Эффекты глобализации и её альтернативы для левых: XIII Летний университет Европейских левых в Будапеште

web_-_copyЛетний университет Партии европейских левых (European LEFT — EL), который в этом году отмечает своё 13-летие, начал работу утром в четверг 20 июля в Будапеште (Венгрия) и был посвящён рассмотрению ситуации, в которой Европа оказалась в условиях нового этапа глобализации.

Был проведён анализ политических и социальных реалий по обе стороны Атлантического океана: от Латинской Америки, которая сейчас находится в эпицентре неолиберального контр-наступления, до «анти-социальной» Европы, где доминирует «рынок» и население страдает от политики «жёсткой экономии», сокращений, роста неравенства, бедности и нестабильности. Это то поле, на котором растут крайне правые, использующие разочарование людей, и происходит это не только в Европе, но и в других странах, таких как, например, Соединённые Штаты.

Павел МУНЬОС, председатель Экономической комиссии Национального собрания Эквадора и бывший глава Национального секретариата Эквадора по развитию и планированию, рассказал об успехах и неудачах левых в Латинской Америке в последние десятилетия. Он подробно изложил, как и почему в период с 2000 по 2016 год прогрессивные движения усиливали своё влияние в регионе, — а это было ответом на распространение реальной практики неолиберализма и попытки включить все страны региона в FTAA (Панамериканскую зону свободной торговли, которая, с подачи США, предполагает создание единого экономического пространства от Канады до Чили, от Аляски и до Огненной Земли. — Left.BY), — и как левые вошли во власть во многих странах.

Однако 2016 год стал «точкой перелома».

«Сегодня мы находимся в условиях консервативной реакции, где мощные экономические группы и правые партии объединились для проведения контрнаступления с общей повесткой дня во всех странах», — сказал тов. Муньос.

Но, прежде всего, они сфокусировались на Венесуэле и на «боливарианском процессе»*.

*Инициированном Уго Чавесом «широком» движении, ставящем своей целью исключение влияния на латиноамериканские страны государств, не входящих в регион Латинской Америки, —  прежде всего, США, — через обеспечение их экономического, политического и так далее суверенитета на основе народно-демократических, антиимпериалистических и антикапиталистических ценностей; см. боливарианизм. — Left.BY.

Далее бывший эквадорский министр сформулировал три ключевых пункта повестки дня консервативного реванша. Это, во-первых, управление частью того отдельного сектора левых, которые критикуют правительства за то, что они сделали недостаточно; во-вторых, это коррупция, с которой перед лицом общественности сталкиваются все левые правительства; третье – использование средств массовой информации, «действующих как настоящие оппозиционные партии».

В итоге, как он объяснил, налицо регресс прогрессивных сил:

«Мы потеряли историческую возможность укрепить региональную интеграцию левых. Теперь нам нужно усиливать фронт сопротивления, чтобы общество стало сильнее государств».

img-20170720-wa0019

Эквадор – одна из тех немногих стран, которые ещё сопротивляются, и где правым не удалось выиграть выборы в апреле этого года. При этом одним из фронтов работы правительства остаётся борьба с «налоговыми убежищами» (оффшорами) и соглашениями о свободной торговле. Но гораздо более важным является продвижение концепции «хорошей жизни» («Buen Vivir»**), основанной на принципе необходимости осуществления всех прав человека и равного доступа ко всем без исключения ресурсам, социально-экономическим, политическим, природным и так далее, для обеспечения полноценного развития, которую разработал Эквадор и которая включена в Конституцию страны; так же это сделано и в Боливии.

**Принципы Buen Vivir, свойственные коренным группам региона, подразумевают взаимоотношения между человеком, природой и Вселенной, в которых природа предстает живым организмом, связанным прочными, взаимозависимыми, гармоничными и дополняющими друг друга взаимоотношениями с Вселенной и человечеством. Идеи общины и коммунитаризма также важны. Не личность, а община является основным источником природного и культурного богатства. Гармония внутри коренной общины достигается благодаря системе равенства и уважения ко всем членам, особенно женщинам и старейшинам, которые являются хранителями и источником традиционных знаний. — Left.BY.

В Эквадоре, скажем, развитие не отождествляется с экономическим ростом, но ассоциируется с возможностью «хорошо жить», — отметил выступающий. Природа тоже имеет свои права***, и идёт преодоление экономики, эксплуатирующей природные ресурсы, для того чтобы можно было продвинуться к «обществу знаний» и так далее. В целом это то, чем левые могут заниматься, — добавил Муньос.

***Эквадор стал первой в мире страной, закрепивший права природы на уровне Конституции. Теперь Конституция Эквадора гарантирует природе право на существование, воспроизводство и восстановление. Эти положения уже стали основой для нескольких судебных дел — например, местные жители подали иск властям одного из муниципалитетов, решивших расширить дорогу и сбросить мусор в реку. Так как это повлекло бы сужение русла и могло негативно сказаться на её экосистеме, суд постановил отменить работы. — Left.BY.

