Александр ЯРОШУК: Нам спешить некуда…

ai-149817-aux-head-20150501_aleksandr_yaroshuk_svaboda.org_360Профсоюзный лидер Александр ЯРОШУК в своих интервью заявлял, что «Марш солидарности», заявленный на 1 мая, состоится при любой погоде. Однако в последний момент БКДП отозвал свою заявку на акцию. А может, всё же стоило согласиться на предложение чиновников и провести митинг там, где он был согласован? Александр ЯРОШУК не принимает упрёков, о чём и заявил в интервью интернет-изданию «Белорусской партизан», которое позволило ему на следующий день после несостоявшейся акции «помахать руками после драки».

— Александр Ильич, а может, нужно было пойти на Бангалор?

— Мы заявляли митинг и шествие. Шествие нам запретили проводить. По поводу Бангалор скажу так: это место пользуется дурной репутацией и если проводить только митинг, многие категорически отказываются туда идти.

К тому же, чтобы попасть на площадь Бангалор, нужно было пройти обязательный досмотр. Это было одно из обязательных условий власти. И это ещё одна возможность значительно проредить ряды тех, кто хочет прийти на акцию…

— С другой стороны, это вопрос элементарной безопасности людей…

— Да. Но представьте себе такую картину: несколько тысяч человек пришли на акцию и выстроились в очередь на досмотр. Одних могут досмотреть оперативно, других – более тщательно. Это могло бы растянуться неизвестно на сколько времени…

У нас нет никаикх сожалений по поводу того, что мы отказались идти на Бангалор. С самого начала было очевидно, что шествие не разрешат ни под каким предлогом. Власть понимала, что этот Марш может быть массовым. А просто митинг прошел бы под контролем чиновников.

Я не хочу играть в властью в отсутствие всяких правил, когда ты не можешь ни на что повлиять, когда не можешь возразить даже против досмотра, потому что никто не поймет твоего возмущения… Поэтому не сомневаюсь, что  мы поступили правильно, отозвав заявку.

— Вы так уверенно заявляете о том, что на шествие пришло бы около двух тысяч человек…

— Мне кажется, это совершенно реальные цифры. Я не называю 5—10 тысяч, но 2 тысячи точно могли прийти, особено с учётом того, что к организации Марша трудящихся были привлечены все независимые партии, движения. И люди пришли бы, несмотря на плохую погоду. Я уверен в этом.

— Лукашенко говорил, что в каждом городе должна быть площадь, где могли бы собираться недовольные существующей ситуаций в стране, высказывать свое мнение, митинговать. В Минске таким местом, похоже, определили именно площадь Бангалор.

— Это всё из серии как сделать что-то, чтобы ничего не было. Как разрешить так, чтобы разрешения не было. Это всё попытка жёстко контролировать общество, протестные настроения, не давать возможности высказать их публично. Но запрет на массовые мероприятия — это очень плохая политика и тактика властей. Никакой стратегией тут и не пахнет.

Можно пытаться и дальше нагонять страх в обществе. Но в конечном итоге, поскольку в стране ничего не меняется, экономическая ситуация лучше не станет, всё может закончиться очень плохо.

То, что у нас не получилось провести акцию так, как мы хотели, не значит, что власть облегченно выдохнула, а мы сегодня посыпаем голову пеплом. Все как раз наоборот.

Нам спешить некуда. Время работает на нас и против власти. Потому что чиновники больше ничего не могут предложить обществу.

Власть может только закручивать гайки. Но это закручивание гаек не дает людям возможности выпустить пар. А проблемы не исчезнают. И своими сегодняшими запретами массовых акций власть берет на себя ответственность за все возможные последствия этого в будущем.

Источник — «Белорусский партизан»

__________

Контекст

Первомайская акция оппозиции в центре Минска. Онлайн-репортаж


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


8 × один =

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Александр ЯРОШУК: Нам спешить некуда…

05/05/2017

ai-149817-aux-head-20150501_aleksandr_yaroshuk_svaboda.org_360Профсоюзный лидер Александр ЯРОШУК в своих интервью заявлял, что «Марш солидарности», заявленный на 1 мая, состоится при любой погоде. Однако в последний момент БКДП отозвал свою заявку на акцию. А может, всё же стоило согласиться на предложение чиновников и провести митинг там, где он был согласован? Александр ЯРОШУК не принимает упрёков, о чём и заявил в интервью интернет-изданию «Белорусской партизан», которое позволило ему на следующий день после несостоявшейся акции «помахать руками после драки».

— Александр Ильич, а может, нужно было пойти на Бангалор?

— Мы заявляли митинг и шествие. Шествие нам запретили проводить. По поводу Бангалор скажу так: это место пользуется дурной репутацией и если проводить только митинг, многие категорически отказываются туда идти.

К тому же, чтобы попасть на площадь Бангалор, нужно было пройти обязательный досмотр. Это было одно из обязательных условий власти. И это ещё одна возможность значительно проредить ряды тех, кто хочет прийти на акцию…

— С другой стороны, это вопрос элементарной безопасности людей…

— Да. Но представьте себе такую картину: несколько тысяч человек пришли на акцию и выстроились в очередь на досмотр. Одних могут досмотреть оперативно, других – более тщательно. Это могло бы растянуться неизвестно на сколько времени…

У нас нет никаикх сожалений по поводу того, что мы отказались идти на Бангалор. С самого начала было очевидно, что шествие не разрешат ни под каким предлогом. Власть понимала, что этот Марш может быть массовым. А просто митинг прошел бы под контролем чиновников.

Я не хочу играть в властью в отсутствие всяких правил, когда ты не можешь ни на что повлиять, когда не можешь возразить даже против досмотра, потому что никто не поймет твоего возмущения… Поэтому не сомневаюсь, что  мы поступили правильно, отозвав заявку.

— Вы так уверенно заявляете о том, что на шествие пришло бы около двух тысяч человек…

— Мне кажется, это совершенно реальные цифры. Я не называю 5—10 тысяч, но 2 тысячи точно могли прийти, особено с учётом того, что к организации Марша трудящихся были привлечены все независимые партии, движения. И люди пришли бы, несмотря на плохую погоду. Я уверен в этом.

— Лукашенко говорил, что в каждом городе должна быть площадь, где могли бы собираться недовольные существующей ситуаций в стране, высказывать свое мнение, митинговать. В Минске таким местом, похоже, определили именно площадь Бангалор.

— Это всё из серии как сделать что-то, чтобы ничего не было. Как разрешить так, чтобы разрешения не было. Это всё попытка жёстко контролировать общество, протестные настроения, не давать возможности высказать их публично. Но запрет на массовые мероприятия — это очень плохая политика и тактика властей. Никакой стратегией тут и не пахнет.

Можно пытаться и дальше нагонять страх в обществе. Но в конечном итоге, поскольку в стране ничего не меняется, экономическая ситуация лучше не станет, всё может закончиться очень плохо.

То, что у нас не получилось провести акцию так, как мы хотели, не значит, что власть облегченно выдохнула, а мы сегодня посыпаем голову пеплом. Все как раз наоборот.

Нам спешить некуда. Время работает на нас и против власти. Потому что чиновники больше ничего не могут предложить обществу.

Власть может только закручивать гайки. Но это закручивание гаек не дает людям возможности выпустить пар. А проблемы не исчезнают. И своими сегодняшими запретами массовых акций власть берет на себя ответственность за все возможные последствия этого в будущем.

Источник — «Белорусский партизан»

__________

Контекст

Первомайская акция оппозиции в центре Минска. Онлайн-репортаж

By
@
backtotop