare), где все жители получают медицинскую помощь независимо от возраста, дохода или состояния здоровья, за отказ от введения которого представители ДСА критиковали проект Obamacare (Affordable Care Act) как «непоследовательный»; альтернативой «Медобслуживанию для всех», предложенной правым большинством американских законодателей, является American Health Care Act, с которым американские демосоциалисты отчаянно борются, посколько тот перекрывает даже все те немногие социальные достижения администрации Обамы в области медицинского страхования. — Left.BY.

Я слышал о случившейся на этой неделе истории о двух ячейках ДСА — из Сан-Франциско и с Восточного побережья. Ничего особенного, но эта история многое говорит нам о современном состоянии левых организаций.

У ячейки ДСА с Восточного побережья намечаются выборы руководства. Текущее руководство состоит из фракции под названием «Хлеб и розы» (“Bread and Roses”). У них простая программа об универсальной «социалке»,  — вроде той же бюджетной медицины «с одним плательщиком». «Хлеб и розы» хотят сближения ДСА с профсоюзами рабочих на местах, хотят помогать избираться людям с похожей программой. По сути они пытаются продвигать отдельные и вполне выполнимые программы, которые направлены на помощь обычным людям. Стратегия по достижению этих целей в целом реалистична, они ориентируются на определённые цели, которые имеют смысл.

Против них — список кандидатов под названием «Единство и сила» (“Unity and Power”). «Единство и сила» хотят, чтобы ДСА главным образом противостояли Израилю и добивались отмены полиции. Что даёт противостояние Израилю рабочим в деле переговоров о повышении зарплаты и прочих выплат с работодателями и государством? Ничего. Мы правда думаем, что «отмена полиции» — то, с чем согласится большинство рабочих в США? Эти цели не особо политически выгодны. Они делают ДСА менее привлекательными для рабочих и обычных людей вообще. Нет никакой реалистичной стратегии, с помощью которой можно было бы добиться «отмены» полиции. В скандинавских странах «копы» реже вооружены, а тюрьмы гораздо гуманней, но там по прежнему есть и «копы», и тюрьмы. И нам предстоит долгий путь для того, чтоб догнать Скандинавию, — не говоря уже о том, чтобы её перегнать.

Итак, ДСА разделены на две фракции: первая имеет реалистичные цели и работоспособную стратегию для их достижения, а вторая думает, что первая недостаточно левая. Также вторая занимается политикой, которая не имеет силы в нашем историческом контексте. Звучит как история любой левацкой организации, правда? Но это ещё не всё. Фракция «Единство и сила» проводила беспощадную кампанию травли против фракции «Хлеб и розы» и её сторонников.

Сперва некоторые участники «Единство и силы» потребовали у руководства занизить требования к голосующим, чтобы дать возможность своим друзьям присоединиться к ДСА и вмешаться в избирательный процесс. Рост членства — это хорошо для маленькой политической организации, и «Единство и сила» может использовать изменение правил так же, как и «Хлеб и розы». Но «Единство и сила» утверждает, что руководство нарушило устав, внося изменения в обход процедуры. Это откровенная ложь. ДСА Восточного Побережья несколько месяцев назад проголосовало за изменение устава для того, чтобы он был понятнее новым членам. За изменения голосовал весь состав ячейки.

Потом некоторые из «Единство и силы» выдавали себя за участников «Хлеб и розы», чтобы получить доступ к перепискам внутри фракции. Они прочесали эти переписки в поисках компромата и обнаружили, что член руководящего комитета по имени Джереми ГОНГ (Jeremy Gong) в частном порядке назвал одного из членов ячейки «психом» и «поехавшим». Тогда они взяли скриншоты из личных сообщений Гонга и распространили их где только смогли, называя его «эйблистом» (тот, кто дискриминирует людей с ограниченными возможностями, — Прим. ред.) и утверждая, что ему следует уйти в отставку. На самом деле Гонг сам с ограниченными возможностями — он страдает от болезни Лайма. Гонг был настолько шокирован подобным наездом, что написал об этом огромный текст для Medium.

29793023_10211105805534351_5522368541451354112_

Jeremy Gong

Но и это еще не всё.