Френсис ВЮРЦ, один из основателей EL и почётный член Европарламента, рассказал о дегуманизации, сопровождающей глобализацию. Он объяснил, что это такое, но также сказал, что эта дегуманизация может быть заменена на другие отношения — отношения сотрудничества и солидарности. Он напомнил собравшимся про прошедший в ноябре 1999 года в Сиэтле «контр-саммит» во время конференции («саммита») ВТО, который заявил о борьбе против неолиберальной повестки; он говорил о движении против глобализации, о том значительном развитии, которое оно получило на Всемирном социальном форуме в Порт-Алегри и в протестах против войны в Ираке. Однако идея о том, что «другой мир возможен», сказал Вюртс, утратила динамический эффект. Тем не менее, поскольку власть придержащие не хотят рисковать снова, они превентивно подавили демократическую революцию в Греции.

Критикуя то, что сегодня представляет собой ЕС, в то же время Вюрст, по его словам, не верит в его распад, потому что риски, которые включает в себя дезъинтеграция – это, например, национализм и ожесточённая конкуренция между странами. Он сказал, что существуют инициативы по трансформации Евросоюза и что левая повестка заключается в поддержке и демонстрации этих альтернатив. Он говорил также о необходимости доказать то, что в Европе достаточно финансовых ресурсов, и призвал к созданию европейских фондов по социально-экономическому развитию и экологической трансформации, чтобы показать всем пример.

Президент Фонда Розы Люксембург Дагмар ЭНКЕЛЬМАНН рассказала о потенциале, который есть у левых, и о необходимости найти лучшие пути для его использования:

«Есть альтернативы, нужно смотреть на них и работать над ними», — сказала она.

Она напомнила о недавних встречах «большой двадцатки» в Гамбурге, чтобы подчеркнуть, что во всей Европе существует множество движений сопротивления и мобилизации. По её словам, у людей есть «запрос» и они должны присоединиться к борьбе за социальные права и социальную справедливость. В подтверждение своих слов, она упомянула о той сильной поддержке, которую получает Джереми Корбин в Соединённом Королевстве.

Перевод с англ. — Павел КАТОРЖЕВСКИЙ

Источник — EuropeanLEFT


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


шесть + = 9

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Эффекты глобализации и её альтернативы для левых: XIII Летний университет Европейских левых в Будапеште

31/07/2017

web_-_copyЛетний университет Партии европейских левых (European LEFT — EL), который в этом году отмечает своё 13-летие, начал работу утром в четверг 20 июля в Будапеште (Венгрия) и был посвящён рассмотрению ситуации, в которой Европа оказалась в условиях нового этапа глобализации.

Был проведён анализ политических и социальных реалий по обе стороны Атлантического океана: от Латинской Америки, которая сейчас находится в эпицентре неолиберального контр-наступления, до «анти-социальной» Европы, где доминирует «рынок» и население страдает от политики «жёсткой экономии», сокращений, роста неравенства, бедности и нестабильности. Это то поле, на котором растут крайне правые, использующие разочарование людей, и происходит это не только в Европе, но и в других странах, таких как, например, Соединённые Штаты.

Павел МУНЬОС, председатель Экономической комиссии Национального собрания Эквадора и бывший глава Национального секретариата Эквадора по развитию и планированию, рассказал об успехах и неудачах левых в Латинской Америке в последние десятилетия. Он подробно изложил, как и почему в период с 2000 по 2016 год прогрессивные движения усиливали своё влияние в регионе, — а это было ответом на распространение реальной практики неолиберализма и попытки включить все страны региона в FTAA (Панамериканскую зону свободной торговли, которая, с подачи США, предполагает создание единого экономического пространства от Канады до Чили, от Аляски и до Огненной Земли. — Left.BY), — и как левые вошли во власть во многих странах.

Однако 2016 год стал «точкой перелома».

«Сегодня мы находимся в условиях консервативной реакции, где мощные экономические группы и правые партии объединились для проведения контрнаступления с общей повесткой дня во всех странах», — сказал тов. Муньос.

Но, прежде всего, они сфокусировались на Венесуэле и на «боливарианском процессе»*.

*Инициированном Уго Чавесом «широком» движении, ставящем своей целью исключение влияния на латиноамериканские страны государств, не входящих в регион Латинской Америки, —  прежде всего, США, — через обеспечение их экономического, политического и так далее суверенитета на основе народно-демократических, антиимпериалистических и антикапиталистических ценностей; см. боливарианизм. — Left.BY.

