Левые «миллениалы» объявили неолиберализму войну

В 2015 году «социализм» был самым запрашиваемым словом в поисковике веб-сайта словаря  Merriam-Webster, а в ходе проведённого в 2016 году опроса выяснилось, что 43% демократов штата Айова считают себя социалистами. Несмотря на неудачу на президентских выборах, движение левых продолжает расти. Более одного миллиона человек ежемесячно просматривает публикации таких изданий, как, к примеру, Jacobin, издаёт который представитель поколения «миллениалов», писатель Бхаскар СУНКАРА. Об этом пишет историк, профессор Иллинойского университета Эндрю ХАРТМАН в своей статье The millennial left’s war against liberalism для американского издания The Washington Post. В русском переводе статья вышла в интернет-журнале «Социалист».

pic6128_big

Однако левые «миллениалы» — это  вовсе не возврат к «новым левым» 1960-х годов — студенческим радикалам, хиппи и йиппи, устраивавших бунты по поводу войны во Вьетнаме и изменивших американскую культуру, сделав её менее расистской и сексистской и более аутентичной. Новое поколение левых идейно, скорее, напоминает «старых левых» 1930-х годов – это воинствующие профсоюзы, социалисты и даже коммунисты, которые в обстановке самой зловещей экономической депрессии в американской истории искали подлинную альтернативу капитализму.

«Cтарые левые» 1930-х были преемниками социалистического движения ХIX века, они направляли свою политическую энергию на решение проблем капитализма. Они также резко критиковали концепцию «Нового либерализма» Франклина Д. Рузвельта. Хотя Рузвельт и выступал в поддержку «обычного человека», а в процессе осуществления «Нового курса» продвигал реформы, которые легли в основу американской социал-демократии XX века, левые 1930-х критиковали Рузвельта и либералов за компромиссы с капитализмом.

Начиная с 1930-х годов пропасть между идеями либерализма и «старых левых» начала расти. В отличие от либералов, появившихся в 1960-х, для которых основными приоритетами были политические свободы, связанные с правами личности, левые социалисты настаивали на том, что большинство людей – представителей рабочего класса – абсолютно беззащитны в ситуации, когда капиталисты держат под своим контролем работу, заработную плату и социальные блага. В их представлении миссия левых – смысл их существования – заключается в расширении идеи политической свободы, включающей экономическую свободу. Это историческое различие между либерализмом и социализмом было реанимировано левыми «миллениалами».

Одним из лучших примеров деятельности левых «миллениалов» является подкаст Chapo Trap House («Чапо Трэп Хаус»). Основанный в марте 2016 года, этот подкаст является иногда весёлым, но чаще сердитым, умным и дерзким аудиожурналом о политике и культуре (ряд его участников дополнительно политически связаны с DSA. — Left.BY).

Искренний в своих демократических социалистических наклонностях, Chapo больше всего известен своим издевательскими и саркастическими материалами – это становится очевидным уже из самого названия «подкаста», ведь Chapo — это прозвище мексиканского наркобарона Хоакина Гусмана, а Trap House —  на хип-хоп сленге означает «наркопритон».  Хотя подкаст Chapo частенько критикует Трампа и «альтернативных правых» с юмором, присущим какому-нибудь комическому гению, однако свои самые издевательские передачи Chapo посвящает либералам.

На первый взгляд тактика левых «миллениалов» похожа на тактику «новых левых» 1960-х — молодые активисты атакуют лицемерие либералов схожими методами. И действительно, Chapo можно ошибочно принять за современную интернет-версию молодежного движения йиппи, которое возглавляли левые активисты шестидесятых Эбби Хоффман и Джерри Рубин, известные своими театрализованными политическими выходками. Так, в 1968 году они в шутку объявили кандидатом в президенты поросенка «Свинтуса Бессмертного» (англ. Pigasus The Immortal;  аллюзия на латPegasus и pigсвинья. — Left.BY), выступали за совместное курение марихуаны, устраивали пацифистские акции нудистов.

