Белорусский протест — он левый или правый?.. Мнение либеральных экспертов

«Брутальные» действия властей 25 марта на День Воли оставили много вопросов. С одной стороны, власти реально «напряжены» от размаха протестов.  С другой —  а насколько велика ступень угрозы этих протестов для власти? И до сих пор остаётся непонятной природа этих протестов: то ли в их основании лежат патерналистские ожидания населения, которое было чуть ли не оскорблено в этих своих ожиданиях, когда государство двинулось в сторону либерализации экономики; то ли  народ просто устал об бесперспективности и отсутствия будущего, от системного экономического кризиса, когда государство предпочитает латать «пыхтящую машину» белорусской экономики, а не кардинально ремонтировать и/или модернизировать. А тут ещё Декрет №3 «О предупреждении социального иждивенчества», который, выйдя, скажем, ещё года три-четыре назад, скорее всего, не вызвал бы столь негативной реакции у широких масс населения, и повторяющиеся странные инициативы высших должностных лиц и депутатов, противоречащие даже самым общим представлениям о «социальном государстве». 

Иными словами, что происходит — поправение населения при левом президенте? Или президент — не такой уж и левый? И как сделать белорусам «хорошо»? Какие социально-экономические выводы из протестов может сделать сам Лукашенко — пока они продолжаются, и когда они завершатся? Эти вопросы в передаче «Тройной удар — Экспертиза Свободы» обсуждали накануне Дня Воли политический обозреватель портала TUT.BY Артём ШРАЙБМАН и экономист Сергей ЧАЛЫЙ. Вёл передачу политолог Юрий ДРАКОХРУСТ.

C697DVJWkAIGwGW _______

— Протест же белорусский нынешний — откровенно левый, — так можно кратко передать содержание статьи Артёма ШРАЙБМАНА, которая была опубликована на днях на портале TUT.BY, — насколько я его понял. «Многие выходили и выходят из-за общего обнищания, безработицы, равнодушия властей, малых зарплат и пенсий… Народ не вышел с требованием свернуть реформы или продолжить реформы. Он вышел с требованием „сделать хорошо“. Как хорошо? А хотя бы как было, когда была работа и зарплата по 500», — написал Артём. Стоит сказать, что мнение Артёма о левом характере протестов высказывали и авторы портала IMHOclub. И, если у этих авторов их вывод вызывал удовлетворение, то у Артёма более сложные, скажем так, чувства. Правильно ли я передал вашу мысль, Артём?

F074A032-D863-4EC5-A5ED-E56943BB6CE2_w650_r1_s

Фото: Радыё Свабода

Шрайбман: Нет, я не считаю, что протест левый, и об этом я достаточно чётко постарался написать. Люди выходят не за реформы и не против, а из-за кризиса. Это абсолютно банальный социально-экономический протест. Люди требуют работы — а это не левое требование, работу можно давать как развитием частного бизнеса, так и «вливанием» денег в государственные предприятия. То есть на запросы людей, которые, как мне кажется, вне идеологий, возможен и левый, и правый ответ.

И то, о чём я пишу — что наша власть в лице Александра ЛУКАШЕНКО, скорее всего, объяснить этот протест как левый, как сделали спикеры приведённого вами, Юрий, портала, и вы частично, и склонится к левому ответу. Другое дело, что сейчас может не быть столько средств, сколько было 5 или 10 лет назад. Теперь появится больше козырей на руках во внутренних дискуссиях во власти у лоббистов возвращения во времена, которые были до нынешнего более-менее рыночного руководства.

Сейчас будет звучать аргумент о том, что вот мы доигрались с жёсткими монетарными мерами, и он будет звучать убедительно. Потому что Александр ЛУКАШЕНКО боялся пойти на кардинальные рыночные реформы именно их страха народных волнений, определённые народные волнения произошли, и теперь ему это будут приводить в пример.