Далее бывший эквадорский министр сформулировал три ключевых пункта повестки дня консервативного реванша. Это, во-первых, управление частью того отдельного сектора левых, которые критикуют правительства за то, что они сделали недостаточно; во-вторых, это коррупция, с которой перед лицом общественности сталкиваются все левые правительства; третье – использование средств массовой информации, «действующих как настоящие оппозиционные партии».

В итоге, как он объяснил, налицо регресс прогрессивных сил:

«Мы потеряли историческую возможность укрепить региональную интеграцию левых. Теперь нам нужно усиливать фронт сопротивления, чтобы общество стало сильнее государств».

img-20170720-wa0019

Эквадор – одна из тех немногих стран, которые ещё сопротивляются, и где правым не удалось выиграть выборы в апреле этого года. При этом одним из фронтов работы правительства остаётся борьба с «налоговыми убежищами» (оффшорами) и соглашениями о свободной торговле. Но гораздо более важным является продвижение концепции «хорошей жизни» («Buen Vivir»**), основанной на принципе необходимости осуществления всех прав человека и равного доступа ко всем без исключения ресурсам, социально-экономическим, политическим, природным и так далее, для обеспечения полноценного развития, которую разработал Эквадор и которая включена в Конституцию страны; так же это сделано и в Боливии.

**Принципы Buen Vivir, свойственные коренным группам региона, подразумевают взаимоотношения между человеком, природой и Вселенной, в которых природа предстает живым организмом, связанным прочными, взаимозависимыми, гармоничными и дополняющими друг друга взаимоотношениями с Вселенной и человечеством. Идеи общины и коммунитаризма также важны. Не личность, а община является основным источником природного и культурного богатства. Гармония внутри коренной общины достигается благодаря системе равенства и уважения ко всем членам, особенно женщинам и старейшинам, которые являются хранителями и источником традиционных знаний. — Left.BY.

В Эквадоре, скажем, развитие не отождествляется с экономическим ростом, но ассоциируется с возможностью «хорошо жить», — отметил выступающий. Природа тоже имеет свои права***, и идёт преодоление экономики, эксплуатирующей природные ресурсы, для того чтобы можно было продвинуться к «обществу знаний» и так далее. В целом это то, чем левые могут заниматься, — добавил Муньос.

***Эквадор стал первой в мире страной, закрепивший права природы на уровне Конституции. Теперь Конституция Эквадора гарантирует природе право на существование, воспроизводство и восстановление. Эти положения уже стали основой для нескольких судебных дел — например, местные жители подали иск властям одного из муниципалитетов, решивших расширить дорогу и сбросить мусор в реку. Так как это повлекло бы сужение русла и могло негативно сказаться на её экосистеме, суд постановил отменить работы. — Left.BY.

Френсис ВЮРЦ, один из основателей EL и почётный член Европарламента, рассказал о дегуманизации, сопровождающей глобализацию. Он объяснил, что это такое, но также сказал, что эта дегуманизация может быть заменена на другие отношения — отношения сотрудничества и солидарности. Он напомнил собравшимся про прошедший в ноябре 1999 года в Сиэтле «контр-саммит» во время конференции («саммита») ВТО, который заявил о борьбе против неолиберальной повестки; он говорил о движении против глобализации, о том значительном развитии, которое оно получило на Всемирном социальном форуме в Порт-Алегри и в протестах против войны в Ираке. Однако идея о том, что «другой мир возможен», сказал Вюртс, утратила динамический эффект. Тем не менее, поскольку власть придержащие не хотят рисковать снова, они превентивно подавили демократическую революцию в Греции.

Критикуя то, что сегодня представляет собой ЕС, в то же время Вюрст, по его словам, не верит в его распад, потому что риски, которые включает в себя дезъинтеграция – это, например, национализм и ожесточённая конкуренция между странами. Он сказал, что существуют инициативы по трансформации Евросоюза и что левая повестка заключается в поддержке и демонстрации этих альтернатив. Он говорил также о необходимости доказать то, что в Европе достаточно финансовых ресурсов, и призвал к созданию европейских фондов по социально-экономическому развитию и экологической трансформации, чтобы показать всем пример.

Президент Фонда Розы Люксембург Дагмар ЭНКЕЛЬМАНН рассказала о потенциале, который есть у левых, и о необходимости найти лучшие пути для его использования:

«Есть альтернативы, нужно смотреть на них и работать над ними», — сказала она.

Она напомнила о недавних встречах «большой двадцатки» в Гамбурге, чтобы подчеркнуть, что во всей Европе существует множество движений сопротивления и мобилизации. По её словам, у людей есть «запрос» и они должны присоединиться к борьбе за социальные права и социальную справедливость. В подтверждение своих слов, она упомянула о той сильной поддержке, которую получает Джереми Корбин в Соединённом Королевстве.

Перевод с англ. — Павел КАТОРЖЕВСКИЙ

Источник — EuropeanLEFT

By
@
backtotop