«Червона Колона»: Пора вылезать из догм и искать ответы на вопросы, которые ставит современность

Процессы, происходящие на постсоветском пространстве после развала СССР, связанные со всё большей капитализацией экономических отношений, когда доход от них получают не все, но немногие, не могут не вызывать естественного протеста у людей, сохраняющих верность идее социальной справедливости. При этом всё более явственно встаёт проблема социального расслоения и стремительно растёт пропасть между богатыми и бедными, а банальное присвоение национальных богатств компрадорской буржуазией и нанятыми ею политиками прикрывается демагогическим рассуждениями о «пользе» «эффективных менеджеров» (быстро и незаметно превращающихся в процессе дискуссии в «хозяев»).

Традиционно протест против социальной несправедливости аккумулируют и артикулируют левые. И количество левых общественно-политических организаций, пытающихся противостоять капитализации не только экономических, но и, в целом, общественных отношений, растёт. При этом экономические и политические потрясения, как водится, особенно оживляют крайние фланги политического спектра.

Предлагаем вашему вниманию интервью с представительницей украинской леворадикальной (как они сами себя представляют) организации «Червона колона» Валентиной СЕНЧЕНКО, возникшей недавно на обломках ряда других левых объединений, работа которых в Украине стала по тем или иным причинам невозможной.

При этом, на наш взгляд, позиция украинских товарищей слишком максималистична, и, в этом смысле, не вполне конструктивна, органически содержит в себе возможность «охоты на ведьм» (чем местами ребята и занимаются — это будет видно в интервью), продолжая, в этом смысле,  «дурную» традицию догматического советского марксизма (в его сталинском исполнении), от которого, в то же время, представители «ЧК» пытаются открещиваться. Смущает также фактическое игнорирование украинскими товарищами каких бы то ни было легальных форм борьбы, в то время как инструменты переходы к «прямому народовластию» и «общественной собственности» никак не прописаны, что снова предполагает пресловутое «революционное насилие» (наша собеседница так прямо и говорит — о «насильственном свержении власти»), несмотря на то, что, по мнению части нашей редакции, оно сильно доказало свою неэффективность в опыте построения социалистических государств у нас, в Китае, Камбодже и так далее.

Тем не менее, интервью мы считаем показательным — в том смысле, какими именно могут стать «левые» в стеснённых для себя условиях (ведь, насколько мы знаем, современная Украина — не лучшая площадка для создания новых «левых» организаций), будучи ещё, ко всему прочему, ещё и идеологически дезориентированными.

В общем, в «экзотариуме» украинских левых прибыло, однако нас не покидает ощущение, что «Червона колона» скоро станет «невестой на выданье», и многие другие, более состоятельные и многочисленные левые украинские организации станут её «сватать».

chervona-kolona_______

— Расскажи, пожалуйста, про то, как появилась организация.

— Во время и после Евромайдана 2014 года левые в Украине оказались не готовыми к тому, чтобы адекватно отреагировать на данное событие. Потом и без того находившееся в плачевном состоянии левое движение весьма существенно подкосил закон о декоммунизации. В связи с такой ситуацией понимание необходимости в создания адекватной левой организации возникло давно.

Поэтому, когда российская троцкистская организация РРП (Революционная рабочая партия) предложила пополнить её ряды, группа украинских левых с энтузиазмом восприняла данное предложение. Принципиальным для нас была, в первую очередь, позиция по вопросу противостояния Россия — Украина. Таким образом была создана региональная организация РРП — РРП-Украина.

Однако, в процессе нескольких месяцев совместной работы вскрылись существенные противоречия, такие, например, как непонимание руководством РРП местной специфики работы, тактики и ряда мелких нюансов. Непосредственной причиной выхода из данной организации послужил принципиальный для нас вопрос участия в избирательном процессе. Для нас это было категорически неприемлемо.

В итоге выхода РРП-У была реорганизована в украинскую леворадикальную организацию ЧК («Червона Колона»).

Из Манифеста «Червоной Колоны»

23 июня был создан союз украинских левых сил — Красная Колонна. Нашей целью стоит объединение всех разрозненных украинских коммунистов, социалистов, в единое движение на всей территории Украины и на неподконтрольных территориях Донбасса. Для совместной работы по достижению следующих первоочередных целей:

  1. Прекращение войны на Востоке;
  2. Передача всего капитала и средств производства в управление трудящихся;
  3. Национализация земли и природных ресурсов;
  4. Отказ от экономически и политически губительной для Украины евроинтеграции;
  5. Роспуск всех буржуазных антинародных партий-лоббистов.