— Сергей, а может и правда: протесты — реакция на пусть и неполные, но все же либеральные, и если не реформы, то шаги властей? Жёсткая монетарная политика, которую Национальный банк проводит уже определённое время — она как минимум не способствует сохранению занятости. Замораживание заработной платы — это непосредственная рекомендация МВФ. Повышение пенсионного возраста, стремительный рост «коммуналки» — также рекомендации Фонда. Фонд, напомню, требовал и требует ещё более стремительного роста тарифов ЖКХ. Или ситуация не является результатом этих шагов? Даже тот самый Декрет № 3 — его философия антисоветская. Ведь советский человек знал, что медицина — бесплатная. Государство платит, из «закромов родины». А здесь говорят: народ, вы должны платить, бесплатных пряников не бывает. Как не бывает? В Советском Союзе были, а сейчас нет? Все эти факторы не убеждают в том, что протест всё же с левым оттенком?

01

Фото: Euroradio

Чалый: Во-первых, примеры, которые вы назвали, это на самом деле никакие не реформаторские меры — это меры антикризисные. То есть жёсткая денежно-кредитная политика — это неизбежный результат любых валютных кризисов. В принципе в статье Артёма про это написано, что тот кризис, который сейчас сложился, он на самом деле результат откладывания реформ, а не их проведения.

Как раз наличие неэффективных предприятий представляет сейчас главную проблему. И отсутствие социальной защиты, о чём говорили либеральные экономисты, [например], Александр ЧУБРИК лет 10 об этом говорил. За эти 10 лет [ничего] не было сделано. И если никаких механизмов социальной защиты до сих пор не создано, а, наоборот, придумываются механизмы наказания людей за то, что они попали в тяжёлую социальную ситуацию, то, естественно, страх перед народными волнениями возрастает.

Про декрет — вы противоречите словам президента, он же говорил совсем не о том, чтобы собрать деньги. Он говорил про абсолютно советскую мотивацию: давайте сделаем, чтобы у нас не было тунеядцев, давайте всех заставим работать. И что бы там ни говорили на тему того, что это не касается принудительного труда, регулярно используются слова «заставить работать». Они абсолютно чётко выдают не правую, а социалистическую идею — идею трудового концлагеря.

Лукашенко несколько раз перед двумя последними выборами произносил ту самую «мантру»: мы можем сделать так, что вы за всё будете платить, и зарплата у вас будет 1,5-2 тысячи. А теперь, как можно понимать, речь идёт о том, что вы за всё будете платить, но даже 500 долларов у вас будет с трудом. Вот собственно к чему и вела вся эта логика.

В аргументах, что вы будете должны всё больше, а мы всё менее — я не понимаю, где здесь либерализм. Президент правильно проговорился, это моральный декрет — в нём заложено специфическое понимание социальной справедливости. И протесты показали, что вот это понимание вошло в противоречие с общечеловеческим пониманием справедливости. И если вы посмотрите все «видеостримы» с акций протеста, то они все об этом.

— Вот насчёт «видеостримов» и того, что написал Артём. В чём главный пафос его статьи? Он действительно не в том, правый или левый протест. А в том, что независимо от характера протеста, Лукашенко сделает из этого абсолютно конкретные и однозначные выводы — надо возвращаться к старым хорошим надёжным методам. Артём формулирует два главных требования протестующих — зарплаты и работа. И Лукашенко придумывает ответы абсолютно в русле вызов-реакция. Вы хотите работы — я вам дам работу, 50 тысяч рабочих мест обещаю ежегодно. Хотите заработка — обещаю по 500. И уже моё дело, как я это сделаю. Скорее всего — старыми добрыми методами. Реакция будет именно такая, с учётом того, что мы знаем об Александре ЛУКАШЕНКО и про белорусскую систему?

Чалый: Я бы возразил такой логике в самом её корне. Если у нас Александр Григорьевич имеет такую склонность к ценностям определённого рода и способен то нелогично реагировать на вполне логичные вызовы, то давайте вообще не будем царя нервировать, а то он свернёт даже «куцые» шаги в сторону либеральных реформ. Мне эта логика абсолютно не нравится потому, что из неё можно вывести любой вывод, что бы ни случилось.

Во-вторых, мы видим, что реакция президента уже есть, и она совсем не такая, как вы говорите. Она из старой поговорки — хорошо привязанный пациент в анестезии потребности не имеет. Она в этих координатах абсолютно не левая, а правая. Ответ на протест — подавление, «выкулупливание изюма», дубинки, задержания.

