«Отправить коммунизм в наше настоящее!» Открытое письмо белорусских левых

komunisti4eskaja-simvolika-14Недавно белорусский философ и методолог Владимир МАЦКЕВИЧ предложил объявить 2017 год, год столетия Октябрьской революции (напоминаем, чтобы было понятно — почему) – «Годом Антикоммунизма», назвав коммунизм одновременно «всемирным злом» и «страшным сном». И предложение это было подхвачено рядом независимых белорусских СМИ. 

«100 лет немалый срок по любым историческим меркам. Пора уже попрощаться с этим всемирным злом, отправить бродящего по Европе призрака туда, где ему адекватное место…», — призвал г-н Мацкевич, обращаясь к белорусской общественности; впрочем, призвал без особого успеха, что вполне ожидаемо…

Но, тем не менее, на каждый антикоммунистический вызов – и в этом мы убеждены, – должен быть дан симметричный ответ.

Нет, ничего экстраординарного в этих призывах нет, потому что мы прекрасно понимаем, что мыслить одинаково все люди не могут, и что всегда будут те, кто стоит на диаметрально противоположных позициях, в том числе в вопросах идеологии, в том числе негативно относящиеся к левой идеологии, которую разделяем мы, к её установкам и её ценностям. Однако детальное рассмотрение заявления, сделанное г-ном Мацкевичем, оставляет странное впечатление.

Прежде всего, настораживает слово «антикоммунизм»… Что здесь имеет в виду г-н Мацкевич? Потому что мы, например, точно знаем, что такое антикоммунизм: подчёркнуто антикоммунистическими были нацистский режим в Германии, франкистский — в Испании, и фашистский — в Италии, из антикоммунизма вырастали кровавые диктатуры Трухильо, клана Самоса, Стресснера и Пиночета в Латинской Америке, «Режим полковников» — в Греции, антикоммунистическим был маккартизм в США 1940-50-х гг., сопровождавшийся политическими репрессиями и массовыми нарушениями гражданских прав. И этот список, как легко догадаться, далеко не исчерпан.

«Когда я ещё не пошёл в школу, мне угрожали, – пишет далее Мацкевич, – что с 1980 года я буду жить при коммунизме. Потом, правда, его заменили развитым социализмом. Но это только слова. Коммунизм был построен…»

Если Мацкевич считает, что коммунизм к 1980 году уже был построен, то естественно возникает вопрос – где? В СССР, считает многоуважаемый философ. Ну, тогда мы очень рекомендуем ему выяснить, что такое «коммунизм» вообще и решить для себя самого, против чего он выступает.

Потому что риторика г-на Мацкевича (хочет он этого или не хочет) во многом совпадает с риторикой известного советского философа-диссидента Александра Зиновьева (ставшего в последнее время ещё и одним из «знамён» «нового русского консерватизма»), который называл «коммунизмом» «реально существующий и доступный наблюдению» общественный строй в СССР.

Но, позвольте, даже он не ограничивал только этим своё понимание «коммунизма»! Напротив, он писал, что «слово «коммунизм» не отличается однозначностью и определённостью», потому как под «этим словом» ещё подразумевают, как минимум, «идеологический проект некоего общества всеобщего счастья и благополучия». Иными словами, он чётко различал (а не объединял) коммунизм и его реализацию, идею коммунизма (или , если хотите, – говоря словами Алена Бадью) и её воплощённое понимание.

Вынуждены напомнить тут, что существуют и альтернативные, – и ещё более «сектантские, – точки зрения на эту проблему. Так, некоторые считают, что коммунизм был построен в стране уже в 1930-х, а всё последующее развитие СССР – это как раз его «эрозия», деградация, и новое сползание в капитализм.

Так какой «коммунизм» имеет в виду, в данном случае, наш белорусский «местночтимый» философ?

Тут разъяснений не следует, только намёки, отсылки то к Оруэллу, то к вульгарным представлениям эпохи «развитого социализма» о его природе, то к самому себе образца 1990-х, однако наш философ продолжает, что при принятии тех или иных решений «в Беларуси исходят из коммунистических идеалов, из представления о том, что идея коммунизма хороша…» «Ядром и стержнем советского менталитета и сознания был и остаётся коммунизм», — пишет он далее. Но что плохого в этом видит Мацкевич? А то, что это мешает рыночным принципам восторжествовать в белорусской экономике и ведёт, по мнению Мацкевича, «к принудительному труду, несвободе, неравенству, деградации личности и индивидуальности».

Как легко, оказывается, всё смешать в сознании одного отдельно взятого человека, которому «угрожали» (угрожали?!…) коммунизмом!

Но мы почему-то уверены в обратном: что как раз торжество рыночных принципов и индивидуализм в человеческих отношениях ведут к неравенству и ко всеобщей отчуждённости, к социально-гуманитарной деградации общества. И вся история развития глобального капитализма доказывает это, события последних десятилетий доказывают это, когда дарендорфовская «долина слёз» оказалась для многих постсоветских народов непосильной, а другим стоила слишком дорого: уничтожения промышленности, в том числе аграрной, падения уровня жизни и социальной защищённости, массовой миграции и т.д. И не надо рассказывать нам, что все беды их проистекают из того, что они свернули с пути реформ, не дошли до конца… Уже гаитянские товарищи удивляются, что 100 лет строили капитализм, а живут хуже, чем «даже в Северной Корее» (умиляет здесь слово «даже»).

Однако г-н Мацкевич продолжает сокрушаться, что «в 1991 году мы было поверили», что коммунизм уничтожен, «но, мы были излишне оптимистичны, он продолжается в лайтверсии…», – утверждает он.