Призываем всех сознательных левых в наши ряды, для становления принципиально нового всеукраинского левого движения. Только слаженные действия могут ударить по разросшейся национал-капиталистической чуме.

Присоединяйтесь к рядам нашей Красной Колонны!
Станьте частью ударного кулака против украинской буржуазии!

— Если можно, вкратце изложите основные идеологические принципы и пару слов о работе над программой, которая, как нам известно, ведётся активно.

— Червона колона стоит на следующих идеологических позициях:

Мы выступаем ЗА: прямое народовластие; общественную собственность на средства производства; национализацию экономики и всех природных ресурсов; защиту прав трудящихся; сохранение и развитие украинской национальной культуры; правовое равенство; пролетарский интернационализм.

Мы выступаем ПРОТИВ: капитализма и империализма во всех их проявлениях; авторитаризма; космополитизма; национализма; коллаборационизма; клерикализма; шовинизма; глобализации; ревизионизма. *

* C программой организации с середины августа можно ознакомиться в официальном «паблике» «Червоной колоны». — Left.BY.

— Можно пару слов о том, легко ли вам работать в сложившихся в Украине условиях?

— Условий для работы практически нет, ведь по факту наша идеология на территории Украины вне закона. Засилье правых группировок и небольшое количество участников самой «Червоной Колоны» осложняет дело, но работа непременно будет вестись. Ещё более осложнена работа на оккупированных территориях так называемых ЛДНР, поскольку здесь вне закона любые движения, кроме тех, которые под контролем местных “властей”, известны случаи ареста местных левых, например, за расклейку агитационных листовок. Однако работа и на этой территории будет вестись, хотя и с большей осторожностью.

— Можно кратко прокомментировать, почему ЧК принципиально не хочет получать государственную регистрацию?

— Не видим необходимости принимать участие в буржуазных выборах, которые, к тому же в Украине превратились в очевидный для народа фарс: политики, не таясь, раздают деньги, подкупают избирателей и тому подобное. Более того, это было бы политическое самоубийство, учитывая отношение населения к ним. Кстати, о недоверии к выборам говорит очень низкая явка на последних избирательных процессах, которая составила всего лишь около половины избирателей. Да и регистрация не даёт каких-либо видимых преимуществ…

— Каково ваше отношение к прежним игрокам левого украинского политического поля, например, к «Организации марксистов», равно как и их продолжениям — «Бороцьбе» и «Левой оппозиции«.

 — «Организация марксистов» представляла собой объединение людей и политических групп с достаточно разными взглядами на природу «социализма» в СССР и марксистскую теорию вообще: от сталинистов-маоистов до троцкистов, а затем и сторонников теории государственного капитализма, то есть левых коммунистов. Такой идейный разнобой, насколько мы понимаем, стал одной из причин развала организации, которая существовала с 2007 по 2011 годы.

Крупнейшим её «осколком» можно считать «Боротьбу», менее многочисленный состоялся как троцкистская «Левая оппозиция» (последняя недавно по существу была переформатирована в «Социальный рух»).

При этом к опыту как «Организации марксистов», так и её производных, по нашему мнению, следует относится более, чем критически.

«Боротьба» с момента своего появления стояла на несколько завуалированных идейных позициях, которые можно обозначить как «стыдливый сталинизм». К «Боротьбе» некоторое время присоединялись бывшие члены КПУ, что только укрепляло их в критике последней. Теперь они, наоборот, оплакивают запрет КПУ. Сейчас нет особого смысла в разборе нюансов финансирования «Боротьбы» или прочих любопытных моментов их деятельности, но уверено можно сказать одно – организация на деле оказалась инструментом российского империализма. Говорят, сегодня «пациент скорее мёртв, чем жив».

Что же касается «Левой оппозиции», то нам никак не могут импонировать её реформистские воззрения, в частности, такой немаловажный момент, как отношение к парламентаризму.

— Теперь попробуйте охарактеризовать ваше отношение к КПУ, социалистам Витренко и их проектам, в том числе по созданию блока «Левая оппозиция» (название которого, как легко заметить, было «мастерски» и бессовестно позаимствовано у более молодых товарищей)?

— Так называемая «Коммунистическая партия Украины» всегда была обычной буржуазной парламентской партией. Депутаты КПУ долгие годы протирали штаны в Верховной Раде, входя в коалиции и голосуя вместе с представителями других буржуазных партий, которые, соответственно, финансировались из бездонных карманов тех, с кем КПУ якобы самоотверженно боролись.