— Здесь можно поспорить. Пока репрессии направленные против лидеров, «изюма». В отличие от 2010 года, и от «молчаливых акций» 2011 года, когда душили самую массу протестующих.

Чалый: Я на самом деле не вижу серьёзной разницы в реакции между 2011 годом и нынешним временем. Такое же использование замаскированных под гопников милиционеров, выхватывание из толпы обычных людей.

— Разница в том, что тогда сам протест воспринимался как крамола, как посягательство на власть, тогда говорилось, что все люди на площади — плохие. Теперь и сам Лукашенко, и официоз относятся немного иначе — теперь плохие один «изюм» — «возмутители», «провокаторы», — а рядовые протестующие как бы и правы.

Чалый: Сейчас результаты его политики начинают всерьёз делать больно его электорату. Я считаю, что одна из главных идей декрета № 3 заключается в том, чтобы расколоть общество по принципу — вот настоящие работяги, которые ходят 3-4 дня на завод, хотя и непонятно, что там делают, а кто-то, не тратя на это столько времени, тем не менее хорошо живёт. Это логика «разделяй и властвуй».

Но это начало давить и тех, кто Лукашенко поддерживал с самого начала. И сейчас на протестах люди говорят — мы за него голосовали, а теперь в нём разочаровались.

— Артём, мы все смотрим эти «стримы», и там видно, что стоит простой народ, которому чиновники также приводят какие-то аргументы, мол, ситуация сложная, потерпите, сделаем. А в ответ: Давай работу! Давай деньги! Сергей в такой ситуации не находится, а Лукашенко и его чиновники находятся. Можно, наверное, ответить — мы сделаем приватизацию, мы дадим свободу бизнесу и через, условно говоря, год, у вас работа и деньги будут. А сейчас нет. Насколько этот ответ будет адекватный? Или ОМОН поможет?

Шрайбман: Я услышал, что Сергею не нравится логика в моей статье, но, к сожалению, не услышал, почему. Чем мой прогноз противоречит той реакции, которую мы уже сейчас наблюдаем — приказ нейтрализовать оппозиционную верхушку, обещание «по 500 обязательно», всех обеспечить работой до 1 мая, чиновникам выйти в народ. Здесь нет ничего правого.

Тот, ещё больший, уклон влево, и ещё более успешное лоббирование со стороны условно «просоциалистических» сил, командно-административных сил, про который я писал — это про более дальнюю перспективу.

Такое лоббирование всерьёз начнется после того, как протестная волна спадёт — апрель-май, может быть позже. Когда страсти улягутся и власти сядут и будут думать, что делать дальше, чтобы такого не повторилось.

В этой беседе, где бы она ни происходила, голоса оппонентов либералов будут звучать в ушах Лукашенко громче, чем звучали до начала протестов. Вот всего лишь то, о чём я хотел сказать…

Белорусская власть в лице президента более долгосрочными горизонтами не мыслит, она мыслит решением проблем, особенно тех, что появляются внезапно, в «пожарном порядке». Сказать людям, мол, мы понимаем ваш гнев, а теперь подождите пару лет, пока мы реструктурируем всю экономику и построим новые «точки роста» — думаю, ни у кого просто не хватит не то что смелости, а ещё и понимания этих аргументов.

Источник — Радыё Свабода, перевод — Left.BY

_______

Читать по теме:

Сергей КАЛЯКИН: «Верхи» ещё многое могут, а «низы» не настолько не хотят


  1. Алекс on 03/27/2017 at 09:01 said:

    ВОТ ТОЖЕ МНЕ ЛЕВЫЙ САЙТ! НАШЛИ «ЭКСПЕРТОВ» С РАДИО «СВОБОДА»! ПОЗОР! А ЧТО, СВОИХ, «ЛЕВЫХ» АНАЛИТИКОВ НЕТ? ХОТЯ БЫ ИЗ «ЛЕВОЙ ПАРТИИ «СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР»?!

    • Александр Ульянычев on 03/27/2017 at 12:54 said:

      В заглавии ясно указано — либеральные эксперты. Тем не менее, не видим смысла не услышать и их, чтобы разобраться в природе протестов, которые многоуважаемый тов. Кубарев и протестами-то и не считает.