Однако на самом деле идеологически Chapo близки «старым левым». В 1930-е годы сотни тысяч рабочих массово вступают в профсоюзы Конгресса производственных профсоюзов (КПП, англ. Congress of Industrial Organizations — CIO). Даже Коммунистическая партия, которая всегда была подозрительным игроком американской политической жизни, наслаждалась всплеском активности в своих американских рядах благодаря распространённому в те времена мнению о том, что «Великая депрессия» является предзнаменованием скорой гибели капитализма.

Левые 1930-х критиковали реформы «Нового курса». Некоторые «cтарые левые» хотели, чтобы рабочие имели полную автономию на своих рабочих местах. Другие, вдохновленные примером Советского Союза, хотели, чтобы рабочий класс управлял государством и экономикой. Многие левые заходили в своих мечтах не так далеко, но по крайней мере хотели того, что они называли «индустриальной демократией» — политической и экономической системы, подстраивающейся под потребности и желания рабочего класса. Считалось, что либералы «Нового курса», которые, казалось, предпочитали технократические эксперименты, создают препятствие для такого левого видения Америки.

Комментарии Chapo в ходе президентской кампании в 2016 году показали, насколько левая идеология «миллениалов» напоминает идеологию левых 1930-х. Chapo обрушивалось с критикой на Хиллари Клинтон и центристов, которые составляли большинство в Демократической партии с тех пор, как президент Билл Клинтон выиграл президентские выборы в 1992 году. По мнению левых авторов Chapo, приход Клинтон символизировал захват неолибералами Демократической партии.

C их точки зрения, неолиберализм — это глумление над политической философией, он сочетает в себе поддержку таких идей левых, как расовое разнообразие, с идеями, противоречащими всему, что поддерживают левые, к примеру, что рынок является наилучшим механизмом распределения таких общественных благ как образование.

С этой точки зрения, роль демократов Клинтона заключается в управлении процессом деградации «Нового курса», а не борьбы за его расширение разными способами. Например, вместо того, чтобы выступить за систему страхования, в которой все расходы на здравоохранение оплачивает государство, а не частные страховые организации, демократы принимают Obamacare, совершенно неэффективное рыночное решение. Вместо того, чтобы помочь профсоюзам в создании массового движения, способного изменить американское общество на благо миллионов, они выступают за технократический и меритократический подходы к достижению демократического идеала.

5b1ab762f8cda44fdb019b7c679136dcf94dbd14

Участники Chapo Trap House Мэтт Кристман и Феликс Бридерман

Именно поэтому Chapo посвятил целые эпизоды тому, чтобы разнести в пух и прах телесериал «Западное крыло», популярный телесериал Аарона Соркина, в котором фетишизируется либеральная идея о том,  что умная, целеустремлённая, исполненная благих намерений элита спасет нас от правых неандертальцев. Как часто объясняет Chapo, это наивное понимание политики, которая игнорирует власть, тем самым способствуя господству республиканцев.

Как и их предшественники эпохи Великой депрессии, внимающие Chapo «миллениалы», пришли к идеям социализма во времена экономического кризиса. «Миллениалам», вероятно, будет хуже в экономическом отношении, чем их родителям или дедушкам и бабушкам, особенно тем, кто повзрослел и стал искать работу в годы после Великой рецессии 2008 года. Левый политический ответ в таких условиях обоснован.

Подкаст не является более левым изданием, чем немногочисленные журналы, издававшиеся «Старыми левыми». Но так же, как историки сегодня изучают журнал The Masses Макса Истмена, выражавшего надежды и мечты о социализме в годы после Первой мировой войны, так и мы можем прислушаться к Chapo, в котором звучат голоса новых левых, пришедших в политическую жизнь.

Источник — «Социалист»

________

Читать по теме:

«Демократические социалисты Америки»: новые горизонты

Энцо ТРАВЕРСО: Новые левые больше не верят в партии, но «используют» их для достижения своих целей

Левые партии в эпоху «новой олигархии»

Новые «новые левые» — всё ещё шанс для Европы?

Эффект Берни САНДЕРСА?