Коммунистической её можно считать разве что по названию или по использованию соответствующей символики на красном полотнище. Идеологическая платформа КПУ построена на сталинизме и пророссийском государственном патриотизме, который всегда переплетался с воздыханиями о «социализме» СССР и верою в его возрождения среди некоторой части идеализирующих безвозвратное прошлое людей старшего возраста. Непосредственно «Коммунистическую партию Украины» нужно рассматривать наравне с КПРФ как осколок КПСС (тем более, что КПУ наравне с КПРФ входит в любопытную «зонтичную» структуру — СКП-КПСС, считающую себя прямой преемницей единой КПСС. — Left.BY), а их лидеров исключительно в качестве политических спекулянтов на идеях социальной справедливости. Даже многие рядовые активисты КПУ, среди которых несомненно были честные идейные романтики, достаточно критически относились к Петру СИМОНЕНКО и другим членах высшего руководства партии.

Так или иначе, но в целом это никак не меняло самой сущности этой партии – левой подпорки капитала, верной прислуги господ из правящей до событий Майдана олигархической «Партии регионов».

Нельзя сказать, что КПУ имела действительно серьёзное влияние среди рабочего класса Украины, хотя всегда пыталась выставить себя защитницей интересов последнего. Печатный орган её дочерней организации «Всеукраинский союз рабочих» так и назывался — «Рабочий класс». Подавляющее же большинство рабочих отлично понимало характер того «социализма» и «коммунизма», который крылся в проповедях вождей КПУ и всех её «конторок». К нему вполне может подойти описание «феодального социализма» из «Манифеста Коммунистической партии» Маркса и Энгельса:

«наполовину похоронная песнь – наполовину пасквиль, наполовину отголосок прошлого – наполовину угроза будущего, подчас поражающий буржуазию в самое сердце своим горьким, остроумным, язвительным приговором, но всегда производящий комическое впечатление полной неспособностью понять ход современной истории. Аристократия размахивала нищенской сумой пролетариата как знаменем, чтобы повести за собою народ. Но всякий раз, когда он следовал за нею, он замечал на ее заду старые феодальные гербы и разбегался с громким и непочтительным хохотом».

То же самое мы вполне можем сказать о других официальных «социалистических» партиях, в том числе о ПСПУ Наталии ВИТРЕНКО, – защитницы канувшего в историю «социализма», «русского мира» и каноноческого православия.

Формальный запрет КПУ не слишком напугал её партийных боссов и других видных деятелей. Они свободно баллотируются в депутаты парламента, не особо скрывают свою партийность, и пока Симоненко и Ко готовы продолжать морочить головы трудящимся под новым брендом «Левая оппозиция».

— Вы постоянно говорите о радикальности вашей организации. В чём для Вас лично заключается суть радикализма? Воможно, даже его привлекательность?

Радикальность для меня — это полное отрицание борьбы с буржуазией с помощью буржуазных мер. Ни выборы, ни профсоюзы, ни какие-то промежуточные требования не дадут результата здесь. Лишь насильственное свержение власти. И протест у нас давно уже вышел из проходных на улицы, на Майдан.

— Как вы можете прокомментировать упрёки в ваш адрес некоторых наших украинских товарищей в «излишнем патриотизме»? И то, что в ваших программных установках одними из целей заявлены построение мощного украинского государства и поддержка развития украинской культуры, о чём Вы сами выше говорили? То есть только украинской? И при чём тут тогда заявленный вами интернационализм?

— Национально-освободительная борьба для нас — это именно одна из форм классовой борьбы (по Троцкому) — хотя, смею заметить, что троцкистов у нас в организации всего один. Все остальные — левые коммунисты.

Да, мы не признаём анклавов РФ — так называемых ЛДНР (в том числе и левые ячейки, находящиеся на оккупированых территориях Донецка и Луганска). В то же время, мы понимаем, что национально-освободительная борьба уже давно нивелирована буржуазией Украины и сейчас её продолжать в формате АТО не имеет смысла. В любом случае, пролетариат в Украине в проигрыше, поэтому, мы выступаем за прекращение бойни, прекрасно осознавая, что наличие ЛНР и ДНР позволит режиму Путина ещё долгие годы шантажировать Украину. Однако, у властей не будет шикарного повода всё — от повышения тарифов до ужесточения режима — списывать на АТО. Только таким образом возможно продолжение борьбы социальной.

Допуская национально-освободительное движения в угнетённых странах, мы также понимаем, что они условно прогрессивны, — то есть лишь до определённого момента. После освобождения — это реакционность в чистом виде.

