Европейские левые — в поисках социальной Европы

О левых европейских партиях, объединяющих единомышленников из национальных партий стран Европы и действующих на политическом пространстве всего Евросоюза, об их целях и ценностях, рассказывает доктор исторических наук Руслан КОСТЮК в материале «Европейские левые — за какую Европу?», подготовленном для ИА REGNUM.

Activists-from-French-left-front-e1445182338287

Сторонники французской Левой партии

В современном Европейском союзе (ЕС) важными акторами являются не только страны-члены или транснациональная бюрократия, но и европейские политические партии, официально признанные на уровне ЕС. Они имеют финансирование из средств Евросоюза, представлены в его представительных и исполнительных органах, открыто выдвигают своих кандидатов на пост председателя Европейской комиссии. Таким образом, транснациональные партии в Европе всерьёз и с каждым годом всё более ощутимо влияют на интеграционные процессы в Евросоюзе, имея при этом свои специфические идеи о том, как улучшить общую ситуацию в ЕС.

Исторически более тесные межпартийные связи в Европе существовали между партиями левого спектра. В сегодняшнем ЕС, если говорить об этом фланге, мы должны вести речь о Партии европейских социалистов (ПЕС), Европейской зелёной партии (ЕЗП) и Партии европейских левых (ПЕЛ). Эти панъевропейские партии на сегодня «покрывают» подавляющую часть влиятельных национальных партий, действующих в государствах — членах ЕС.

Самой радикальной на сегодня межнациональной партией, официально признанной на уровне ЕС, является Партия европейских левых, объединяющая в своих рядах партии еврокоммунистической традиции и часть левосоциалистических партий Старого Света. Оформившись в 2004 г., сегодня ПЕЛ, во главе которой в прошлом месяце встал известный немецкий левосоциалистический политик Грегор ГИЗИ, объединяет уже 27 партий-членов (с 2010 года в ПЕЛ входит Белорусская партия левых «Справедливый мир». — Left.BY). В Европейском парламенте в ориентированную на ПЕЛ депутатскую группу входят 45 человек, а с 2015 года радикальные левые возглавляют одну из стран Союза — Грецию. Отметим также, что её премьер-министр Алексис ЦИПРАС до самого недавнего времени являлся также заместителем председателя ПЕЛ.

1280px-Green_bloc_at_the_Copenhagen_climate_demo_Belgium_and_Germany_(4186296278)

Еврозелёные на климатическом саммите в Копенгагене

Политической «сверстницей» ПЕЛ является ЕЗП (наблюдателем в которой, к слову, является Белорусская партия «Зелёные». — Left.BY). Подавляющая часть экологических партии, действующих в странах — членах ЕС (за исключением восточноевропейского пространства), стоят на левых или левоцентристских позициях. Возглавляемая рупорами Моникой ФРАССИНИ (Италия) и евродепутатом Рейнхардом БЮТИКОФЕРОМ (ФРГ) ЕЗП имеет в Европарламенте вместе с союзным экологистам Европейским свободным альянсом (ЕСА), представляющим интересы сепаратистских и автономистских партий Старого Света, общую депутатскую группу, объединяющую почти 50 человек. Зелёные партии участвуют в правительствах нескольких стран, а с осени 2015 года ведущую роль в правительстве Литвы играет Союз зелёных и крестьян, участвующий в работе группы «Зелёные-ЕСА» в Европарламенте.

Очевидно, однако, что самой мощной частью европейского левого спектра выступает социал-демократическая ПЕС, оформленная на базе Конфедерации социалистических партий Европейских Сообществ ещё в 1992 году. Сегодня ПЕС, возглавляемая бывшим премьер-министром Болгарии Сергеем СТАНИШЕВЫМ, объединяет социалистические и левоцентристские партии практически во всех странах — членах Союза. ПЕС является второй по влиянию и значению политической партией в ЕС после правоцентристов, по своим политическим индикаторам социал-демократы заметно превосходят и радикальных левых, и экологистов. Так, на последних выборах в Европейский парламент в 2014 году левоцентристы сумели получить 191 мандат, а их представитель Мартин ШУЛЬЦ (член СДПГ; в марте 2017 г. на съезде СДПГ Шультц был избран председателем партии и выдвинут, как единый кандидат от СДПГ, на пост Федерального канцлера на осенних выборах. — Left.BY) был избран председателем Европарламента. В Еврокомиссии сегодня работают восемь представителей ПЕС, включая первого вице-председателя Франса ТИММЕРМАНСА (представляющего голландскую Партию труда), возглавляющую дипломатию ЕС Федерику МОГЕРИНИ (из Демократической партии Италии) и комиссара по экономическим и финансовым делам Пьера МОСКОВИСИ (который в молодости начинал в Революционной коммунистической лиге, но с 1984 года — член французской Соцпартии. — Left.BY). Социалисты и социал-демократы входят в правительства большинства стран — членов ЕС и возглавляют девять из них, в том числе в таких ключевых для «единой Европы» странах, как Франция и Италия. Очевидно, что наравне с Европейской народной партией‎ ПЕС имеет ключевые позиции в основных институтах Союза.