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


+ девять = 14

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Левые «миллениалы» объявили неолиберализму войну

pic6128_big 10/10/2017

В 2015 году «социализм» был самым запрашиваемым словом в поисковике веб-сайта словаря  Merriam-Webster, а в ходе проведённого в 2016 году опроса выяснилось, что 43% демократов штата Айова считают себя социалистами. Несмотря на неудачу на президентских выборах, движение левых продолжает расти. Более одного миллиона человек ежемесячно просматривает публикации таких изданий, как, к примеру, Jacobin, издаёт который представитель поколения «миллениалов», писатель Бхаскар СУНКАРА. Об этом пишет историк, профессор Иллинойского университета Эндрю ХАРТМАН в своей статье The millennial left’s war against liberalism для американского издания The Washington Post. В русском переводе статья вышла в интернет-журнале «Социалист».

pic6128_big

Однако левые «миллениалы» — это  вовсе не возврат к «новым левым» 1960-х годов — студенческим радикалам, хиппи и йиппи, устраивавших бунты по поводу войны во Вьетнаме и изменивших американскую культуру, сделав её менее расистской и сексистской и более аутентичной. Новое поколение левых идейно, скорее, напоминает «старых левых» 1930-х годов – это воинствующие профсоюзы, социалисты и даже коммунисты, которые в обстановке самой зловещей экономической депрессии в американской истории искали подлинную альтернативу капитализму.

«Cтарые левые» 1930-х были преемниками социалистического движения ХIX века, они направляли свою политическую энергию на решение проблем капитализма. Они также резко критиковали концепцию «Нового либерализма» Франклина Д. Рузвельта. Хотя Рузвельт и выступал в поддержку «обычного человека», а в процессе осуществления «Нового курса» продвигал реформы, которые легли в основу американской социал-демократии XX века, левые 1930-х критиковали Рузвельта и либералов за компромиссы с капитализмом.

Начиная с 1930-х годов пропасть между идеями либерализма и «старых левых» начала расти. В отличие от либералов, появившихся в 1960-х, для которых основными приоритетами были политические свободы, связанные с правами личности, левые социалисты настаивали на том, что большинство людей – представителей рабочего класса – абсолютно беззащитны в ситуации, когда капиталисты держат под своим контролем работу, заработную плату и социальные блага. В их представлении миссия левых – смысл их существования – заключается в расширении идеи политической свободы, включающей экономическую свободу. Это историческое различие между либерализмом и социализмом было реанимировано левыми «миллениалами».

Одним из лучших примеров деятельности левых «миллениалов» является подкаст Chapo Trap House («Чапо Трэп Хаус»). Основанный в марте 2016 года, этот подкаст является иногда весёлым, но чаще сердитым, умным и дерзким аудиожурналом о политике и культуре (ряд его участников дополнительно политически связаны с DSA. — Left.BY).

Искренний в своих демократических социалистических наклонностях, Chapo больше всего известен своим издевательскими и саркастическими материалами – это становится очевидным уже из самого названия «подкаста», ведь Chapo — это прозвище мексиканского наркобарона Хоакина Гусмана, а Trap House —  на хип-хоп сленге означает «наркопритон».  Хотя подкаст Chapo частенько критикует Трампа и «альтернативных правых» с юмором, присущим какому-нибудь комическому гению, однако свои самые издевательские передачи Chapo посвящает либералам.

На первый взгляд тактика левых «миллениалов» похожа на тактику «новых левых» 1960-х — молодые активисты атакуют лицемерие либералов схожими методами. И действительно, Chapo можно ошибочно принять за современную интернет-версию молодежного движения йиппи, которое возглавляли левые активисты шестидесятых Эбби Хоффман и Джерри Рубин, известные своими театрализованными политическими выходками. Так, в 1968 году они в шутку объявили кандидатом в президенты поросенка «Свинтуса Бессмертного» (англ. Pigasus The Immortal;  аллюзия на латPegasus и pigсвинья. — Left.BY), выступали за совместное курение марихуаны, устраивали пацифистские акции нудистов.