Да, мы — интернационалисты. Однако наша позиция — настоящий интернационализм — это равноправное сотрудничество с другими странами, основанное на взаимном уважении, исходя из Ленинского «Права наций». Абстрактный империализм «Боротьбы» и большинства, если не всех левых российских организаций, нам чужд. Очередная метрополия нам не нужна.

Ну, а пока само экономическое развитие общества не способствует процессу безнации. Но этот процесс должен происходить естественным путём, а не директивами партий.

— Вы упомянули выше, что принципиальной для вас является позиция по вопросу противостояния Россия-Украина. Что вы понимаете под противостоянием и какова именно ваша позиция? Что вы в ней считаете принципиально важным?

— Так вот, относительно Украины-России поясняю: в конфликте, начавшемся с Майдана, который мы считаем прогрессивным явлением, неудавшийся буржуазной революцией, мы занимаем сторону Украины. Аннексия Крыма и развязанная впоследствии война в Донбассе привела к созданию империалистических анклавов ДНР-ЛНР, посредством которых Путин, вследствие Минских соглашений, ещё долго будет шантажировать Украину. У нас есть товарищи на оккупированных территориях, большая ячейка в Донецке, меньшая в Луганске и мы много знаем о «народной» власти «народных» республик.

Предугадываю ваш очередной вопрос относительно национализма…

Да, иногда в истории случается прогрессивную роль играть реакционным силам. Так было в Украине.

Да, прогрессивные силы могут играть реакционную роль, и Новороссия — это наша Вандея. Плавание в национальных вопросах и уход от проблем их адекватного решения в абстрактный интернационализм не позволил левым сориентироваться, но это проблема левых, а не исторических событий.

— Нет ли у них ощущения, что правые очень мастерски перехватывают народный протест, входя в блок, в том числе, с профсоюзниками, например, с горняцким профсоюзом (по некоторой информации, один из бывших руководителей «Азова» Игорь КНЯЖАНСКИЙ вообще чуть было не стал замом главы Независимого профсоюза горняков Михаила ВОЛЫНЦА)? Насколько это широкий тренд? И что делать в этой связи левым?

— Правые действительно успешно используют социальную риторику и паразитируют на рабочем движении, при этом выступая против естественных интересов рабочих — социального равенства и обобществлении частной собственности на средства производства.

Социальные права в понимании правых — это «достойные» зарплаты и лояльное начальство. То есть понимание социальной проблемы у националистов поверхностное и вульгарное, без научного подхода, и с единственным рецептом — «изберите нас во власть, и мы как-то порешаем ваши проблемы».

Это очень опасная тенденция, но она не нова. Бороться с этим нужно в первую очередь идеологически, объясняя рабочим разницу между левыми и правыми, их целями и задачами, призывать рабочих не участвовать в жизни тех профсоюзов, которые дискредитировали себя сотрудничеством с националистами.

Можно было бы, конечно, и более радикальные методы конкуренции с правыми использовать, но сегодня это не реально по причине малого количества левых в Украине и отсутствия организации с широкой сетью.

Но хочется верить, что нет худа без добра, и вполне возможно, что антифашизм станет как-раз той необходимостью, которая объединит украинских социалистов, и такая организация вырастет из борьбы с правыми.

— Нет ли, в этой связи, мысли о сотрудничестве с другими организациями?

— В данное время мы готовы сотрудничать со всеми адекватными левыми силами, как в Украине, так и в других странах, и замыкаться в левацкую секту не собираемся. Что касается Украины, то достаточно близкой нам организацией считаем «Социальный Рух».

— Вы говорите, что «СоцРух» достаточно близкая вам организация и в то же время критикуйте его за позитивное отношение к парламентской демократии. Так в чём тогда заключается близость «Руха» и «ЧК»?

— «Соцрух» нам близок идейно, методы работы разные…

— Кратко, но содержательно… Хорошо, тогда последний вопрос — какие, на Ваш взгляд, вообще перспективы у левых на Украине?

— Перспективы левых в Украине пока оставляют желать лучшего. Опять же, мы не можем в полной мере вести работу в связи с тем, что коммунистическая идеология находится под запретом. Вместе с тем, достаточно обнадёживающим последнее время является осознание левыми необходимости объединять усилия, координировать свои действия.

Радует так же осознание левыми того, что пора вылезать из догм и бесконечного применения шаблонов и клише столетней давности, в связи с изменением объективных условий и искать ответы на вопросы, которые ставит современность.