Но где это среди усиливающегося социального расслоения, всё более расширяющегося ареала господства частной собственности и рыночных отношений, Мацкевич увидел, с позволения сказать, «лайт-версию коммунизма»? Скорее в нашем случае следует говорить о «лайт-версии» капитализма, — и капитализма, при этом, со всё менее «человеческим лицом». Но многоуважаемый методолог хотел бы, как видно, чтобы это поскорее стало полноразмерным капитализмом – со всеми вытекающими отсюда последствиями… Хотя о катастрофических последствиях современной глобальной версии его в последние годы стали говорить даже такие авторитетные либеральные экономисты, далёкие, скажем честно, от марксизма и всякой политической левизны, как, например, Дж. Стиглиц и П. Кругман (Нобелевские лауреаты в области экономики, кстати)!

Впрочем, даже при таком раскладе забыть коммунизм «как страшный сон ХХ века», мы уверены, всё же не получится. Идеи коммунизма во все времена произрастали из совершенно естественного стремления человечества к справедливому мироустройству, к свободе, равенству и братству, пусть и проявлялись, объективировались по-разному: начиная от гностических сект средневековья и милленаристских «ересей» периода Реформации до социалистов-утопистов, стихийных анархистов и т.д., оканчивая марксизмом и движением «новых левых».

Может быть, советская интерпретация идей коммунизма в чём-то была не самой удачной… Но это никоим образом не значит, что мечта о справедливом обществе неосуществима, что она не сможет реализоваться, прорасти в будущем – в том числе и в нашей стране, – пусть и в каких-либо иных, непредставимых здесь и сейчас, контурах и формах, по-иному. Ведь, повторимся, история не предстаёт перед нами некой рафинированной прямой линией, не имеющей ни своих законов развития, ни логики, ни возможности для откатов назад. Но это будет, убеждены мы, отнюдь не капиталистическое будущее с диктатурой рынка, как нам рисует это многоуважаемый г-н Мацкевич. Иначе это вправду станет «концом истории», как об этом – каждый со своей стороны – писали Маркс и Фукуяма.

Потому и повторяем мы за Бадью и Сартром:

«Если коммунистическая гипотеза не верна… значит род человеческий ничем не лучше семейства муравьев или термитов… Если человеческое общество не более, чем коллекция индивидуумов, преследующих свои собственные интересы… то ясно, что философ может и должен бросить человеческое зверье на произвол его грустной судьбы. Но мы не позволим, чтобы кто-то торжествующий… диктовал нам смысл существования и задачи философии. Ибо то, чему мы все свидетели, никоим образом не заставит нас отказаться от коммунистической гипотезы…»

В этой связи мы предлагаем объявить следующий 2017 год – годом борьбы с политическим невежеством, – годом политпросвещения, так сказать, – и год столетия Октябрьской революции целиком посвятить пропаганде социалистического выбора и коммунистической перспективы (тем более, что дата обязывает). Отправить, говоря словами Мацкевича, бродящего по Европе призрака туда, где ему самое адекватное место – в наше настоящее!

***

6922_anonceНядаўна беларускі філосаф і метадолаг Уладзімір МАЦКЕВІЧ прапанаваў абвясціць 2017 год, год стагоддзя Кастрычніцкай рэвалюцыі (нагадваем, каб было зразумела — чаму) — «Годам антыкамунізма», назваўшы камунізм адначасова «сусветным злом» і «жудасным сном». І гэта прапанова адразу была падхоплена шэрагам незалежных беларускіх СМІ. 

«100 гадоў немалы тэрмін па любых гістарычных мерках. Час ужо развітацца з гэтым сусьветным злом, адправіць прывіда, які бадзяецца па Еўропе туды, дзе яму адэкватнае месца…», — заклікаў сп. Мацкевіч, звяртаючыся да беларускай грамадскасці; аднак, заклікаў без асаблівага поспеху, што цалкам чакана…

Але, тым не менш, на кожны антыкамуністычны выклік – і ў гэтым мы перакананыя, — павінен быць дадзены сіметрычны адказ.

Не, нічога экстраардынарнага ў гэтых закліках няма, таму што мы цудоўна разумеем, што думаць аднолькава ўсе людзі не могуць, і што заўсёды будуць тыя, хто стаіць на дыяметральна супрацьлеглых пазіцыях, у тым ліку ў пытаннях ідэалогіі, у тым ліку негатыўна адносяцца да левай ідэалогіі, якую падзяляем мы, да яе усталёвак і яе каштоўнасцяў. Аднак дэталёвы разгляд заявы, зробленай сп. Мацкевічам, пакідае дзіўнае ўражанне.

Перш за ўсё, насцярожвае слова «антыкамунізм»… Што тут мае на ўвазе сп. Мацкевіч? Таму што мы, напрыклад, дакладна ведаем, што такое антыкамунізм: падкрэслена супрацькамуністычнымі былі нацысцкі рэжым у Германіі, франкистский — у Іспаніі, і фашысцкі – у Італіі, з антыкамунізму вырасталі крывавыя дыктатуры Трухіллё, клана Самоса, Стрэснера і Піначэта ў Лацінскай Амерыцы, «Рэжым палкоўнікаў» — у Грэцыі, антыкамуністычным быў макартызм ў ЗША 1940-50-х гг., які суправаджаўся палітычнымі рэпрэсіямі і масавымі парушэннямі грамадзянскіх правоў. І гэты спіс, як лёгка здагадацца, далёка не вычарпаны.

«Калі я яшчэ не пайшоў у школу, мне пагражалі, — піша далей Мацкевіч, — што з 1980 года я буду жыць пры камунізме. Потым, праўда, яго замянілі развітым сацыялізмам. Але гэта толькі словы. Камунізм быў пабудаваны…»

Калі Мацкевіч лічыць, што камунізм да 1980 года ўжо быў пабудаваны, то узнікае натуральнае пытанне — дзе? У СССР, лічыць паважаны філосаф. Ну тады мы вельмі раім яму высветліць, што такое наогул камунізм і вырашыць для сябе самога, супраць чаго ён выступае.

Таму што рыторыка сп. Мацкевіча (хоча ён гэтага ці не хоча) шмат у чым супадае з рыторыкай вядомага савецкага філосафа-дысыдэнта Аляксандра Зіноўева (які стаў у апошні час яшчэ і адным з «сцягоў» «новага рускага кансерватызму»), які называў «камунізмам» «рэальна існуючы і даступны назіранню» грамадскі лад у СССР.