Однако на самом деле идеологически Chapo близки «старым левым». В 1930-е годы сотни тысяч рабочих массово вступают в профсоюзы Конгресса производственных профсоюзов (КПП, англ. Congress of Industrial Organizations — CIO). Даже Коммунистическая партия, которая всегда была подозрительным игроком американской политической жизни, наслаждалась всплеском активности в своих американских рядах благодаря распространённому в те времена мнению о том, что «Великая депрессия» является предзнаменованием скорой гибели капитализма.

Левые 1930-х критиковали реформы «Нового курса». Некоторые «cтарые левые» хотели, чтобы рабочие имели полную автономию на своих рабочих местах. Другие, вдохновленные примером Советского Союза, хотели, чтобы рабочий класс управлял государством и экономикой. Многие левые заходили в своих мечтах не так далеко, но по крайней мере хотели того, что они называли «индустриальной демократией» — политической и экономической системы, подстраивающейся под потребности и желания рабочего класса. Считалось, что либералы «Нового курса», которые, казалось, предпочитали технократические эксперименты, создают препятствие для такого левого видения Америки.

Комментарии Chapo в ходе президентской кампании в 2016 году показали, насколько левая идеология «миллениалов» напоминает идеологию левых 1930-х. Chapo обрушивалось с критикой на Хиллари Клинтон и центристов, которые составляли большинство в Демократической партии с тех пор, как президент Билл Клинтон выиграл президентские выборы в 1992 году. По мнению левых авторов Chapo, приход Клинтон символизировал захват неолибералами Демократической партии.

C их точки зрения, неолиберализм — это глумление над политической философией, он сочетает в себе поддержку таких идей левых, как расовое разнообразие, с идеями, противоречащими всему, что поддерживают левые, к примеру, что рынок является наилучшим механизмом распределения таких общественных благ как образование.

С этой точки зрения, роль демократов Клинтона заключается в управлении процессом деградации «Нового курса», а не борьбы за его расширение разными способами. Например, вместо того, чтобы выступить за систему страхования, в которой все расходы на здравоохранение оплачивает государство, а не частные страховые организации, демократы принимают Obamacare, совершенно неэффективное рыночное решение. Вместо того, чтобы помочь профсоюзам в создании массового движения, способного изменить американское общество на благо миллионов, они выступают за технократический и меритократический подходы к достижению демократического идеала.

5b1ab762f8cda44fdb019b7c679136dcf94dbd14

Участники Chapo Trap House Мэтт Кристман и Феликс Бридерман

Именно поэтому Chapo посвятил целые эпизоды тому, чтобы разнести в пух и прах телесериал «Западное крыло», популярный телесериал Аарона Соркина, в котором фетишизируется либеральная идея о том,  что умная, целеустремлённая, исполненная благих намерений элита спасет нас от правых неандертальцев. Как часто объясняет Chapo, это наивное понимание политики, которая игнорирует власть, тем самым способствуя господству республиканцев.

Как и их предшественники эпохи Великой депрессии, внимающие Chapo «миллениалы», пришли к идеям социализма во времена экономического кризиса. «Миллениалам», вероятно, будет хуже в экономическом отношении, чем их родителям или дедушкам и бабушкам, особенно тем, кто повзрослел и стал искать работу в годы после Великой рецессии 2008 года. Левый политический ответ в таких условиях обоснован.

Подкаст не является более левым изданием, чем немногочисленные журналы, издававшиеся «Старыми левыми». Но так же, как историки сегодня изучают журнал The Masses Макса Истмена, выражавшего надежды и мечты о социализме в годы после Первой мировой войны, так и мы можем прислушаться к Chapo, в котором звучат голоса новых левых, пришедших в политическую жизнь.

Источник — «Социалист»

________

Читать по теме:

«Демократические социалисты Америки»: новые горизонты

Энцо ТРАВЕРСО: Новые левые больше не верят в партии, но «используют» их для достижения своих целей

Левые партии в эпоху «новой олигархии»

Новые «новые левые» — всё ещё шанс для Европы?

Эффект Берни САНДЕРСА?

By
@
backtotop