«Единство и сила» не только наврала о действиях руководства, впечатляя своих последователей, обманом получила чужие переписки, опубликовала их и «наехала» на инвалида, но и отправилась в соседнюю ячейку ДСА в Сан-Франциско с просьбой вмешаться в выборы против руководства ячейки Восточного Побережья. Поскольку ДСА Сан-Франциско согласно уставу не имеет возможности голосовать по этому поводу, последователи «Единство и сила» фактически попросили эту ячейку нарушить устав, чтобы не дать нарушить устав ДСА Восточного Побережья, несмотря на то, что она ничего и не нарушала. Последующие споры в ДСА Сан-Франциско о том, что же делать, напомнили аргументы США, когда повстанцы из какой-то другой страны просят их о военной помощи. «Хлеб и розы» — диктаторы, у которых руки в крови членов фракции «Единство и силы»? Должны ли ДСА Сан-Франциско против них ополчиться? Могут ли они помочь Восточному Побережью опять процветать?

«Единство и сила»? Скорее, «Раскольничество и неуместность». Вся история — полное безумия. Это междоусобная борьба леваков за несколько месяцев до выборов.

Почему левые делают такие вещи?

Почему мы никогда не слышим о подобном среди правых?

Ну, начнём с того, что правые получают деньги от миллиардеров. Миллиардеры держат спонсируемые организации в соответствии с собственными стандартами. Им надо, чтобы делались дела. Им нужно получить отдачу от своих затрат. Если её не будет, миллиардеры найдут другие организации, которые удовлетворят их лучше.

Левым организациям приходится искать финансирование и поддержку среди обычных работающих людей. Но большинство членов левых организаций — гипер-образованные выпускники университетов. Многие из них закончили или планируют закончить аспирантуру. Многие из них живут в достатке и работают по профессии.

В то время как левые организации подотчётны своим членам, сами леваки не подотчётны обычным людям — они больше похожи на комфортный клуб. Многие из них имеют хорошие работы и медицинские страховки, а те, кто не имеет — всегда может попросить помощи у богатых родителей. Их материальные интересы не связаны с успехами левой политики. Для них левизна заключается не в возможности купить еду, заплатить за квартиру, вылечиться, получить образование или воспитывать детей.

Для них левая активность — это что-то вроде посещения церкви.

Ходить в церковь — не значит менять мир, имея эффективную стратегию политических действий. Ходить в церковь — это духовная самореализация. Это значит становиться хорошим человеком вместе с другими людьми, которые также хотят быть хорошими и разделяют общие представления о добре. Также посещение церкви связано с присмотром за другими. Когда один верующий сбивается с пути, вы призываете его вернуться. Может быть, вы отругаете или пристыдите его. Когда верующий пытается продвинуть в своей церкви какие-то перемены, вы назовете его еретиком. Может быть, вы попытаетесь выдавить этого человека и отлучить от церкви. Вы можете сделать всё это, потому что в церкви основная цель — это исповедание концепции добра общими для всех способами.

Левые — это не церковь. Левые — это политическое движение, которое ставит целью получить власть и использовать её во благо людей.

Вы знаете, как религиозные правые стали большими шишками в США? Они перестали действовать, как кучка церквей. Они перестали придавать значение тому, католик вы или протестант, евангелист вы или ещё кто-нибудь. Им наплевать, если вы мормон. Даже на то, ходите ли вы вообще в церковь, — им наплевать.

Все религиозные правые заботятся только о том, чтобы ваша политика работала на них, и чтобы вы имели реалистичную стратегию реализации этой политики. Если вы против абортов, вам можно даже иметь трёх жен, постоянно изменять им, никогда не ходить в церковь и хвастаться тем, как вы домогаетесь женщин. Вы можете быть как Дональд ТРАМП — это не имеет значения.

Религиозные правые считают себя спасителями миллионов людей от убийства собственными матерями. Они подчинят всё мелкие богословские споры общей цели — положить конец убийствам. Они безжалостны и серьёзно относятся к своим целям.