      • Алекс on 03/28/2017 at 20:53 said:

        Т.н. «белорусские протесты» инспирированы из-за «бугра»! А Указ№3 (совершенно правильный и своевременный), только повод! Иначе, как попыткой ГОСУДАРСТВЕННОГО ПЕРЕВОРОТА, организованного праворадикальными силами (и по поддержанного т.н. «левыми» — из-за отсутствия ума!)этот спектакль не назвать! Такие «цветные революции» мы уже видели в других республиках! Да в беларуси — не пройдет!

      • Алекс on 03/28/2017 at 20:59 said:

        На левом сайте должны выступать левые эксперты! А либеральным найдется место — сайтах националистов!

Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


× один = 9

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Белорусский протест — он левый или правый?.. Мнение либеральных экспертов

bobruysk_marsh_netuneyadcev1 25/03/2017

«Брутальные» действия властей 25 марта на День Воли оставили много вопросов. С одной стороны, власти реально «напряжены» от размаха протестов.  С другой —  а насколько велика ступень угрозы этих протестов для власти? И до сих пор остаётся непонятной природа этих протестов: то ли в их основании лежат патерналистские ожидания населения, которое было чуть ли не оскорблено в этих своих ожиданиях, когда государство двинулось в сторону либерализации экономики; то ли  народ просто устал об бесперспективности и отсутствия будущего, от системного экономического кризиса, когда государство предпочитает латать «пыхтящую машину» белорусской экономики, а не кардинально ремонтировать и/или модернизировать. А тут ещё Декрет №3 «О предупреждении социального иждивенчества», который, выйдя, скажем, ещё года три-четыре назад, скорее всего, не вызвал бы столь негативной реакции у широких масс населения, и повторяющиеся странные инициативы высших должностных лиц и депутатов, противоречащие даже самым общим представлениям о «социальном государстве». 

Иными словами, что происходит — поправение населения при левом президенте? Или президент — не такой уж и левый? И как сделать белорусам «хорошо»? Какие социально-экономические выводы из протестов может сделать сам Лукашенко — пока они продолжаются, и когда они завершатся? Эти вопросы в передаче «Тройной удар — Экспертиза Свободы» обсуждали накануне Дня Воли политический обозреватель портала TUT.BY Артём ШРАЙБМАН и экономист Сергей ЧАЛЫЙ. Вёл передачу политолог Юрий ДРАКОХРУСТ.

C697DVJWkAIGwGW _______

— Протест же белорусский нынешний — откровенно левый, — так можно кратко передать содержание статьи Артёма ШРАЙБМАНА, которая была опубликована на днях на портале TUT.BY, — насколько я его понял. «Многие выходили и выходят из-за общего обнищания, безработицы, равнодушия властей, малых зарплат и пенсий… Народ не вышел с требованием свернуть реформы или продолжить реформы. Он вышел с требованием „сделать хорошо“. Как хорошо? А хотя бы как было, когда была работа и зарплата по 500», — написал Артём. Стоит сказать, что мнение Артёма о левом характере протестов высказывали и авторы портала IMHOclub. И, если у этих авторов их вывод вызывал удовлетворение, то у Артёма более сложные, скажем так, чувства. Правильно ли я передал вашу мысль, Артём?

F074A032-D863-4EC5-A5ED-E56943BB6CE2_w650_r1_s

Фото: Радыё Свабода

Шрайбман: Нет, я не считаю, что протест левый, и об этом я достаточно чётко постарался написать. Люди выходят не за реформы и не против, а из-за кризиса. Это абсолютно банальный социально-экономический протест. Люди требуют работы — а это не левое требование, работу можно давать как развитием частного бизнеса, так и «вливанием» денег в государственные предприятия. То есть на запросы людей, которые, как мне кажется, вне идеологий, возможен и левый, и правый ответ.

И то, о чём я пишу — что наша власть в лице Александра ЛУКАШЕНКО, скорее всего, объяснить этот протест как левый, как сделали спикеры приведённого вами, Юрий, портала, и вы частично, и склонится к левому ответу. Другое дело, что сейчас может не быть столько средств, сколько было 5 или 10 лет назад. Теперь появится больше козырей на руках во внутренних дискуссиях во власти у лоббистов возвращения во времена, которые были до нынешнего более-менее рыночного руководства.