Але, дазвольце, нават ён не абмяжоўваў толькі гэтым сваё разуменне «камунізму»! Наадварот, ён пісаў, што слова «камунізм» не адрозніваецца адназначнасцю і пэўнасцю», таму як пад «гэтым словам» яшчэ маюць на ўвазе, як мінімум, «ідэалагічны праект нейкага грамадства ўсеагульнага шчасця і дабрабыту». Іншымі словамі, ён выразна адрозніваў (а не аб’ядноўваў) камунізм і яго рэалізацыю, ідэю камунізму (ці «камуністычную гіпотэзу», калі хочаце, — кажучы словамі Алена Бад’ю) і яе увасобленае разуменне.

Вымушаны нагадаць тут, што існуюць і альтэрнатыўныя, — і яшчэ больш «сектанцкія, — пункты гледжання на гэтую праблему. Так, некаторыя лічаць, што камунізм быў пабудаваны ў краіне ўжо ў 1930-х, а ўсё наступнае развіццё СССР — гэта як раз яго «эрозія», дэградацыя, і новае спаўзанне ў капіталізм.

Дык які «камунізм» мае на ўвазе, у дадзеным выпадку, наш беларускі «мясцовашанаваны» філосаф?

Тут тлумачэнняў няма, толькі намёкі, адсылкі то да Оруэллу, то да вульгарных уяўленняў эпохі «развітога сацыялізму» аб яго прыродзе, то да самога сябе ўзору 1990-х, аднак наш філосаф працягвае, што пры прыняцці тых ці іншых рашэнняў «у Беларусі зыходзяць з камуністычных ідэалаў, з ўяўленні аб тым, што ідэя камунізму добрая…». «Ядром і стрыжнем савецкага менталітэту і свядомасці быў і застаецца камунізм», — піша ён далей. Але што дрэннага ў гэтым бачыць Мацкевіч? А тое, што гэта перашкаджае рынкавым прынцыпам перамагчы ў беларускай эканоміцы і вядзе, на думку Мацкевіча, «да прымусовай працы, несвабодзе, няроўнасці, дэградацыі асобы і індывідуальнасці».

Як лёгка, аказваецца, усё змяшаць ў думках аднаго асобна ўзятага чалавека, якому «пагражалі» (пагражалі?!…) камунізмам!

Але мы чамусьці ўпэўненыя ў адваротным: што як раз трыумф рынкавых прынцыпаў і індывідуалізм у чалавечых адносінах вядуць да няроўнасці і да ўсеагульнай адчужанасці, да сацыяльна-гуманітарнай дэградацыі грамадства. І ўся гісторыя развіцця глабальнага капіталізму даказвае гэта, падзеі апошніх дзесяцігоддзяў даказваюць гэта, калі дарэндорфаўская «даліна слёз» апынулася для многіх постсавецкіх народаў непасільнай, а іншым каштавала занадта дорага: знішчэння прамысловасці, у тым ліку аграрнай, падзення ўзроўню жыцця і сацыяльнай абароненасці, масавай міграцыі і г.д. І не трэба распавядаць нам, што ўсе беды іх вынікаюць з таго, што яны звярнулі з шляху рэформаў, не дайшлі да канца… Ужо гаіцянскія таварышы здзіўляюцца, што 100 гадоў будавалі капіталізм, а жывуць горш, чым «нават у Паўночнай Карэі» (замілоўвае тут слова «нават»).

Аднак спадар Мацкевіч працягвае бедаваць, што «ў 1991 годзе мы было паверылі», што камунізм знішчаны, «але, мы былі залішне аптымістычныя, ён працягваецца ў лайтвэрсіі…», — сцвярджае ён.

Але дзе гэта сярод ўзмацняючагася сацыяльнага расслаення, пашырэння арэалу панавання прыватнай уласнасці і рынкавых адносінаў, Мацкевіч ўбачыў, з дазволу сказаць, «лайт-вэрсію камунізму»? Хутчэй у нашым выпадку варта казаць пра «лайт-вэрсію» капіталізму, — і капіталізму, пры гэтым, з усё менш «чалавечым тварам». Але шматпаважаны метадолаг хацеў бы, як відаць, каб гэта хутчэй стала поўнапамерным капіталізмам — з усімі вынікаючымі адсюль наступствамі… Хоць пра яго катастрафічныя наступствы сучаснай глабальнай версіі ў апошнія гады сталі казаць нават такія аўтарытэтныя ліберальныя эканамісты, далёкія, скажам шчыра, ад марксізму і усякай палітычнай левізны, як, напрыклад, Дж. Стыгліц і П. Кругман (Нобелеўскія лаўрэаты ў галіне эканомікі, дарэчы)!

Зрэшты, нават пры такім раскладзе забыцца камунізм «нібы жудасны сон ХХ стагоддзя», мы ўпэўненыя, усё ж не атрымаецца. Ідэі камунізму ва ўсе часы раслі з цалкам натуральнага імкнення чалавецтва да справядлівага светаўладкавання, да свабоды, роўнасці і братэрства, хай і выяўляліся, аб’ектызаваліся па-рознаму: пачынаючы ад гнастычных сект сярэднявечча і міленарысцкіх «ерасяў» перыяду Рэфармацыі да сацыялістаў-утапістаў, стыхійных анархістаў і г.д., сканчаючы марксізмам і рухам «новых левых».

Можа быць, савецкая інтэрпрэтацыя ідэй камунізму ў чымсьці была не самай удалай … Але гэта ніякім чынам не значыць, што мара аб справядлівым грамадстве няздзейсная, што яна не зможа рэалізавацца, прарасці ў будучыні – у тым ліку і ў нашай краіне, — хай і ў якіх-небудзь іншых контурах і формах, якія нельга ўявіць тут і цяпер. Бо, паўторымся, гісторыя не паўстае перад намі нейкай рафінаванай прамой лініяй, якая не мае ні сваіх законаў развіцця, ні логікі, ні магчымасці адкатаў назад. Але гэта будзе, перакананыя мы, зусім не капіталістычная будучыня з дыктатурай рынку, як нам малюе гэта паважаны сп. Мацкевіч. Інакш гэта стане напраўду «канцом гісторыі», як пра гэта – кожны са свайго боку – пісалі Маркс і Фукуяма.