file53061509_d06f32

Литовские социал-демократы на марше

Отношение к европейскому строительству как таковому зависит во многом от «исторического позиционирования» тех или иных политических семей в европейском левом движении. Традиционно социал-демократия и экологисты считались поборниками углубления политической и финансово-экономической интеграции в Европе. Социал-демократы играли важную роль в создании «Общего рынка» и в его трансформации в ЕС. Тут следует напомнить, что с 1985 по 1995 год председателем Комиссии Европейских Сообществ и одним из главных «архитекторов» ЕС был французский социалист Жак ДЕЛОР. И в дальнейшем левоцентристские политики возглавляли «правительство» Евросоюза — Еврокомиссию.

Социалисты и в прошлом, и сегодня ратуют за сильную, демократическую и социально справедливую Европу, с активной общей политикой в самых разных сферах. ЕЗП же вдобавок подчёркнуто отстаивает федералистскую перспективу для ЕС. Как отмечалось в предвыборном манифесте евроэкологистов 2014 году, «нет никакого сомнения в том факте, что строительство Европейского союза было историческим успехом». Однако, и ПЕС, и ЕЗП исходят сегодня из того, что «консервативное господство» в ЕС привело процессы европейской интеграции в состояние серьёзного кризиса и поэтому Союз нуждается в глубоком и фундаментальном переформатировании.

Партии, представленные в ПЕЛ, в своём большинстве имеют отношение к коммунистической и радикально-социалистической традициям, которые исторически занимали в отношении евростроительства гораздо более скептические и критические позиции. Радикальные левые в своё время не поддержали ни создание «Общего рынка», ни его трансформацию в ЕС, ни введение единой европейской валюты. Традиция критики «Европы банков и капитала» характерна и для нынешнего поколения европейских неокоммунистов и левых социалистов. В частности, давая оценку актуальному состоянию дел в ЕС, евролевые подчёркивают, что

«европейский проект трансформируется в кошмар, когда единственным горизонтом, предлагаемым европейским народам, является жестокий и сделавшийся повсеместным социальный упадок».

Общим для всех европейских партий левого спектра является лозунг «социальной Европы», который призван противопоставить эти панъевропейские политические силы более либеральным и консервативным оппонентам. Даже социал-демократы заявляют, что для выхода из кризиса ЕС нуждается в ином, альтернативном пути развития. С их точки зрения, в условиях, когда около 25 млн человек не имеют работы, именно занятость (и прежде всего создание рабочих мест среди молодых) должна стать приоритетной сферой в процессе преодоления европейского кризиса.

й

Сторонники греческих социалистов из ПАСОК

Евросоциалисты подчёркивают, что следует переориентировать расходы ЕС на инновации, исследования, образование, поставить финансы на службу реальной экономике. Но когда ПЕС заявляет о том, что политика «жёсткой экономии» была «причиной разрушения наших экономик и наказала тех, кто не был за это ответственен» (что, на мой взгляд, верно), нельзя ни в коем случае забывать, что социал-демократия в самых разных странах Западной и Южной Европы несла на рубеже 2000-х и 2010-х гг. самую прямую ответственность за внедрение в находившихся под её управлением стран — членов ЕС элементов «жёсткой экономии».

С довольно схожим арсеналом антикризисных мер выступают также ЕЗП и ЕСА, в котором сегодня решающую роль играют именно лево-сепаратистские партии. Эти международные политические субъекты уже не первый год отстаивают принципы «нового зелёного курса» для Европы. Как отмечалось в одном из политических документов ЕЗП,

«зелёные должны мобилизоваться под стягом социальной справедливости и против социального исключения, и под стягом устойчивости против строгой экономии».

ЕЗП настаивает на необходимости создания «зелёных» рабочих мест, радикальной перестройке европейской энергетической политики (что означает полный переход к возобновляемым источникам энергии и отказ от ядерной энергетики, угольной отрасли и разработок сланцевого газа) и решительной политической демократизации ЕС в духе расширения возможностей «европейского гражданства» и создания более благоприятных условий для приёма иммигрантов и беженцев.