Сейчас будет звучать аргумент о том, что вот мы доигрались с жёсткими монетарными мерами, и он будет звучать убедительно. Потому что Александр ЛУКАШЕНКО боялся пойти на кардинальные рыночные реформы именно их страха народных волнений, определённые народные волнения произошли, и теперь ему это будут приводить в пример.

— Сергей, а может и правда: протесты — реакция на пусть и неполные, но все же либеральные, и если не реформы, то шаги властей? Жёсткая монетарная политика, которую Национальный банк проводит уже определённое время — она как минимум не способствует сохранению занятости. Замораживание заработной платы — это непосредственная рекомендация МВФ. Повышение пенсионного возраста, стремительный рост «коммуналки» — также рекомендации Фонда. Фонд, напомню, требовал и требует ещё более стремительного роста тарифов ЖКХ. Или ситуация не является результатом этих шагов? Даже тот самый Декрет № 3 — его философия антисоветская. Ведь советский человек знал, что медицина — бесплатная. Государство платит, из «закромов родины». А здесь говорят: народ, вы должны платить, бесплатных пряников не бывает. Как не бывает? В Советском Союзе были, а сейчас нет? Все эти факторы не убеждают в том, что протест всё же с левым оттенком?

01

Фото: Euroradio

Чалый: Во-первых, примеры, которые вы назвали, это на самом деле никакие не реформаторские меры — это меры антикризисные. То есть жёсткая денежно-кредитная политика — это неизбежный результат любых валютных кризисов. В принципе в статье Артёма про это написано, что тот кризис, который сейчас сложился, он на самом деле результат откладывания реформ, а не их проведения.

Как раз наличие неэффективных предприятий представляет сейчас главную проблему. И отсутствие социальной защиты, о чём говорили либеральные экономисты, [например], Александр ЧУБРИК лет 10 об этом говорил. За эти 10 лет [ничего] не было сделано. И если никаких механизмов социальной защиты до сих пор не создано, а, наоборот, придумываются механизмы наказания людей за то, что они попали в тяжёлую социальную ситуацию, то, естественно, страх перед народными волнениями возрастает.

Про декрет — вы противоречите словам президента, он же говорил совсем не о том, чтобы собрать деньги. Он говорил про абсолютно советскую мотивацию: давайте сделаем, чтобы у нас не было тунеядцев, давайте всех заставим работать. И что бы там ни говорили на тему того, что это не касается принудительного труда, регулярно используются слова «заставить работать». Они абсолютно чётко выдают не правую, а социалистическую идею — идею трудового концлагеря.

Лукашенко несколько раз перед двумя последними выборами произносил ту самую «мантру»: мы можем сделать так, что вы за всё будете платить, и зарплата у вас будет 1,5-2 тысячи. А теперь, как можно понимать, речь идёт о том, что вы за всё будете платить, но даже 500 долларов у вас будет с трудом. Вот собственно к чему и вела вся эта логика.

В аргументах, что вы будете должны всё больше, а мы всё менее — я не понимаю, где здесь либерализм. Президент правильно проговорился, это моральный декрет — в нём заложено специфическое понимание социальной справедливости. И протесты показали, что вот это понимание вошло в противоречие с общечеловеческим пониманием справедливости. И если вы посмотрите все «видеостримы» с акций протеста, то они все об этом.

— Вот насчёт «видеостримов» и того, что написал Артём. В чём главный пафос его статьи? Он действительно не в том, правый или левый протест. А в том, что независимо от характера протеста, Лукашенко сделает из этого абсолютно конкретные и однозначные выводы — надо возвращаться к старым хорошим надёжным методам. Артём формулирует два главных требования протестующих — зарплаты и работа. И Лукашенко придумывает ответы абсолютно в русле вызов-реакция. Вы хотите работы — я вам дам работу, 50 тысяч рабочих мест обещаю ежегодно. Хотите заработка — обещаю по 500. И уже моё дело, как я это сделаю. Скорее всего — старыми добрыми методами. Реакция будет именно такая, с учётом того, что мы знаем об Александре ЛУКАШЕНКО и про белорусскую систему?