Таму і паўтараем мы за Бад’ю і Сартрам:

«Калі камуністычная гіпотэза не дакладная… значыць род чалавечы нічым не лепш сямейства мурашак або тэрмітаў… Калі чалавечае грамадства не больш, чым калекцыя індывідаў, якія пераследуюць сваі ўласныя інтарэсы… то зраззумела, што філосаф можа і павінен кінуць чалавечых звяроў на волю іх сумнага лёсу. Але мы не дазволім, каб хтосьці пераможны… дыктаваў нам сэнс існавання і мэты філасофіі. Бо тое, чаму мы ўсе сьведкі, ніякім чынам не прымусіць нас адмовіцца ад камуністычнай гіпотэзы…»

У сувязі з гэтым мы прапануем абвясціць наступны 2017 год – годам барацьбы з палітычнай неадукаванасцю, — Годам палітасветы, так бы мовіць, — і год стагоддзя Вялікай рэвалюцыі цалкам прысвяціць прапагандзе сацыялістычнага выбару і камуністычнай перспектывы (тым больш, што дата абавязвае). Адправіць, кажучы словамі Мацкевіча, прывіда, які бадзяецца па Еўропе туды, дзе яму самае адэкватнае месца – у нашую сучаснасць!

_________

ОПАРИН Александр, со-редактор Left.BY, Белорусская партия левых «Справедливый мир»/ Минск; ЕЛИСЕЕВ Алексей, историк, зам. председателя Белорусской партии левых «Справедливый мир»/ МинскКАТОРЖЕВСКИЙ Павел, студент-политолог, Белорусская партия левых «Справедливый мир»/ Минск; БАРХАТКОВ Антон, преподаватель, философ, интернет-журнал «Прасвет»/ Минск; АГАЁНОК Алексей, Белорусское социальное движение “Разам!”/ Гомель; ФИЛОН Пётр, левый активист, Белорусская партия «Зелёные»/ Гомель;  БОХАН Владислав, член Белорусского независимого профсоюза, учитель истории/ Минск; КАРАМАЗОВ Алексей, студент-философ, левый активист/ Минск; КУДРИЦКИЙ Алексей, студент-историк, левый активист, Белорусская партия «Зелёные»/ Минск; ПАЛЬЧИК Маргарита, активистка фем-движения/ Минск; ЛАТУР Максим, член Белорусской партии «Зелёные»/ Минск; СУАРЕС Юрий, член Белорусской партии левых «Справедливый мир»/ Минск; МИХАЛЬЧИК Виктор, член Белорусской партии левых «Справедливый мир»/ Гродно; ЗАЛАМАЙ Артём, левый активист, рабочий/ Солигорск; СМОЛЯКОВ Артур, член Белорусской партии левых «Справедливый мир»/ Минск; ИВАНОВ Александр, редактор интернет-издания prometej.info (Рабочий Университет им. И.Б. Хлебникова) / Москва-Минск;  ПЕТРЕНКО Николай, IT-специалист, Минск; СТОРОЖЕВ Андрей, преподаватель, правовед, Минск; ТЯШКЕВИЧ Илья, студент-философ, левый активист/ Минск; КАЗАНДЖИДИС Иоаннис, студент-международник, левый активист/ Минск; КУБАРЕВ Александр, инженер/ Минск; ГЛУШАКОВ Юрий, Оргкомитет Белорусского социального движения “Разам!”, член Белорусской партии «Зелёные»/ Гомель; УХНАЛЁВ Пётр, преподаватель, член ЦК Белорусской партии левых «Справедливый мир»/ Минск; МАКАРОВ Евгений, инженер, Белорусская партия левых «Справедливый мир»/ Минск; КОВАЛЁВ Максим, студент-политолог, левый активист/ Минск. 

________

Письмо открыто для подписания, связаться с нами можно по электронному адресу left@pusk.by или через комментарии.


  1. Алекс on 11/21/2016 at 13:58 said:

    В общем согласен с данным текстом. только почему в тексте нигде не отражен вклад В.И. Ленина в марксистскую теорию коммунизма?!
    А.Кубарев, бывший член белорусской партии левых «Справедливый мир», исключенный из аж партии на VI Пленуме ЦК за критику руководства партии в оппортунизме, отказе от марксистско-ленинских позиций и переводе партии на позиции еврокоммунизма и демосоциализма.

    • Nikolai Goldberg on 11/23/2016 at 21:05 said:

      Всё ясно.Вот оно истинное лицо русофоба Кубарева! Поставил свою подпись рядом с социалистами-троцкистами из партии «Справедливый мир»!!! Волк в овечьей шкуре и предатель РУССКОГО мира!

      • Александр Ульянычев on 11/24/2016 at 19:46 said:

        Попрошу не переходить на личности и не скатывается до взаимных оскорблений. А тем более не выносить внутрипартийные склоки на всеобщее обозрение.

  2. Nikolai Goldberg on 11/23/2016 at 21:03 said:

    Всё ясно.Вот оно истинное лицо русофоба Кубарева! Поставил свою подпись рядом с социалистами-троцкистами из партии «Справедливый мир»!!! Волк в овечьей шкуре и предатель РУССКОГО мира!

  3. Родик Анатолий on 11/24/2016 at 09:29 said:

    Согласен с выводами. Философ Мацкевич давно остался в антикоммунистическом прошлом вместе с Лукашенко и вульгарно понимающими коммунизм

  4. василий on 11/24/2016 at 13:29 said:

    Фурункул на теле не случаен. Значит есть условия для его появления. Задача обладателя этой заразы смазывать его постоянно аптечным нашатырным спиртом до полного выздоровления.