Левые даже больше похожи на кучку церквей, чем сами церкви. Им пора прекращать это и заняться разработкой и воплощением политики, которая действительно важна и разделяет жизнь и смерть, комфортное существование и нищету для миллионов людей. Это означает общение и сотрудничество с неидеальными людьми, даже если они пишут слово «поехавший» в личной переписке, которую вы в любом случае не будете читать.

В конце концов, вы знаете, кто постоянно использует эйблистские высказывания? Настоящие рабочие на настоящей работе…

Источник — Nihilist.Li

_______

Продолжение темы »» «Почему церкви не очень хороши в достижении хорошего» / Why Churches Aren’t Good at Pursuing the Good

_______

«Демократические социалисты Америки»: новые горизонты

США левеют в пику Трампу: там набирают популярность социалисты

Социализм в большом городе: кто придет на смену Хиллари


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


9 × = восемьдесят один

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

«Левые — не церковь…»

no-church-meme31 27/09/2018

Продолжаем присматриваться к северо-американским коллегам по левому цеху — «Демократическим социалистам Америки» (DSA; они работают «под крышей» Демократической партии, но имеют стратегическую цель – расширить своё влияние среди трудящихся Америки и создать в США массовую социалистическую партию). Многие эксперты продолжают считать, что в США «нет места социализму»; впрочем, как утверждают СМИ, левые идеи, напротив, обретают в США всё большую популярность на волне неприязни к президенту Дональду ТРАМПУ и на фоне кризиса в Демократической партии; дополнительно, по мнению американских исследователей, интерес к левым социальным и прогрессивным идеям растёт в связи с уменьшением доли среднего класса и увеличении числа сверхбогатых американцев.

no-church-meme31

Рис.: benjaminstudebaker.com

Недавно украинский ресурс Nihilist.Li опубликовал перевод статьи The Left is Not a Church американского политолога, аспиранта Кембриджского университета Бенджамина СТУДЕБЕКЕРА (Benjamin Studebaker), который на примере ДСА рассуждает о столь распространённой среди левых склонности к раскольничеству и сектанству. «Часто в пост-советских странах можно услышать, что расколами и склочничеством занимаются только пост-советские левые, в то время как западные ценят единство и компромиссы», — пишет в редакционном вступлении Nihilist.Li, однако «американский политолог Бенджамин Студбекер показывает, что это не так, приводя в пример раздор внутри местного популярного движения демократических социалистов. Он делает закономерный вывод — левые склонны к внутренним конфликтам из-за того, что часто воспринимают свои организации как церкви, в которых занимаются духовной самореализацией и поиском еретиков, а не поиском решений насущных проблем общества».

 

_______

aj2B-vrT_400x400

Benjamin Studebaker. Фото: twitter.com / BMStudebaker ‏

Я хотел бы поговорить о ДСА. Если вы не слышали, ДСА — это «Демократические социалисты Америки». Левая организация, основанная в 1982-м, но набравшая политического веса лишь в последние годы. Вдохновлённое Берни САНДЕРСОМ (представляющим, впрочем, другую партию — Вермонтскую прогрессивную. — Left.BY), членство ДСА выросло с 6 до 35 тысяч человек за последние пару лет. ДСА выступают за кучу хороших вещей, — вроде бюджетной медицины*…

* Имеется в виду проект Medicare for All, представляющий собой развитие системы Medicare, которая должна заменить и её, и американскую государственную программу медицинской помощи нуждающимся Medicaid; принципиальным тут является переход к системе медицинского обслуживания с одним плательщиком (Single-payer healthcare), где все жители получают медицинскую помощь независимо от возраста, дохода или состояния здоровья, за отказ от введения которого представители ДСА критиковали проект Obamacare (Affordable Care Act) как «непоследовательный»; альтернативой «Медобслуживанию для всех», предложенной правым большинством американских законодателей, является American Health Care Act, с которым американские демосоциалисты отчаянно борются, посколько тот перекрывает даже все те немногие социальные достижения администрации Обамы в области медицинского страхования. — Left.BY.

Я слышал о случившейся на этой неделе истории о двух ячейках ДСА — из Сан-Франциско и с Восточного побережья. Ничего особенного, но эта история многое говорит нам о современном состоянии левых организаций.