Чалый: Я бы возразил такой логике в самом её корне. Если у нас Александр Григорьевич имеет такую склонность к ценностям определённого рода и способен то нелогично реагировать на вполне логичные вызовы, то давайте вообще не будем царя нервировать, а то он свернёт даже «куцые» шаги в сторону либеральных реформ. Мне эта логика абсолютно не нравится потому, что из неё можно вывести любой вывод, что бы ни случилось.

Во-вторых, мы видим, что реакция президента уже есть, и она совсем не такая, как вы говорите. Она из старой поговорки — хорошо привязанный пациент в анестезии потребности не имеет. Она в этих координатах абсолютно не левая, а правая. Ответ на протест — подавление, «выкулупливание изюма», дубинки, задержания.

— Здесь можно поспорить. Пока репрессии направленные против лидеров, «изюма». В отличие от 2010 года, и от «молчаливых акций» 2011 года, когда душили самую массу протестующих.

Чалый: Я на самом деле не вижу серьёзной разницы в реакции между 2011 годом и нынешним временем. Такое же использование замаскированных под гопников милиционеров, выхватывание из толпы обычных людей.

— Разница в том, что тогда сам протест воспринимался как крамола, как посягательство на власть, тогда говорилось, что все люди на площади — плохие. Теперь и сам Лукашенко, и официоз относятся немного иначе — теперь плохие один «изюм» — «возмутители», «провокаторы», — а рядовые протестующие как бы и правы.

Чалый: Сейчас результаты его политики начинают всерьёз делать больно его электорату. Я считаю, что одна из главных идей декрета № 3 заключается в том, чтобы расколоть общество по принципу — вот настоящие работяги, которые ходят 3-4 дня на завод, хотя и непонятно, что там делают, а кто-то, не тратя на это столько времени, тем не менее хорошо живёт. Это логика «разделяй и властвуй».

Но это начало давить и тех, кто Лукашенко поддерживал с самого начала. И сейчас на протестах люди говорят — мы за него голосовали, а теперь в нём разочаровались.

— Артём, мы все смотрим эти «стримы», и там видно, что стоит простой народ, которому чиновники также приводят какие-то аргументы, мол, ситуация сложная, потерпите, сделаем. А в ответ: Давай работу! Давай деньги! Сергей в такой ситуации не находится, а Лукашенко и его чиновники находятся. Можно, наверное, ответить — мы сделаем приватизацию, мы дадим свободу бизнесу и через, условно говоря, год, у вас работа и деньги будут. А сейчас нет. Насколько этот ответ будет адекватный? Или ОМОН поможет?

Шрайбман: Я услышал, что Сергею не нравится логика в моей статье, но, к сожалению, не услышал, почему. Чем мой прогноз противоречит той реакции, которую мы уже сейчас наблюдаем — приказ нейтрализовать оппозиционную верхушку, обещание «по 500 обязательно», всех обеспечить работой до 1 мая, чиновникам выйти в народ. Здесь нет ничего правого.

Тот, ещё больший, уклон влево, и ещё более успешное лоббирование со стороны условно «просоциалистических» сил, командно-административных сил, про который я писал — это про более дальнюю перспективу.

Такое лоббирование всерьёз начнется после того, как протестная волна спадёт — апрель-май, может быть позже. Когда страсти улягутся и власти сядут и будут думать, что делать дальше, чтобы такого не повторилось.

В этой беседе, где бы она ни происходила, голоса оппонентов либералов будут звучать в ушах Лукашенко громче, чем звучали до начала протестов. Вот всего лишь то, о чём я хотел сказать…

Белорусская власть в лице президента более долгосрочными горизонтами не мыслит, она мыслит решением проблем, особенно тех, что появляются внезапно, в «пожарном порядке». Сказать людям, мол, мы понимаем ваш гнев, а теперь подождите пару лет, пока мы реструктурируем всю экономику и построим новые «точки роста» — думаю, ни у кого просто не хватит не то что смелости, а ещё и понимания этих аргументов.

Источник — Радыё Свабода, перевод — Left.BY

_______

Читать по теме:

Сергей КАЛЯКИН: «Верхи» ещё многое могут, а «низы» не настолько не хотят

By
@
backtotop