  5. andpol on 12/01/2016 at 20:57 said:

    92 миллионов человек, уничтоженных на земле всеми коммунистическими режимами ради этой идеи вам мало?

    • Nikolai Goldberg on 12/04/2016 at 09:52 said:

      Маловато будет. Вот округлить бы до 100 — там может и хватит

  6. Яўген Мурашка on 12/02/2016 at 01:20 said:

    Бачу жадаюць зрабіць з Беларусі Паўночную Карэю.
    Ну Ухналёў зразумела.
    Але Пан Ю.Глушакоў, што ты там згубіў, сярод гэтых мамантаў

  7. Пятро Касьнерык on 12/02/2016 at 11:55 said:

    что такое «коммунизм» вообще—
    “Коммунизм — это есть Советская власть плюс электрификация все страны. ИНАЧЕ страна останется МЕЛКОкрестьянской, и надо, чтобы мы это ясно осознали. Мы более слабы, чем капитализм, не только в мировом масштабе, но и внутри страны. Всем это известно. Мы это осознали и ДОВЕДЁМ ДЕЛО до того, чтобы хозяйственная база из МЕЛКОкрестьянской перешла в КРУПНОпромышленную. Только тогда мы ПОБЕДИМ ОКОНЧАТЕЛЬНО». (В.И.Л.Выступление на VIII всероссийском съезде советов. 22 декабря 1920 г)

  8. Игорь Говорушко on 04/11/2017 at 13:21 said:

    Для создания справедливого общества необходимо сначала искоренить культ буржуазного «успеха» и любовь к баблу. А это гораздо труднее, чем просто перестроить экономику. Но, если человечество чего-то стоит, ему это когда-нибудь удастся.

Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


девять × = 54

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

«Отправить коммунизм в наше настоящее!» Открытое письмо белорусских левых

man_made_communism_soviet-5477 21/11/2016

komunisti4eskaja-simvolika-14Недавно белорусский философ и методолог Владимир МАЦКЕВИЧ предложил объявить 2017 год, год столетия Октябрьской революции (напоминаем, чтобы было понятно — почему) – «Годом Антикоммунизма», назвав коммунизм одновременно «всемирным злом» и «страшным сном». И предложение это было подхвачено рядом независимых белорусских СМИ. 

«100 лет немалый срок по любым историческим меркам. Пора уже попрощаться с этим всемирным злом, отправить бродящего по Европе призрака туда, где ему адекватное место…», — призвал г-н Мацкевич, обращаясь к белорусской общественности; впрочем, призвал без особого успеха, что вполне ожидаемо…

Но, тем не менее, на каждый антикоммунистический вызов – и в этом мы убеждены, – должен быть дан симметричный ответ.

Нет, ничего экстраординарного в этих призывах нет, потому что мы прекрасно понимаем, что мыслить одинаково все люди не могут, и что всегда будут те, кто стоит на диаметрально противоположных позициях, в том числе в вопросах идеологии, в том числе негативно относящиеся к левой идеологии, которую разделяем мы, к её установкам и её ценностям. Однако детальное рассмотрение заявления, сделанное г-ном Мацкевичем, оставляет странное впечатление.

Прежде всего, настораживает слово «антикоммунизм»… Что здесь имеет в виду г-н Мацкевич? Потому что мы, например, точно знаем, что такое антикоммунизм: подчёркнуто антикоммунистическими были нацистский режим в Германии, франкистский — в Испании, и фашистский — в Италии, из антикоммунизма вырастали кровавые диктатуры Трухильо, клана Самоса, Стресснера и Пиночета в Латинской Америке, «Режим полковников» — в Греции, антикоммунистическим был маккартизм в США 1940-50-х гг., сопровождавшийся политическими репрессиями и массовыми нарушениями гражданских прав. И этот список, как легко догадаться, далеко не исчерпан.

«Когда я ещё не пошёл в школу, мне угрожали, – пишет далее Мацкевич, – что с 1980 года я буду жить при коммунизме. Потом, правда, его заменили развитым социализмом. Но это только слова. Коммунизм был построен…»

Если Мацкевич считает, что коммунизм к 1980 году уже был построен, то естественно возникает вопрос – где? В СССР, считает многоуважаемый философ. Ну, тогда мы очень рекомендуем ему выяснить, что такое «коммунизм» вообще и решить для себя самого, против чего он выступает.

Потому что риторика г-на Мацкевича (хочет он этого или не хочет) во многом совпадает с риторикой известного советского философа-диссидента Александра Зиновьева (ставшего в последнее время ещё и одним из «знамён» «нового русского консерватизма»), который называл «коммунизмом» «реально существующий и доступный наблюдению» общественный строй в СССР.

Но, позвольте, даже он не ограничивал только этим своё понимание «коммунизма»! Напротив, он писал, что «слово «коммунизм» не отличается однозначностью и определённостью», потому как под «этим словом» ещё подразумевают, как минимум, «идеологический проект некоего общества всеобщего счастья и благополучия». Иными словами, он чётко различал (а не объединял) коммунизм и его реализацию, идею коммунизма (или , если хотите, – говоря словами Алена Бадью) и её воплощённое понимание.

Вынуждены напомнить тут, что существуют и альтернативные, – и ещё более «сектантские, – точки зрения на эту проблему. Так, некоторые считают, что коммунизм был построен в стране уже в 1930-х, а всё последующее развитие СССР – это как раз его «эрозия», деградация, и новое сползание в капитализм.

Так какой «коммунизм» имеет в виду, в данном случае, наш белорусский «местночтимый» философ?

Тут разъяснений не следует, только намёки, отсылки то к Оруэллу, то к вульгарным представлениям эпохи «развитого социализма» о его природе, то к самому себе образца 1990-х, однако наш философ продолжает, что при принятии тех или иных решений «в Беларуси исходят из коммунистических идеалов, из представления о том, что идея коммунизма хороша…» «Ядром и стержнем советского менталитета и сознания был и остаётся коммунизм», — пишет он далее. Но что плохого в этом видит Мацкевич? А то, что это мешает рыночным принципам восторжествовать в белорусской экономике и ведёт, по мнению Мацкевича, «к принудительному труду, несвободе, неравенству, деградации личности и индивидуальности».