У ячейки ДСА с Восточного побережья намечаются выборы руководства. Текущее руководство состоит из фракции под названием «Хлеб и розы» (“Bread and Roses”). У них простая программа об универсальной «социалке»,  — вроде той же бюджетной медицины «с одним плательщиком». «Хлеб и розы» хотят сближения ДСА с профсоюзами рабочих на местах, хотят помогать избираться людям с похожей программой. По сути они пытаются продвигать отдельные и вполне выполнимые программы, которые направлены на помощь обычным людям. Стратегия по достижению этих целей в целом реалистична, они ориентируются на определённые цели, которые имеют смысл.

Против них — список кандидатов под названием «Единство и сила» (“Unity and Power”). «Единство и сила» хотят, чтобы ДСА главным образом противостояли Израилю и добивались отмены полиции. Что даёт противостояние Израилю рабочим в деле переговоров о повышении зарплаты и прочих выплат с работодателями и государством? Ничего. Мы правда думаем, что «отмена полиции» — то, с чем согласится большинство рабочих в США? Эти цели не особо политически выгодны. Они делают ДСА менее привлекательными для рабочих и обычных людей вообще. Нет никакой реалистичной стратегии, с помощью которой можно было бы добиться «отмены» полиции. В скандинавских странах «копы» реже вооружены, а тюрьмы гораздо гуманней, но там по прежнему есть и «копы», и тюрьмы. И нам предстоит долгий путь для того, чтоб догнать Скандинавию, — не говоря уже о том, чтобы её перегнать.

Итак, ДСА разделены на две фракции: первая имеет реалистичные цели и работоспособную стратегию для их достижения, а вторая думает, что первая недостаточно левая. Также вторая занимается политикой, которая не имеет силы в нашем историческом контексте. Звучит как история любой левацкой организации, правда? Но это ещё не всё. Фракция «Единство и сила» проводила беспощадную кампанию травли против фракции «Хлеб и розы» и её сторонников.

Сперва некоторые участники «Единство и силы» потребовали у руководства занизить требования к голосующим, чтобы дать возможность своим друзьям присоединиться к ДСА и вмешаться в избирательный процесс. Рост членства — это хорошо для маленькой политической организации, и «Единство и сила» может использовать изменение правил так же, как и «Хлеб и розы». Но «Единство и сила» утверждает, что руководство нарушило устав, внося изменения в обход процедуры. Это откровенная ложь. ДСА Восточного Побережья несколько месяцев назад проголосовало за изменение устава для того, чтобы он был понятнее новым членам. За изменения голосовал весь состав ячейки.

Потом некоторые из «Единство и силы» выдавали себя за участников «Хлеб и розы», чтобы получить доступ к перепискам внутри фракции. Они прочесали эти переписки в поисках компромата и обнаружили, что член руководящего комитета по имени Джереми ГОНГ (Jeremy Gong) в частном порядке назвал одного из членов ячейки «психом» и «поехавшим». Тогда они взяли скриншоты из личных сообщений Гонга и распространили их где только смогли, называя его «эйблистом» (тот, кто дискриминирует людей с ограниченными возможностями, — Прим. ред.) и утверждая, что ему следует уйти в отставку. На самом деле Гонг сам с ограниченными возможностями — он страдает от болезни Лайма. Гонг был настолько шокирован подобным наездом, что написал об этом огромный текст для Medium.

29793023_10211105805534351_5522368541451354112_

Jeremy Gong

Но и это еще не всё.

«Единство и сила» не только наврала о действиях руководства, впечатляя своих последователей, обманом получила чужие переписки, опубликовала их и «наехала» на инвалида, но и отправилась в соседнюю ячейку ДСА в Сан-Франциско с просьбой вмешаться в выборы против руководства ячейки Восточного Побережья. Поскольку ДСА Сан-Франциско согласно уставу не имеет возможности голосовать по этому поводу, последователи «Единство и сила» фактически попросили эту ячейку нарушить устав, чтобы не дать нарушить устав ДСА Восточного Побережья, несмотря на то, что она ничего и не нарушала. Последующие споры в ДСА Сан-Франциско о том, что же делать, напомнили аргументы США, когда повстанцы из какой-то другой страны просят их о военной помощи. «Хлеб и розы» — диктаторы, у которых руки в крови членов фракции «Единство и силы»? Должны ли ДСА Сан-Франциско против них ополчиться? Могут ли они помочь Восточному Побережью опять процветать?

