Илья МАТВЕЕВ: Национализм всегда лжёт, а социализм — штурмует небо…

VDNKHКоллапс (нео)либерального центра в западных демократиях и успехи радикальных правых и радикальных левых (регулярно смешиваемых в сомнительном понятии «популизм») заставляют вернуться к вечным вопросам: что такое национализм? Что такое социализм? Что их объединяет и что разделяет? Об этом размышляет левый активист, кандидат политических наук Илья МАТВЕЕВ в короткой, но ёмкой заметке «Вернуть или построить?», опубликованной нашими товарищами из проекта «Сентябрь». Предлагаем её и нашим читателям.

У американского исследователя этничности Роджерса БРУБЕЙКЕРА есть глубокое определение национализма как remedial political action, то есть «исправляющей» политики. Национализм всегда отрицает статус-кво и предлагает «всё вернуть назад». При этом националист необязательно сам имеет опыт утраченного прошлого – иногда «назад» означает на сто лет назад, как у русского националиста Константина КРЫЛОВА, который продолжает болезненно всматриваться в фотографии Прокудина-Горского и искать на них секреты былой, правильной жизни («Посмотрите, как на улицах чисто!») – секреты, уничтоженные столетним заговором нерусских. Другими словами, боль по утраченному «дому» может быть фантомной (другой пример, ещё лучше – еврейский национализм). Однако эта фантомная боль для национализма первична. Всё остальное – следствия.

Социализм, в свою очередь, предлагает «дом» не вернуть, а построить. Национализм обращён в прошлое, социализм – в будущее. В своей утопической смелости он опирается на веру в человеческую природу (способность к кооперации) и, начиная с Маркса, на знание, теорию, науку. Даже когда социализм тоскует по былым временам (послевоенному welfare state), он вовсе не хочет «вернуться» туда, а хочет новых завоеваний, о самой возможности которых говорит послевоенный опыт.

Национализм и социализм имеют много общих отличий от либерализма. Оба бросают вызов статус-кво и оба являются по существу коллективистскими движениями (в противоположность либеральному индивидуализму). Однако характер вызова и формы коллективности у них противоположны. При этом у национализма больше психологической цепкости – приятней думать, что что-то уже было, чем взваливать на себя необъятное дело строительства нового. Но именно в этой легкости и приятности национализма — его главная ложь. Обещая то, чего не было (и не могло быть), национализм лжёт.

Поэтому национализм, время от времени разгораясь, всегда будет постепенно затухать в своей лжи, а социализм, какие бы он не нёс потери, всегда будет штурмовать небо…

Источник — «Сентябрь»

________

Читать ещё:

Илья МАТВЕЕВ: «Сейчас количество разных «марксизмов» такое, что их не принято определять каким-то общим термином»

Социализм возвращается и готов побеждать

Эдмунд ШЛЮССЕЛЬ: Социализм означает, что кровавые уроки XIX и XX веков не должны повторяться

Почему социализм?


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


девять × 2 =

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Илья МАТВЕЕВ: Национализм всегда лжёт, а социализм — штурмует небо…

NationalismMatveev-720x405 12/09/2017

VDNKHКоллапс (нео)либерального центра в западных демократиях и успехи радикальных правых и радикальных левых (регулярно смешиваемых в сомнительном понятии «популизм») заставляют вернуться к вечным вопросам: что такое национализм? Что такое социализм? Что их объединяет и что разделяет? Об этом размышляет левый активист, кандидат политических наук Илья МАТВЕЕВ в короткой, но ёмкой заметке «Вернуть или построить?», опубликованной нашими товарищами из проекта «Сентябрь». Предлагаем её и нашим читателям.

У американского исследователя этничности Роджерса БРУБЕЙКЕРА есть глубокое определение национализма как remedial political action, то есть «исправляющей» политики. Национализм всегда отрицает статус-кво и предлагает «всё вернуть назад». При этом националист необязательно сам имеет опыт утраченного прошлого – иногда «назад» означает на сто лет назад, как у русского националиста Константина КРЫЛОВА, который продолжает болезненно всматриваться в фотографии Прокудина-Горского и искать на них секреты былой, правильной жизни («Посмотрите, как на улицах чисто!») – секреты, уничтоженные столетним заговором нерусских. Другими словами, боль по утраченному «дому» может быть фантомной (другой пример, ещё лучше – еврейский национализм). Однако эта фантомная боль для национализма первична. Всё остальное – следствия.

Социализм, в свою очередь, предлагает «дом» не вернуть, а построить. Национализм обращён в прошлое, социализм – в будущее. В своей утопической смелости он опирается на веру в человеческую природу (способность к кооперации) и, начиная с Маркса, на знание, теорию, науку. Даже когда социализм тоскует по былым временам (послевоенному welfare state), он вовсе не хочет «вернуться» туда, а хочет новых завоеваний, о самой возможности которых говорит послевоенный опыт.

Национализм и социализм имеют много общих отличий от либерализма. Оба бросают вызов статус-кво и оба являются по существу коллективистскими движениями (в противоположность либеральному индивидуализму). Однако характер вызова и формы коллективности у них противоположны. При этом у национализма больше психологической цепкости – приятней думать, что что-то уже было, чем взваливать на себя необъятное дело строительства нового. Но именно в этой легкости и приятности национализма — его главная ложь. Обещая то, чего не было (и не могло быть), национализм лжёт.

Поэтому национализм, время от времени разгораясь, всегда будет постепенно затухать в своей лжи, а социализм, какие бы он не нёс потери, всегда будет штурмовать небо…

Источник — «Сентябрь»

________

Читать ещё:

Илья МАТВЕЕВ: «Сейчас количество разных «марксизмов» такое, что их не принято определять каким-то общим термином»

Социализм возвращается и готов побеждать

Эдмунд ШЛЮССЕЛЬ: Социализм означает, что кровавые уроки XIX и XX веков не должны повторяться

Почему социализм?

By
@
backtotop