Как легко, оказывается, всё смешать в сознании одного отдельно взятого человека, которому «угрожали» (угрожали?!…) коммунизмом!

Но мы почему-то уверены в обратном: что как раз торжество рыночных принципов и индивидуализм в человеческих отношениях ведут к неравенству и ко всеобщей отчуждённости, к социально-гуманитарной деградации общества. И вся история развития глобального капитализма доказывает это, события последних десятилетий доказывают это, когда дарендорфовская «долина слёз» оказалась для многих постсоветских народов непосильной, а другим стоила слишком дорого: уничтожения промышленности, в том числе аграрной, падения уровня жизни и социальной защищённости, массовой миграции и т.д. И не надо рассказывать нам, что все беды их проистекают из того, что они свернули с пути реформ, не дошли до конца… Уже гаитянские товарищи удивляются, что 100 лет строили капитализм, а живут хуже, чем «даже в Северной Корее» (умиляет здесь слово «даже»).

Однако г-н Мацкевич продолжает сокрушаться, что «в 1991 году мы было поверили», что коммунизм уничтожен, «но, мы были излишне оптимистичны, он продолжается в лайтверсии…», – утверждает он.

Но где это среди усиливающегося социального расслоения, всё более расширяющегося ареала господства частной собственности и рыночных отношений, Мацкевич увидел, с позволения сказать, «лайт-версию коммунизма»? Скорее в нашем случае следует говорить о «лайт-версии» капитализма, — и капитализма, при этом, со всё менее «человеческим лицом». Но многоуважаемый методолог хотел бы, как видно, чтобы это поскорее стало полноразмерным капитализмом – со всеми вытекающими отсюда последствиями… Хотя о катастрофических последствиях современной глобальной версии его в последние годы стали говорить даже такие авторитетные либеральные экономисты, далёкие, скажем честно, от марксизма и всякой политической левизны, как, например, Дж. Стиглиц и П. Кругман (Нобелевские лауреаты в области экономики, кстати)!

Впрочем, даже при таком раскладе забыть коммунизм «как страшный сон ХХ века», мы уверены, всё же не получится. Идеи коммунизма во все времена произрастали из совершенно естественного стремления человечества к справедливому мироустройству, к свободе, равенству и братству, пусть и проявлялись, объективировались по-разному: начиная от гностических сект средневековья и милленаристских «ересей» периода Реформации до социалистов-утопистов, стихийных анархистов и т.д., оканчивая марксизмом и движением «новых левых».

Может быть, советская интерпретация идей коммунизма в чём-то была не самой удачной… Но это никоим образом не значит, что мечта о справедливом обществе неосуществима, что она не сможет реализоваться, прорасти в будущем – в том числе и в нашей стране, – пусть и в каких-либо иных, непредставимых здесь и сейчас, контурах и формах, по-иному. Ведь, повторимся, история не предстаёт перед нами некой рафинированной прямой линией, не имеющей ни своих законов развития, ни логики, ни возможности для откатов назад. Но это будет, убеждены мы, отнюдь не капиталистическое будущее с диктатурой рынка, как нам рисует это многоуважаемый г-н Мацкевич. Иначе это вправду станет «концом истории», как об этом – каждый со своей стороны – писали Маркс и Фукуяма.

Потому и повторяем мы за Бадью и Сартром:

«Если коммунистическая гипотеза не верна… значит род человеческий ничем не лучше семейства муравьев или термитов… Если человеческое общество не более, чем коллекция индивидуумов, преследующих свои собственные интересы… то ясно, что философ может и должен бросить человеческое зверье на произвол его грустной судьбы. Но мы не позволим, чтобы кто-то торжествующий… диктовал нам смысл существования и задачи философии. Ибо то, чему мы все свидетели, никоим образом не заставит нас отказаться от коммунистической гипотезы…»

В этой связи мы предлагаем объявить следующий 2017 год – годом борьбы с политическим невежеством, – годом политпросвещения, так сказать, – и год столетия Октябрьской революции целиком посвятить пропаганде социалистического выбора и коммунистической перспективы (тем более, что дата обязывает). Отправить, говоря словами Мацкевича, бродящего по Европе призрака туда, где ему самое адекватное место – в наше настоящее!

***

6922_anonceНядаўна беларускі філосаф і метадолаг Уладзімір МАЦКЕВІЧ прапанаваў абвясціць 2017 год, год стагоддзя Кастрычніцкай рэвалюцыі (нагадваем, каб было зразумела — чаму) — «Годам антыкамунізма», назваўшы камунізм адначасова «сусветным злом» і «жудасным сном». І гэта прапанова адразу была падхоплена шэрагам незалежных беларускіх СМІ. 

«100 гадоў немалы тэрмін па любых гістарычных мерках. Час ужо развітацца з гэтым сусьветным злом, адправіць прывіда, які бадзяецца па Еўропе туды, дзе яму адэкватнае месца…», — заклікаў сп. Мацкевіч, звяртаючыся да беларускай грамадскасці; аднак, заклікаў без асаблівага поспеху, што цалкам чакана…

Але, тым не менш, на кожны антыкамуністычны выклік – і ў гэтым мы перакананыя, — павінен быць дадзены сіметрычны адказ.

Не, нічога экстраардынарнага ў гэтых закліках няма, таму што мы цудоўна разумеем, што думаць аднолькава ўсе людзі не могуць, і што заўсёды будуць тыя, хто стаіць на дыяметральна супрацьлеглых пазіцыях, у тым ліку ў пытаннях ідэалогіі, у тым ліку негатыўна адносяцца да левай ідэалогіі, якую падзяляем мы, да яе усталёвак і яе каштоўнасцяў. Аднак дэталёвы разгляд заявы, зробленай сп. Мацкевічам, пакідае дзіўнае ўражанне.