Беседовали — Александр УЛЬЯНЫЧЕВ и Павел КАТОРЖЕВСКИЙ

 


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


− шесть = 2

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

«Червона Колона»: Пора вылезать из догм и искать ответы на вопросы, которые ставит современность

1977-_2720970041800609_cr_cr 06/10/2016

Процессы, происходящие на постсоветском пространстве после развала СССР, связанные со всё большей капитализацией экономических отношений, когда доход от них получают не все, но немногие, не могут не вызывать естественного протеста у людей, сохраняющих верность идее социальной справедливости. При этом всё более явственно встаёт проблема социального расслоения и стремительно растёт пропасть между богатыми и бедными, а банальное присвоение национальных богатств компрадорской буржуазией и нанятыми ею политиками прикрывается демагогическим рассуждениями о «пользе» «эффективных менеджеров» (быстро и незаметно превращающихся в процессе дискуссии в «хозяев»).

Традиционно протест против социальной несправедливости аккумулируют и артикулируют левые. И количество левых общественно-политических организаций, пытающихся противостоять капитализации не только экономических, но и, в целом, общественных отношений, растёт. При этом экономические и политические потрясения, как водится, особенно оживляют крайние фланги политического спектра.

Предлагаем вашему вниманию интервью с представительницей украинской леворадикальной (как они сами себя представляют) организации «Червона колона» Валентиной СЕНЧЕНКО, возникшей недавно на обломках ряда других левых объединений, работа которых в Украине стала по тем или иным причинам невозможной.

При этом, на наш взгляд, позиция украинских товарищей слишком максималистична, и, в этом смысле, не вполне конструктивна, органически содержит в себе возможность «охоты на ведьм» (чем местами ребята и занимаются — это будет видно в интервью), продолжая, в этом смысле,  «дурную» традицию догматического советского марксизма (в его сталинском исполнении), от которого, в то же время, представители «ЧК» пытаются открещиваться. Смущает также фактическое игнорирование украинскими товарищами каких бы то ни было легальных форм борьбы, в то время как инструменты переходы к «прямому народовластию» и «общественной собственности» никак не прописаны, что снова предполагает пресловутое «революционное насилие» (наша собеседница так прямо и говорит — о «насильственном свержении власти»), несмотря на то, что, по мнению части нашей редакции, оно сильно доказало свою неэффективность в опыте построения социалистических государств у нас, в Китае, Камбодже и так далее.

Тем не менее, интервью мы считаем показательным — в том смысле, какими именно могут стать «левые» в стеснённых для себя условиях (ведь, насколько мы знаем, современная Украина — не лучшая площадка для создания новых «левых» организаций), будучи ещё, ко всему прочему, ещё и идеологически дезориентированными.

В общем, в «экзотариуме» украинских левых прибыло, однако нас не покидает ощущение, что «Червона колона» скоро станет «невестой на выданье», и многие другие, более состоятельные и многочисленные левые украинские организации станут её «сватать».

chervona-kolona_______

— Расскажи, пожалуйста, про то, как появилась организация.

— Во время и после Евромайдана 2014 года левые в Украине оказались не готовыми к тому, чтобы адекватно отреагировать на данное событие. Потом и без того находившееся в плачевном состоянии левое движение весьма существенно подкосил закон о декоммунизации. В связи с такой ситуацией понимание необходимости в создания адекватной левой организации возникло давно.

Поэтому, когда российская троцкистская организация РРП (Революционная рабочая партия) предложила пополнить её ряды, группа украинских левых с энтузиазмом восприняла данное предложение. Принципиальным для нас была, в первую очередь, позиция по вопросу противостояния Россия — Украина. Таким образом была создана региональная организация РРП — РРП-Украина.

Однако, в процессе нескольких месяцев совместной работы вскрылись существенные противоречия, такие, например, как непонимание руководством РРП местной специфики работы, тактики и ряда мелких нюансов. Непосредственной причиной выхода из данной организации послужил принципиальный для нас вопрос участия в избирательном процессе. Для нас это было категорически неприемлемо.

В итоге выхода РРП-У была реорганизована в украинскую леворадикальную организацию ЧК («Червона Колона»).

Из Манифеста «Червоной Колоны»

23 июня был создан союз украинских левых сил — Красная Колонна. Нашей целью стоит объединение всех разрозненных украинских коммунистов, социалистов, в единое движение на всей территории Украины и на неподконтрольных территориях Донбасса. Для совместной работы по достижению следующих первоочередных целей:

  1. Прекращение войны на Востоке;
  2. Передача всего капитала и средств производства в управление трудящихся;
  3. Национализация земли и природных ресурсов;
  4. Отказ от экономически и политически губительной для Украины евроинтеграции;
  5. Роспуск всех буржуазных антинародных партий-лоббистов.