В свою очередь, представленные в ПЕЛ компартии и левые социалисты ставят принципиальный вопрос о разрыве с неолиберальной парадигмой. С точки зрения лидеров ПЕЛ, речь должна идти не только об «экологическом транзите» или об увеличении расходов на инновации. Не менее важно, с точки зрения евролевых, защищать и развивать общественные службы, повсеместно увеличивать в странах-членах минимальные зарплаты и пенсии. ПЕЛ вступает за то, чтобы поставить финансовую систему Европы (в том числе и посредством механизмов национализации) под гражданский контроль. Также евролевые требуют развивать «гражданское вмешательство» и механизмы «демократии участия» на уровне всего ЕС, борясь одновременно за расширение реального равенства между мужчинами и женщинами.

<…>*

Как видим, знаменитый девиз ЕС «Единство в многообразии» более чем подходит и к европейским политическим партиям левого спектра.

*Мы опустили фрагмент статьи, касающийся очень разных позиций европейских левых по поводу отношений с Российской Федерацией, как, наверное, не очень актуальный для нас. Упомянем только, что наиболее жёстко настроены по этому поводу «зелёные», считающие, что политика Кремля несёт существенную опасность для европейской демократии; явно более «нюансированной», по мнению автора, является позиция социал-демократов, что связано с наличием разных точек зрения внутри ПЕС; объективно ещё более благожелательной выглядит для Москвы позиция большинства представленных в ПЕЛ левых партий, которые принципиально выступают против расширения НАТО на Восток и выравнивания внешней политики своих стран на США. Интересующихся подробностями адресуем к оргиналу статьи. — Left.BY.

Источник — ИА REGNUM

________

Читать по теме:

Социал-демократия: «старый больной человек современной Европы…»

Руслан КОСТЮК: «Социалистический Интернационал будет жить долго»

Новые «новые левые» — всё ещё шанс для Европы?

Левые партии в эпоху «новой олигархии»

Энцо ТРАВЕРСО: Новые левые больше не верят в партии, но «используют» их для достижения своих целей

 

 


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


два + = 7

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Европейские левые — в поисках социальной Европы

pic1397_big_cr 25/07/2017

О левых европейских партиях, объединяющих единомышленников из национальных партий стран Европы и действующих на политическом пространстве всего Евросоюза, об их целях и ценностях, рассказывает доктор исторических наук Руслан КОСТЮК в материале «Европейские левые — за какую Европу?», подготовленном для ИА REGNUM.

Activists-from-French-left-front-e1445182338287

Сторонники французской Левой партии

В современном Европейском союзе (ЕС) важными акторами являются не только страны-члены или транснациональная бюрократия, но и европейские политические партии, официально признанные на уровне ЕС. Они имеют финансирование из средств Евросоюза, представлены в его представительных и исполнительных органах, открыто выдвигают своих кандидатов на пост председателя Европейской комиссии. Таким образом, транснациональные партии в Европе всерьёз и с каждым годом всё более ощутимо влияют на интеграционные процессы в Евросоюзе, имея при этом свои специфические идеи о том, как улучшить общую ситуацию в ЕС.

Исторически более тесные межпартийные связи в Европе существовали между партиями левого спектра. В сегодняшнем ЕС, если говорить об этом фланге, мы должны вести речь о Партии европейских социалистов (ПЕС), Европейской зелёной партии (ЕЗП) и Партии европейских левых (ПЕЛ). Эти панъевропейские партии на сегодня «покрывают» подавляющую часть влиятельных национальных партий, действующих в государствах — членах ЕС.

Самой радикальной на сегодня межнациональной партией, официально признанной на уровне ЕС, является Партия европейских левых, объединяющая в своих рядах партии еврокоммунистической традиции и часть левосоциалистических партий Старого Света. Оформившись в 2004 г., сегодня ПЕЛ, во главе которой в прошлом месяце встал известный немецкий левосоциалистический политик Грегор ГИЗИ, объединяет уже 27 партий-членов (с 2010 года в ПЕЛ входит Белорусская партия левых «Справедливый мир». — Left.BY). В Европейском парламенте в ориентированную на ПЕЛ депутатскую группу входят 45 человек, а с 2015 года радикальные левые возглавляют одну из стран Союза — Грецию. Отметим также, что её премьер-министр Алексис ЦИПРАС до самого недавнего времени являлся также заместителем председателя ПЕЛ.