Перш за ўсё, насцярожвае слова «антыкамунізм»… Што тут мае на ўвазе сп. Мацкевіч? Таму што мы, напрыклад, дакладна ведаем, што такое антыкамунізм: падкрэслена супрацькамуністычнымі былі нацысцкі рэжым у Германіі, франкистский — у Іспаніі, і фашысцкі – у Італіі, з антыкамунізму вырасталі крывавыя дыктатуры Трухіллё, клана Самоса, Стрэснера і Піначэта ў Лацінскай Амерыцы, «Рэжым палкоўнікаў» — у Грэцыі, антыкамуністычным быў макартызм ў ЗША 1940-50-х гг., які суправаджаўся палітычнымі рэпрэсіямі і масавымі парушэннямі грамадзянскіх правоў. І гэты спіс, як лёгка здагадацца, далёка не вычарпаны.

«Калі я яшчэ не пайшоў у школу, мне пагражалі, — піша далей Мацкевіч, — што з 1980 года я буду жыць пры камунізме. Потым, праўда, яго замянілі развітым сацыялізмам. Але гэта толькі словы. Камунізм быў пабудаваны…»

Калі Мацкевіч лічыць, што камунізм да 1980 года ўжо быў пабудаваны, то узнікае натуральнае пытанне — дзе? У СССР, лічыць паважаны філосаф. Ну тады мы вельмі раім яму высветліць, што такое наогул камунізм і вырашыць для сябе самога, супраць чаго ён выступае.

Таму што рыторыка сп. Мацкевіча (хоча ён гэтага ці не хоча) шмат у чым супадае з рыторыкай вядомага савецкага філосафа-дысыдэнта Аляксандра Зіноўева (які стаў у апошні час яшчэ і адным з «сцягоў» «новага рускага кансерватызму»), які называў «камунізмам» «рэальна існуючы і даступны назіранню» грамадскі лад у СССР.

Але, дазвольце, нават ён не абмяжоўваў толькі гэтым сваё разуменне «камунізму»! Наадварот, ён пісаў, што слова «камунізм» не адрозніваецца адназначнасцю і пэўнасцю», таму як пад «гэтым словам» яшчэ маюць на ўвазе, як мінімум, «ідэалагічны праект нейкага грамадства ўсеагульнага шчасця і дабрабыту». Іншымі словамі, ён выразна адрозніваў (а не аб’ядноўваў) камунізм і яго рэалізацыю, ідэю камунізму (ці «камуністычную гіпотэзу», калі хочаце, — кажучы словамі Алена Бад’ю) і яе увасобленае разуменне.

Вымушаны нагадаць тут, што існуюць і альтэрнатыўныя, — і яшчэ больш «сектанцкія, — пункты гледжання на гэтую праблему. Так, некаторыя лічаць, што камунізм быў пабудаваны ў краіне ўжо ў 1930-х, а ўсё наступнае развіццё СССР — гэта як раз яго «эрозія», дэградацыя, і новае спаўзанне ў капіталізм.

Дык які «камунізм» мае на ўвазе, у дадзеным выпадку, наш беларускі «мясцовашанаваны» філосаф?

Тут тлумачэнняў няма, толькі намёкі, адсылкі то да Оруэллу, то да вульгарных уяўленняў эпохі «развітога сацыялізму» аб яго прыродзе, то да самога сябе ўзору 1990-х, аднак наш філосаф працягвае, што пры прыняцці тых ці іншых рашэнняў «у Беларусі зыходзяць з камуністычных ідэалаў, з ўяўленні аб тым, што ідэя камунізму добрая…». «Ядром і стрыжнем савецкага менталітэту і свядомасці быў і застаецца камунізм», — піша ён далей. Але што дрэннага ў гэтым бачыць Мацкевіч? А тое, што гэта перашкаджае рынкавым прынцыпам перамагчы ў беларускай эканоміцы і вядзе, на думку Мацкевіча, «да прымусовай працы, несвабодзе, няроўнасці, дэградацыі асобы і індывідуальнасці».

Як лёгка, аказваецца, усё змяшаць ў думках аднаго асобна ўзятага чалавека, якому «пагражалі» (пагражалі?!…) камунізмам!

Але мы чамусьці ўпэўненыя ў адваротным: што як раз трыумф рынкавых прынцыпаў і індывідуалізм у чалавечых адносінах вядуць да няроўнасці і да ўсеагульнай адчужанасці, да сацыяльна-гуманітарнай дэградацыі грамадства. І ўся гісторыя развіцця глабальнага капіталізму даказвае гэта, падзеі апошніх дзесяцігоддзяў даказваюць гэта, калі дарэндорфаўская «даліна слёз» апынулася для многіх постсавецкіх народаў непасільнай, а іншым каштавала занадта дорага: знішчэння прамысловасці, у тым ліку аграрнай, падзення ўзроўню жыцця і сацыяльнай абароненасці, масавай міграцыі і г.д. І не трэба распавядаць нам, што ўсе беды іх вынікаюць з таго, што яны звярнулі з шляху рэформаў, не дайшлі да канца… Ужо гаіцянскія таварышы здзіўляюцца, што 100 гадоў будавалі капіталізм, а жывуць горш, чым «нават у Паўночнай Карэі» (замілоўвае тут слова «нават»).

Аднак спадар Мацкевіч працягвае бедаваць, што «ў 1991 годзе мы было паверылі», што камунізм знішчаны, «але, мы былі залішне аптымістычныя, ён працягваецца ў лайтвэрсіі…», — сцвярджае ён.