Призываем всех сознательных левых в наши ряды, для становления принципиально нового всеукраинского левого движения. Только слаженные действия могут ударить по разросшейся национал-капиталистической чуме.

Присоединяйтесь к рядам нашей Красной Колонны!
Станьте частью ударного кулака против украинской буржуазии!

— Если можно, вкратце изложите основные идеологические принципы и пару слов о работе над программой, которая, как нам известно, ведётся активно.

— Червона колона стоит на следующих идеологических позициях:

Мы выступаем ЗА: прямое народовластие; общественную собственность на средства производства; национализацию экономики и всех природных ресурсов; защиту прав трудящихся; сохранение и развитие украинской национальной культуры; правовое равенство; пролетарский интернационализм.

Мы выступаем ПРОТИВ: капитализма и империализма во всех их проявлениях; авторитаризма; космополитизма; национализма; коллаборационизма; клерикализма; шовинизма; глобализации; ревизионизма. *

* C программой организации с середины августа можно ознакомиться в официальном «паблике» «Червоной колоны». — Left.BY.

— Можно пару слов о том, легко ли вам работать в сложившихся в Украине условиях?

— Условий для работы практически нет, ведь по факту наша идеология на территории Украины вне закона. Засилье правых группировок и небольшое количество участников самой «Червоной Колоны» осложняет дело, но работа непременно будет вестись. Ещё более осложнена работа на оккупированных территориях так называемых ЛДНР, поскольку здесь вне закона любые движения, кроме тех, которые под контролем местных “властей”, известны случаи ареста местных левых, например, за расклейку агитационных листовок. Однако работа и на этой территории будет вестись, хотя и с большей осторожностью.

— Можно кратко прокомментировать, почему ЧК принципиально не хочет получать государственную регистрацию?

— Не видим необходимости принимать участие в буржуазных выборах, которые, к тому же в Украине превратились в очевидный для народа фарс: политики, не таясь, раздают деньги, подкупают избирателей и тому подобное. Более того, это было бы политическое самоубийство, учитывая отношение населения к ним. Кстати, о недоверии к выборам говорит очень низкая явка на последних избирательных процессах, которая составила всего лишь около половины избирателей. Да и регистрация не даёт каких-либо видимых преимуществ…

— Каково ваше отношение к прежним игрокам левого украинского политического поля, например, к «Организации марксистов», равно как и их продолжениям — «Бороцьбе» и «Левой оппозиции«.

 — «Организация марксистов» представляла собой объединение людей и политических групп с достаточно разными взглядами на природу «социализма» в СССР и марксистскую теорию вообще: от сталинистов-маоистов до троцкистов, а затем и сторонников теории государственного капитализма, то есть левых коммунистов. Такой идейный разнобой, насколько мы понимаем, стал одной из причин развала организации, которая существовала с 2007 по 2011 годы.

Крупнейшим её «осколком» можно считать «Боротьбу», менее многочисленный состоялся как троцкистская «Левая оппозиция» (последняя недавно по существу была переформатирована в «Социальный рух»).

При этом к опыту как «Организации марксистов», так и её производных, по нашему мнению, следует относится более, чем критически.

«Боротьба» с момента своего появления стояла на несколько завуалированных идейных позициях, которые можно обозначить как «стыдливый сталинизм». К «Боротьбе» некоторое время присоединялись бывшие члены КПУ, что только укрепляло их в критике последней. Теперь они, наоборот, оплакивают запрет КПУ. Сейчас нет особого смысла в разборе нюансов финансирования «Боротьбы» или прочих любопытных моментов их деятельности, но уверено можно сказать одно – организация на деле оказалась инструментом российского империализма. Говорят, сегодня «пациент скорее мёртв, чем жив».

Что же касается «Левой оппозиции», то нам никак не могут импонировать её реформистские воззрения, в частности, такой немаловажный момент, как отношение к парламентаризму.

— Теперь попробуйте охарактеризовать ваше отношение к КПУ, социалистам Витренко и их проектам, в том числе по созданию блока «Левая оппозиция» (название которого, как легко заметить, было «мастерски» и бессовестно позаимствовано у более молодых товарищей)?

— Так называемая «Коммунистическая партия Украины» всегда была обычной буржуазной парламентской партией. Депутаты КПУ долгие годы протирали штаны в Верховной Раде, входя в коалиции и голосуя вместе с представителями других буржуазных партий, которые, соответственно, финансировались из бездонных карманов тех, с кем КПУ якобы самоотверженно боролись.