1280px-Green_bloc_at_the_Copenhagen_climate_demo_Belgium_and_Germany_(4186296278)

Еврозелёные на климатическом саммите в Копенгагене

Политической «сверстницей» ПЕЛ является ЕЗП (наблюдателем в которой, к слову, является Белорусская партия «Зелёные». — Left.BY). Подавляющая часть экологических партии, действующих в странах — членах ЕС (за исключением восточноевропейского пространства), стоят на левых или левоцентристских позициях. Возглавляемая рупорами Моникой ФРАССИНИ (Италия) и евродепутатом Рейнхардом БЮТИКОФЕРОМ (ФРГ) ЕЗП имеет в Европарламенте вместе с союзным экологистам Европейским свободным альянсом (ЕСА), представляющим интересы сепаратистских и автономистских партий Старого Света, общую депутатскую группу, объединяющую почти 50 человек. Зелёные партии участвуют в правительствах нескольких стран, а с осени 2015 года ведущую роль в правительстве Литвы играет Союз зелёных и крестьян, участвующий в работе группы «Зелёные-ЕСА» в Европарламенте.

Очевидно, однако, что самой мощной частью европейского левого спектра выступает социал-демократическая ПЕС, оформленная на базе Конфедерации социалистических партий Европейских Сообществ ещё в 1992 году. Сегодня ПЕС, возглавляемая бывшим премьер-министром Болгарии Сергеем СТАНИШЕВЫМ, объединяет социалистические и левоцентристские партии практически во всех странах — членах Союза. ПЕС является второй по влиянию и значению политической партией в ЕС после правоцентристов, по своим политическим индикаторам социал-демократы заметно превосходят и радикальных левых, и экологистов. Так, на последних выборах в Европейский парламент в 2014 году левоцентристы сумели получить 191 мандат, а их представитель Мартин ШУЛЬЦ (член СДПГ; в марте 2017 г. на съезде СДПГ Шультц был избран председателем партии и выдвинут, как единый кандидат от СДПГ, на пост Федерального канцлера на осенних выборах. — Left.BY) был избран председателем Европарламента. В Еврокомиссии сегодня работают восемь представителей ПЕС, включая первого вице-председателя Франса ТИММЕРМАНСА (представляющего голландскую Партию труда), возглавляющую дипломатию ЕС Федерику МОГЕРИНИ (из Демократической партии Италии) и комиссара по экономическим и финансовым делам Пьера МОСКОВИСИ (который в молодости начинал в Революционной коммунистической лиге, но с 1984 года — член французской Соцпартии. — Left.BY). Социалисты и социал-демократы входят в правительства большинства стран — членов ЕС и возглавляют девять из них, в том числе в таких ключевых для «единой Европы» странах, как Франция и Италия. Очевидно, что наравне с Европейской народной партией‎ ПЕС имеет ключевые позиции в основных институтах Союза.

file53061509_d06f32

Литовские социал-демократы на марше

Отношение к европейскому строительству как таковому зависит во многом от «исторического позиционирования» тех или иных политических семей в европейском левом движении. Традиционно социал-демократия и экологисты считались поборниками углубления политической и финансово-экономической интеграции в Европе. Социал-демократы играли важную роль в создании «Общего рынка» и в его трансформации в ЕС. Тут следует напомнить, что с 1985 по 1995 год председателем Комиссии Европейских Сообществ и одним из главных «архитекторов» ЕС был французский социалист Жак ДЕЛОР. И в дальнейшем левоцентристские политики возглавляли «правительство» Евросоюза — Еврокомиссию.

Социалисты и в прошлом, и сегодня ратуют за сильную, демократическую и социально справедливую Европу, с активной общей политикой в самых разных сферах. ЕЗП же вдобавок подчёркнуто отстаивает федералистскую перспективу для ЕС. Как отмечалось в предвыборном манифесте евроэкологистов 2014 году, «нет никакого сомнения в том факте, что строительство Европейского союза было историческим успехом». Однако, и ПЕС, и ЕЗП исходят сегодня из того, что «консервативное господство» в ЕС привело процессы европейской интеграции в состояние серьёзного кризиса и поэтому Союз нуждается в глубоком и фундаментальном переформатировании.