Але дзе гэта сярод ўзмацняючагася сацыяльнага расслаення, пашырэння арэалу панавання прыватнай уласнасці і рынкавых адносінаў, Мацкевіч ўбачыў, з дазволу сказаць, «лайт-вэрсію камунізму»? Хутчэй у нашым выпадку варта казаць пра «лайт-вэрсію» капіталізму, — і капіталізму, пры гэтым, з усё менш «чалавечым тварам». Але шматпаважаны метадолаг хацеў бы, як відаць, каб гэта хутчэй стала поўнапамерным капіталізмам — з усімі вынікаючымі адсюль наступствамі… Хоць пра яго катастрафічныя наступствы сучаснай глабальнай версіі ў апошнія гады сталі казаць нават такія аўтарытэтныя ліберальныя эканамісты, далёкія, скажам шчыра, ад марксізму і усякай палітычнай левізны, як, напрыклад, Дж. Стыгліц і П. Кругман (Нобелеўскія лаўрэаты ў галіне эканомікі, дарэчы)!

Зрэшты, нават пры такім раскладзе забыцца камунізм «нібы жудасны сон ХХ стагоддзя», мы ўпэўненыя, усё ж не атрымаецца. Ідэі камунізму ва ўсе часы раслі з цалкам натуральнага імкнення чалавецтва да справядлівага светаўладкавання, да свабоды, роўнасці і братэрства, хай і выяўляліся, аб’ектызаваліся па-рознаму: пачынаючы ад гнастычных сект сярэднявечча і міленарысцкіх «ерасяў» перыяду Рэфармацыі да сацыялістаў-утапістаў, стыхійных анархістаў і г.д., сканчаючы марксізмам і рухам «новых левых».

Можа быць, савецкая інтэрпрэтацыя ідэй камунізму ў чымсьці была не самай удалай … Але гэта ніякім чынам не значыць, што мара аб справядлівым грамадстве няздзейсная, што яна не зможа рэалізавацца, прарасці ў будучыні – у тым ліку і ў нашай краіне, — хай і ў якіх-небудзь іншых контурах і формах, якія нельга ўявіць тут і цяпер. Бо, паўторымся, гісторыя не паўстае перад намі нейкай рафінаванай прамой лініяй, якая не мае ні сваіх законаў развіцця, ні логікі, ні магчымасці адкатаў назад. Але гэта будзе, перакананыя мы, зусім не капіталістычная будучыня з дыктатурай рынку, як нам малюе гэта паважаны сп. Мацкевіч. Інакш гэта стане напраўду «канцом гісторыі», як пра гэта – кожны са свайго боку – пісалі Маркс і Фукуяма.

Таму і паўтараем мы за Бад’ю і Сартрам:

«Калі камуністычная гіпотэза не дакладная… значыць род чалавечы нічым не лепш сямейства мурашак або тэрмітаў… Калі чалавечае грамадства не больш, чым калекцыя індывідаў, якія пераследуюць сваі ўласныя інтарэсы… то зраззумела, што філосаф можа і павінен кінуць чалавечых звяроў на волю іх сумнага лёсу. Але мы не дазволім, каб хтосьці пераможны… дыктаваў нам сэнс існавання і мэты філасофіі. Бо тое, чаму мы ўсе сьведкі, ніякім чынам не прымусіць нас адмовіцца ад камуністычнай гіпотэзы…»

У сувязі з гэтым мы прапануем абвясціць наступны 2017 год – годам барацьбы з палітычнай неадукаванасцю, — Годам палітасветы, так бы мовіць, — і год стагоддзя Вялікай рэвалюцыі цалкам прысвяціць прапагандзе сацыялістычнага выбару і камуністычнай перспектывы (тым больш, што дата абавязвае). Адправіць, кажучы словамі Мацкевіча, прывіда, які бадзяецца па Еўропе туды, дзе яму самае адэкватнае месца – у нашую сучаснасць!

_________

ОПАРИН Александр, со-редактор Left.BY, Белорусская партия левых «Справедливый мир»/ Минск; ЕЛИСЕЕВ Алексей, историк, зам. председателя Белорусской партии левых «Справедливый мир»/ МинскКАТОРЖЕВСКИЙ Павел, студент-политолог, Белорусская партия левых «Справедливый мир»/ Минск; БАРХАТКОВ Антон, преподаватель, философ, интернет-журнал «Прасвет»/ Минск; АГАЁНОК Алексей, Белорусское социальное движение “Разам!”/ Гомель; ФИЛОН Пётр, левый активист, Белорусская партия «Зелёные»/ Гомель;  БОХАН Владислав, член Белорусского независимого профсоюза, учитель истории/ Минск; КАРАМАЗОВ Алексей, студент-философ, левый активист/ Минск; КУДРИЦКИЙ Алексей, студент-историк, левый активист, Белорусская партия «Зелёные»/ Минск; ПАЛЬЧИК Маргарита, активистка фем-движения/ Минск; ЛАТУР Максим, член Белорусской партии «Зелёные»/ Минск; СУАРЕС Юрий, член Белорусской партии левых «Справедливый мир»/ Минск; МИХАЛЬЧИК Виктор, член Белорусской партии левых «Справедливый мир»/ Гродно; ЗАЛАМАЙ Артём, левый активист, рабочий/ Солигорск; СМОЛЯКОВ Артур, член Белорусской партии левых «Справедливый мир»/ Минск; ИВАНОВ Александр, редактор интернет-издания prometej.info (Рабочий Университет им. И.Б. Хлебникова) / Москва-Минск;  ПЕТРЕНКО Николай, IT-специалист, Минск; СТОРОЖЕВ Андрей, преподаватель, правовед, Минск; ТЯШКЕВИЧ Илья, студент-философ, левый активист/ Минск; КАЗАНДЖИДИС Иоаннис, студент-международник, левый активист/ Минск; КУБАРЕВ Александр, инженер/ Минск; ГЛУШАКОВ Юрий, Оргкомитет Белорусского социального движения “Разам!”, член Белорусской партии «Зелёные»/ Гомель; УХНАЛЁВ Пётр, преподаватель, член ЦК Белорусской партии левых «Справедливый мир»/ Минск; МАКАРОВ Евгений, инженер, Белорусская партия левых «Справедливый мир»/ Минск; КОВАЛЁВ Максим, студент-политолог, левый активист/ Минск. 

________

Письмо открыто для подписания, связаться с нами можно по электронному адресу left@pusk.by или через комментарии.

By
@
backtotop