«Единство и сила»? Скорее, «Раскольничество и неуместность». Вся история — полное безумия. Это междоусобная борьба леваков за несколько месяцев до выборов.

Почему левые делают такие вещи?

Почему мы никогда не слышим о подобном среди правых?

Ну, начнём с того, что правые получают деньги от миллиардеров. Миллиардеры держат спонсируемые организации в соответствии с собственными стандартами. Им надо, чтобы делались дела. Им нужно получить отдачу от своих затрат. Если её не будет, миллиардеры найдут другие организации, которые удовлетворят их лучше.

Левым организациям приходится искать финансирование и поддержку среди обычных работающих людей. Но большинство членов левых организаций — гипер-образованные выпускники университетов. Многие из них закончили или планируют закончить аспирантуру. Многие из них живут в достатке и работают по профессии.

В то время как левые организации подотчётны своим членам, сами леваки не подотчётны обычным людям — они больше похожи на комфортный клуб. Многие из них имеют хорошие работы и медицинские страховки, а те, кто не имеет — всегда может попросить помощи у богатых родителей. Их материальные интересы не связаны с успехами левой политики. Для них левизна заключается не в возможности купить еду, заплатить за квартиру, вылечиться, получить образование или воспитывать детей.

Для них левая активность — это что-то вроде посещения церкви.

Ходить в церковь — не значит менять мир, имея эффективную стратегию политических действий. Ходить в церковь — это духовная самореализация. Это значит становиться хорошим человеком вместе с другими людьми, которые также хотят быть хорошими и разделяют общие представления о добре. Также посещение церкви связано с присмотром за другими. Когда один верующий сбивается с пути, вы призываете его вернуться. Может быть, вы отругаете или пристыдите его. Когда верующий пытается продвинуть в своей церкви какие-то перемены, вы назовете его еретиком. Может быть, вы попытаетесь выдавить этого человека и отлучить от церкви. Вы можете сделать всё это, потому что в церкви основная цель — это исповедание концепции добра общими для всех способами.

Левые — это не церковь. Левые — это политическое движение, которое ставит целью получить власть и использовать её во благо людей.

Вы знаете, как религиозные правые стали большими шишками в США? Они перестали действовать, как кучка церквей. Они перестали придавать значение тому, католик вы или протестант, евангелист вы или ещё кто-нибудь. Им наплевать, если вы мормон. Даже на то, ходите ли вы вообще в церковь, — им наплевать.

Все религиозные правые заботятся только о том, чтобы ваша политика работала на них, и чтобы вы имели реалистичную стратегию реализации этой политики. Если вы против абортов, вам можно даже иметь трёх жен, постоянно изменять им, никогда не ходить в церковь и хвастаться тем, как вы домогаетесь женщин. Вы можете быть как Дональд ТРАМП — это не имеет значения.

Религиозные правые считают себя спасителями миллионов людей от убийства собственными матерями. Они подчинят всё мелкие богословские споры общей цели — положить конец убийствам. Они безжалостны и серьёзно относятся к своим целям.

Левые даже больше похожи на кучку церквей, чем сами церкви. Им пора прекращать это и заняться разработкой и воплощением политики, которая действительно важна и разделяет жизнь и смерть, комфортное существование и нищету для миллионов людей. Это означает общение и сотрудничество с неидеальными людьми, даже если они пишут слово «поехавший» в личной переписке, которую вы в любом случае не будете читать.

В конце концов, вы знаете, кто постоянно использует эйблистские высказывания? Настоящие рабочие на настоящей работе…

Источник — Nihilist.Li

_______

Продолжение темы »» «Почему церкви не очень хороши в достижении хорошего» / Why Churches Aren’t Good at Pursuing the Good

_______

«Демократические социалисты Америки»: новые горизонты

США левеют в пику Трампу: там набирают популярность социалисты

Социализм в большом городе: кто придет на смену Хиллари

By
@
backtotop