Коммунистической её можно считать разве что по названию или по использованию соответствующей символики на красном полотнище. Идеологическая платформа КПУ построена на сталинизме и пророссийском государственном патриотизме, который всегда переплетался с воздыханиями о «социализме» СССР и верою в его возрождения среди некоторой части идеализирующих безвозвратное прошлое людей старшего возраста. Непосредственно «Коммунистическую партию Украины» нужно рассматривать наравне с КПРФ как осколок КПСС (тем более, что КПУ наравне с КПРФ входит в любопытную «зонтичную» структуру — СКП-КПСС, считающую себя прямой преемницей единой КПСС. — Left.BY), а их лидеров исключительно в качестве политических спекулянтов на идеях социальной справедливости. Даже многие рядовые активисты КПУ, среди которых несомненно были честные идейные романтики, достаточно критически относились к Петру СИМОНЕНКО и другим членах высшего руководства партии.

Так или иначе, но в целом это никак не меняло самой сущности этой партии – левой подпорки капитала, верной прислуги господ из правящей до событий Майдана олигархической «Партии регионов».

Нельзя сказать, что КПУ имела действительно серьёзное влияние среди рабочего класса Украины, хотя всегда пыталась выставить себя защитницей интересов последнего. Печатный орган её дочерней организации «Всеукраинский союз рабочих» так и назывался — «Рабочий класс». Подавляющее же большинство рабочих отлично понимало характер того «социализма» и «коммунизма», который крылся в проповедях вождей КПУ и всех её «конторок». К нему вполне может подойти описание «феодального социализма» из «Манифеста Коммунистической партии» Маркса и Энгельса:

«наполовину похоронная песнь – наполовину пасквиль, наполовину отголосок прошлого – наполовину угроза будущего, подчас поражающий буржуазию в самое сердце своим горьким, остроумным, язвительным приговором, но всегда производящий комическое впечатление полной неспособностью понять ход современной истории. Аристократия размахивала нищенской сумой пролетариата как знаменем, чтобы повести за собою народ. Но всякий раз, когда он следовал за нею, он замечал на ее заду старые феодальные гербы и разбегался с громким и непочтительным хохотом».

То же самое мы вполне можем сказать о других официальных «социалистических» партиях, в том числе о ПСПУ Наталии ВИТРЕНКО, – защитницы канувшего в историю «социализма», «русского мира» и каноноческого православия.

Формальный запрет КПУ не слишком напугал её партийных боссов и других видных деятелей. Они свободно баллотируются в депутаты парламента, не особо скрывают свою партийность, и пока Симоненко и Ко готовы продолжать морочить головы трудящимся под новым брендом «Левая оппозиция».

— Вы постоянно говорите о радикальности вашей организации. В чём для Вас лично заключается суть радикализма? Воможно, даже его привлекательность?

Радикальность для меня — это полное отрицание борьбы с буржуазией с помощью буржуазных мер. Ни выборы, ни профсоюзы, ни какие-то промежуточные требования не дадут результата здесь. Лишь насильственное свержение власти. И протест у нас давно уже вышел из проходных на улицы, на Майдан.

— Как вы можете прокомментировать упрёки в ваш адрес некоторых наших украинских товарищей в «излишнем патриотизме»? И то, что в ваших программных установках одними из целей заявлены построение мощного украинского государства и поддержка развития украинской культуры, о чём Вы сами выше говорили? То есть только украинской? И при чём тут тогда заявленный вами интернационализм?

— Национально-освободительная борьба для нас — это именно одна из форм классовой борьбы (по Троцкому) — хотя, смею заметить, что троцкистов у нас в организации всего один. Все остальные — левые коммунисты.

Да, мы не признаём анклавов РФ — так называемых ЛДНР (в том числе и левые ячейки, находящиеся на оккупированых территориях Донецка и Луганска). В то же время, мы понимаем, что национально-освободительная борьба уже давно нивелирована буржуазией Украины и сейчас её продолжать в формате АТО не имеет смысла. В любом случае, пролетариат в Украине в проигрыше, поэтому, мы выступаем за прекращение бойни, прекрасно осознавая, что наличие ЛНР и ДНР позволит режиму Путина ещё долгие годы шантажировать Украину. Однако, у властей не будет шикарного повода всё — от повышения тарифов до ужесточения режима — списывать на АТО. Только таким образом возможно продолжение борьбы социальной.

Допуская национально-освободительное движения в угнетённых странах, мы также понимаем, что они условно прогрессивны, — то есть лишь до определённого момента. После освобождения — это реакционность в чистом виде.