Партии, представленные в ПЕЛ, в своём большинстве имеют отношение к коммунистической и радикально-социалистической традициям, которые исторически занимали в отношении евростроительства гораздо более скептические и критические позиции. Радикальные левые в своё время не поддержали ни создание «Общего рынка», ни его трансформацию в ЕС, ни введение единой европейской валюты. Традиция критики «Европы банков и капитала» характерна и для нынешнего поколения европейских неокоммунистов и левых социалистов. В частности, давая оценку актуальному состоянию дел в ЕС, евролевые подчёркивают, что

«европейский проект трансформируется в кошмар, когда единственным горизонтом, предлагаемым европейским народам, является жестокий и сделавшийся повсеместным социальный упадок».

Общим для всех европейских партий левого спектра является лозунг «социальной Европы», который призван противопоставить эти панъевропейские политические силы более либеральным и консервативным оппонентам. Даже социал-демократы заявляют, что для выхода из кризиса ЕС нуждается в ином, альтернативном пути развития. С их точки зрения, в условиях, когда около 25 млн человек не имеют работы, именно занятость (и прежде всего создание рабочих мест среди молодых) должна стать приоритетной сферой в процессе преодоления европейского кризиса.

й

Сторонники греческих социалистов из ПАСОК

Евросоциалисты подчёркивают, что следует переориентировать расходы ЕС на инновации, исследования, образование, поставить финансы на службу реальной экономике. Но когда ПЕС заявляет о том, что политика «жёсткой экономии» была «причиной разрушения наших экономик и наказала тех, кто не был за это ответственен» (что, на мой взгляд, верно), нельзя ни в коем случае забывать, что социал-демократия в самых разных странах Западной и Южной Европы несла на рубеже 2000-х и 2010-х гг. самую прямую ответственность за внедрение в находившихся под её управлением стран — членов ЕС элементов «жёсткой экономии».

С довольно схожим арсеналом антикризисных мер выступают также ЕЗП и ЕСА, в котором сегодня решающую роль играют именно лево-сепаратистские партии. Эти международные политические субъекты уже не первый год отстаивают принципы «нового зелёного курса» для Европы. Как отмечалось в одном из политических документов ЕЗП,

«зелёные должны мобилизоваться под стягом социальной справедливости и против социального исключения, и под стягом устойчивости против строгой экономии».

ЕЗП настаивает на необходимости создания «зелёных» рабочих мест, радикальной перестройке европейской энергетической политики (что означает полный переход к возобновляемым источникам энергии и отказ от ядерной энергетики, угольной отрасли и разработок сланцевого газа) и решительной политической демократизации ЕС в духе расширения возможностей «европейского гражданства» и создания более благоприятных условий для приёма иммигрантов и беженцев.

В свою очередь, представленные в ПЕЛ компартии и левые социалисты ставят принципиальный вопрос о разрыве с неолиберальной парадигмой. С точки зрения лидеров ПЕЛ, речь должна идти не только об «экологическом транзите» или об увеличении расходов на инновации. Не менее важно, с точки зрения евролевых, защищать и развивать общественные службы, повсеместно увеличивать в странах-членах минимальные зарплаты и пенсии. ПЕЛ вступает за то, чтобы поставить финансовую систему Европы (в том числе и посредством механизмов национализации) под гражданский контроль. Также евролевые требуют развивать «гражданское вмешательство» и механизмы «демократии участия» на уровне всего ЕС, борясь одновременно за расширение реального равенства между мужчинами и женщинами.

<…>*

Как видим, знаменитый девиз ЕС «Единство в многообразии» более чем подходит и к европейским политическим партиям левого спектра.

*Мы опустили фрагмент статьи, касающийся очень разных позиций европейских левых по поводу отношений с Российской Федерацией, как, наверное, не очень актуальный для нас. Упомянем только, что наиболее жёстко настроены по этому поводу «зелёные», считающие, что политика Кремля несёт существенную опасность для европейской демократии; явно более «нюансированной», по мнению автора, является позиция социал-демократов, что связано с наличием разных точек зрения внутри ПЕС; объективно ещё более благожелательной выглядит для Москвы позиция большинства представленных в ПЕЛ левых партий, которые принципиально выступают против расширения НАТО на Восток и выравнивания внешней политики своих стран на США. Интересующихся подробностями адресуем к оргиналу статьи. — Left.BY.

Источник — ИА REGNUM

________

Читать по теме:

Социал-демократия: «старый больной человек современной Европы…»

Руслан КОСТЮК: «Социалистический Интернационал будет жить долго»

Новые «новые левые» — всё ещё шанс для Европы?

Левые партии в эпоху «новой олигархии»

Энцо ТРАВЕРСО: Новые левые больше не верят в партии, но «используют» их для достижения своих целей

 

 

By
@
backtotop