Да, мы — интернационалисты. Однако наша позиция — настоящий интернационализм — это равноправное сотрудничество с другими странами, основанное на взаимном уважении, исходя из Ленинского «Права наций». Абстрактный империализм «Боротьбы» и большинства, если не всех левых российских организаций, нам чужд. Очередная метрополия нам не нужна.

Ну, а пока само экономическое развитие общества не способствует процессу безнации. Но этот процесс должен происходить естественным путём, а не директивами партий.

— Вы упомянули выше, что принципиальной для вас является позиция по вопросу противостояния Россия-Украина. Что вы понимаете под противостоянием и какова именно ваша позиция? Что вы в ней считаете принципиально важным?

— Так вот, относительно Украины-России поясняю: в конфликте, начавшемся с Майдана, который мы считаем прогрессивным явлением, неудавшийся буржуазной революцией, мы занимаем сторону Украины. Аннексия Крыма и развязанная впоследствии война в Донбассе привела к созданию империалистических анклавов ДНР-ЛНР, посредством которых Путин, вследствие Минских соглашений, ещё долго будет шантажировать Украину. У нас есть товарищи на оккупированных территориях, большая ячейка в Донецке, меньшая в Луганске и мы много знаем о «народной» власти «народных» республик.

Предугадываю ваш очередной вопрос относительно национализма…

Да, иногда в истории случается прогрессивную роль играть реакционным силам. Так было в Украине.

Да, прогрессивные силы могут играть реакционную роль, и Новороссия — это наша Вандея. Плавание в национальных вопросах и уход от проблем их адекватного решения в абстрактный интернационализм не позволил левым сориентироваться, но это проблема левых, а не исторических событий.

— Нет ли у них ощущения, что правые очень мастерски перехватывают народный протест, входя в блок, в том числе, с профсоюзниками, например, с горняцким профсоюзом (по некоторой информации, один из бывших руководителей «Азова» Игорь КНЯЖАНСКИЙ вообще чуть было не стал замом главы Независимого профсоюза горняков Михаила ВОЛЫНЦА)? Насколько это широкий тренд? И что делать в этой связи левым?

— Правые действительно успешно используют социальную риторику и паразитируют на рабочем движении, при этом выступая против естественных интересов рабочих — социального равенства и обобществлении частной собственности на средства производства.

Социальные права в понимании правых — это «достойные» зарплаты и лояльное начальство. То есть понимание социальной проблемы у националистов поверхностное и вульгарное, без научного подхода, и с единственным рецептом — «изберите нас во власть, и мы как-то порешаем ваши проблемы».

Это очень опасная тенденция, но она не нова. Бороться с этим нужно в первую очередь идеологически, объясняя рабочим разницу между левыми и правыми, их целями и задачами, призывать рабочих не участвовать в жизни тех профсоюзов, которые дискредитировали себя сотрудничеством с националистами.

Можно было бы, конечно, и более радикальные методы конкуренции с правыми использовать, но сегодня это не реально по причине малого количества левых в Украине и отсутствия организации с широкой сетью.

Но хочется верить, что нет худа без добра, и вполне возможно, что антифашизм станет как-раз той необходимостью, которая объединит украинских социалистов, и такая организация вырастет из борьбы с правыми.

— Нет ли, в этой связи, мысли о сотрудничестве с другими организациями?

— В данное время мы готовы сотрудничать со всеми адекватными левыми силами, как в Украине, так и в других странах, и замыкаться в левацкую секту не собираемся. Что касается Украины, то достаточно близкой нам организацией считаем «Социальный Рух».

— Вы говорите, что «СоцРух» достаточно близкая вам организация и в то же время критикуйте его за позитивное отношение к парламентской демократии. Так в чём тогда заключается близость «Руха» и «ЧК»?

— «Соцрух» нам близок идейно, методы работы разные…

— Кратко, но содержательно… Хорошо, тогда последний вопрос — какие, на Ваш взгляд, вообще перспективы у левых на Украине?

— Перспективы левых в Украине пока оставляют желать лучшего. Опять же, мы не можем в полной мере вести работу в связи с тем, что коммунистическая идеология находится под запретом. Вместе с тем, достаточно обнадёживающим последнее время является осознание левыми необходимости объединять усилия, координировать свои действия.

Радует так же осознание левыми того, что пора вылезать из догм и бесконечного применения шаблонов и клише столетней давности, в связи с изменением объективных условий и искать ответы на вопросы, которые ставит современность.

Беседовали — Александр УЛЬЯНЫЧЕВ и Павел КАТОРЖЕВСКИЙ

 

By
@
backtotop